Библиотека. Исследователям Катынского дела.

 

 

Российская академия наук Институт славяноведения
Федеральная архивная служба России
Государственный архив Российской Федерации

Российский государственный архив социально-политической истории

СОВЕТСКИЙ ФАКТОР В ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ
1944 -1953
В ДВУХ ТОМАХ ДОКУМЕНТЫ

Т. 1.1944-1948 ДОКУМЕНТЫ

Редакционная коллегия тома:
д.и.н. Т.В.Волокитина (отв. редактор), д.и.н. Г.П.Мурашко,
к.и.н. О.В.Наумов, д.и.н. А.Ф.Носкова, Т.В.Царевская

Москва
РОССПЭН
1999

ББК 66.4(0)6 С 56

Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) проект № 98-01-16190

Составление, научные комментарии: Т.В.Волокитина, Г.П.Мурашко, А.Ф.Носкова
Рецензенты: д.и.н. Е.Ю.Гуськова, к.и.н. Н.В.Васильева
Археографическая обработка, указатель имен: Т.В.Волокитина, Д.А.Ермакова
Введение Т.В.Волокитина

С 56 Советский фактор в Восточной Европе. 1944—1953 гг. В 2-х тт. Документы / Т. 1. 1944—1948 гг. Отв. редактор — Т.В.Волокитина. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999. - 687 с.

Сборник документов из 4-х федеральных архивов показывает влияние советского фактора в Албании, Болгарии, Венгрии, Польше, Румынии, Чехословакии и Югославии в 1944—1948 гг., его роль в становлении коммунистических режимов в Восточной Европе. Документы позволяют объяснить, почему при наличии в странах региона либерально-демократических, аграристских и социал-демократических программ послевоенного общественного развития победила в конечном счете коммунистическая альтернатива, определить баланс внешнего и внутреннего факторов в этом процессе.

Документы проливают свет на динамику советской политики в регионе — от поддержки тактики демократического блока на антифашистской основе до ориентации на леворадикальные силы в компартиях, от эволюционных концепций «национального пути» к социализму до точного воспроизводства советской модели и абсолютного контроля за коммунистами в Восточной Европе. Многие документы характеризуют политические формы советского влияния на внутренние процессы в регионе, а также и репрессивно-силовые методы воздействия на общество.

© «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999.
© Институт славяноведения РАН, в лице составителей, 1999.
© Государственный архив Российской Федерации, 1999. ISBN 5-8243-0009-7
© Российский государственный архив coциально-политической истории, 1999.

ISBN 5-8243-0083-6

 

Перечень документов

№ 1. 10 января 1944 г. — Записка руководителя Комиссии Народного комиссариата иностранных дел (НКИД) СССР по возмещению ущерба, нанесенного Советскому Союзу гитлеровской Германией и ее союзниками, И.М.Майского народному комиссару иностранных дел В.М.Молотову по вопросам будущего мира и послевоенного устройства.

№ 2. 23 февраля 1944 г. — Записка сотрудников аппарата ЦК ВКП(б) Г.М.Димитрова и Д.З.Мануильского В.М.Молотову, Г.М.Маленкову и А.С.Щербакову об оказании помощи Центральному бюро коммунистов Польши (ЦБКП) в организации военных курсов по подготовке политсостава польских воинских частей в СССР.

№ 3. 3 апреля 1944 г. — Постановление Государственного комитета обороны (ГКО) о создании Военного совета польской армии.

№ 4. 10 апреля 1944 г. — Постановление ГКО в связи с вступлением Красной Армии на территорию Румынии.

№ 5. [Не ранее 17 апреля 1944 г.] — Докладная записка комиссара государственной безопасности Г.С.Жукова в ЦК ВКП(б) Д.З.Мануильскому о структуре органов контрразведки в польской армии в СССР.

№ 6. 4 мая 1944 г. — Запись беседы И.В.Сталина и В.М.Молотова с ксендзом С.Орлеманьским (США) о польской армии в СССР, польских политических организациях в Америке, составе будущего правительства Польши и др.

№ 7. 4 июля 1944 г. — Записка членов ЦБКП С.Радкевича и Я.Бермана Д.З.Мануильскому с предложением о создании в Москве представительств польских политических партий и групп.

№ 8. 20 июля 1944 г. — Донесение наркома внутренних дел СССР Л.П.Берии И.В.Сталину о ходе операции по разоружению солдат и офицеров Армии Крайовой (АК) и дальнейших мерах по отношению к ним.

№ 9. 3 августа 1944 г. — Запись беседы И.В.Сталина с делегацией правительства Польши в эмиграции во главе с премьер-министром С.Миколайчиком по германскому вопросу, о создании Временного правительства, состоянии АК, границах Польши.

№ 10. 8 августа 1944 г. — Из дневника В.М.Молотова. Прием представителей правительства Польши в эмиграции С.Миколайчика, С.Грабского, Т.Ромера и представителей Польского комитета национального освобождения (ПКНО) Б.Берута и Э.Осубки-Моравского по вопросам формирования коалиционного правительства.

№ 11. 9 августа 1944 г. — Запись беседы И.В.Сталина с членами польской правительственной делегации во главе с С.Миколайчиком о возвращении премьер-министра в страну, помощи восставшей Варшаве, послевоенной политике по отношению к Германии.

№ 12. 6 сентября 1944 г. — Запись беседы советника Представительства правительства СССР при ПКНО В.Г.Яковлева с председателем ПКНО Э.Осубка-Моравским о выделении транспорта для польской стороны, участии О.Ланге в работе ПКНО и др.

№ 13. 7 сентября 1944 г. — Постановление ГКО о мероприятиях по оказанию помощи Народно-освободительной армии Югославии (НОЛЮ).

№ 14. 8 сентября 1944 г. — Запись беседы В.Г.Яковлева с председателем Крайовой рады народовой (КРН) Б.Берутом по поводу подписания советско-польского соглашения об эвакуации украинского, белорусского и польского населения, положения украинцев на территории Польши и др.

№ 15. 18 сентября 1944 г. — Донесение Л.П.Берии И.В.Сталину, В.М.Молотову и Г.М.Маленкову об антисоветских действиях польских подпольных организаций в Западной Белоруссии и на территории Литвы и чекистско-войсковых операциях по их ликвидации.

№ 16. 1 октября 1944 г. — Постановление ГКО о предоставлении товаров и продовольствия по просьбе ПКНО.

№ 17. 11 октября 1944 г. — Предварительные условия перемирия, принятые делегацией Венгрии.

№ 18. 13 октября 1944 г. — Докладная записка Л.П.Берии И.В.Сталину о сосредоточении войск НКВД СССР в г. Люблине и его районе.

№ 19. 14 октября 1944 г. — Представление заместителя начальника Генерального штаба Красной Армии генерала армии А.И.Антонова главе венгерской миссии генерал-полковнику Г.Фараго по поводу невыполнения принятых на себя Венгрией предварительных условий перемирия.

№ 20. 14 октября 1944 г. — Сопроводительное письмо Л.П.Берии В.М.Молотову к докладной записке заместителя наркома внутренних дел СССР И.А.Серова о проведенных оперативно-чекистских мероприятиях в г. Крайове.

№ 21. 26 октября 1944 г. — Письмо Чрезвычайного и Полномочного Посла Великобритании в СССР А.Д.Кларка Керра В.М.Молотову о возможности возникновения беспорядков и вооруженных столкновений в Румынии.

№ 22. 1 ноября 1944 г. — Докладная записка Л.П.Берии И.В.Сталину, В.М.Молотову, А.Я.Вышинскому, А.И.Антонову с изложением приказа Главного верховного командования Румынии о праве применения оружия против советских военнослужащих.

№ 23. 27 ноября 1944 г. — Информационное письмо сотрудников НКИД СССР Г.М.Пушкина и Б.Я.Гейгера заместителю наркома иностранных дел СССР В.Г.Деканозову о новых предложениях венгерской делегации по вопросу образования венгерского правительства в г. Дебрецене.

№ 24. 6 декабря 1944 г. — Из дневника В.М.Молотова. Прием членов венгерской делегации по вопросу о декларации к венгерскому народу и формировании Временного Национального правительства Венгрии.

№ 25. 13 декабря 1944 г. — Постановление ГКО о мероприятиях в связи с созывом Временного Национального собрания и формированием Временного Национального правительства Венгрии.

№ 26. 15 декабря 1944 г. — Информационное письмо В.Г.Деканозова В.М.Молотову о разговоре по ВЧ с заместителем председателя Союзной Контрольной Комиссии (СКК) в Венгрии генерал-полковником танковых войск И.З.Сусайковым о созыве Временного Национального собрания и формировании Временного Национального правительства Венгрии.

№ 27. 16 декабря 1944 г. — Постановление ГКО об интернировании трудоспособного немецкого населения на территории Болгарии, Венгрии, Румынии, Чехословакии и Югославии и отправке его на работу в СССР.

№ 28. 20 декабря 1944 г. — Запись разговора по ВЧ В.Г.Деканозова с И.З.Сусайковым и Г.М.Пушкиным о руководстве Временного Национального собрания Венгрии, составе будущего правительства и др.

№ 29. 21 декабря 1944 г. — Запись разговора по ВЧ В.Г.Деканозова с И.З.Сусайковым и Г.М.Пушкиным об открытии первого заседания Временного Национального собрания Венгрии.

№ 30. 30 декабря 1944 г. — Постановление ГКО о прохождении службы генералами и офицерами Красной Армии, командированными в польскую армию.

№ 31. 10 января 1945 г. — Докладная записка корреспондента ТАСС в Румынии В.Морева ответственному руководителю ТАСС Н.Г.Пальгунову о беседах с членами руководства КПР Л.Патрашкану и В.Лукой.

№ 32. 11 января 1945 г. — Донесение Л.П.Берии И.В.Сталину о мерах по усилению гарнизонов войск НКВД СССР на территории Румынии.

№ 33. 20 января 1945 г. — Донесение Л.П.Берии И.В.Сталину и В.М.Молотову об отправке на работу в СССР немцев, интернированных на территории Венгрии, Румынии, Чехословакии и Югославии.

№ 34. 23 января 1945 г. — Письмо И.В.Сталина Президенту Чехословацкой Республики Э.Бенешу в связи с событиями в Закарпатской Украине.

№ 35. 5 февраля 1945 г. — Из доклада секретаря ЦК КПЮ Э.Карделя в Отделе международной информации (ОМИ) ЦК ВКП(б) о политической ситуации в Югославии.

№ 36. 10 февраля 1945 г. — Письмо болгарского писателя руководителя Дирекции радиовещания Болгарии О.Василева Г.М.Димитрову о необходимости широкого привлечения советских специалистов к экономическому и культурному строительству в Болгарии.

№ 37. 10 февраля 1945 г. — Постановление ГКО о мерах по оказанию помощи югославской армии в целях превращения ее в регулярную.

№ 38. 12 февраля 1945 г. — Письмо военнопленных генералов румынской армии И.В.Сталину с выражением поддержки программы Национально-демократического фронта (НДФ) и просьбой об образовании филиала Общества румынских военнопленных для усиления связи с СССР.

№ 39. 20 февраля 1945 г. — Постановление ГКО о советско-польской границе, функциях польской администрации, обязанностях оперативно-чекистских групп и войск НКВД на территории Польши, командировании советников в Министерства общественной безопасности и общественной администрации и др.

№ 40. 3 марта 1945 г. — Телефонограмма по ВЧ политического советника СКК в Румынии А.П.Павлова В.М.Молотову о необходимости привлечения Н.Радеску к ответственности в связи с беспорядками в стране и проведения расследования его антисоюзнической деятельности.

№ 41. 5 марта 1945 г. — Телефонограмма по ВЧ А.Я.Вышинского В.М.Молотову с проектом ответа заместителю Политического Представителя Великобритании в Румынии Д.Марджерибенксу о внутриполитическом положении Румынии при правительстве Н.Радеску и принципах образования нового румынского правительства.

№ 42. 5 марта 1945 г. — Из донесения Л.П.Берии И.В.Сталину и В.М.Молотову о наличии военнопленных и их национальном составе.

№ 43. 7 марта 1945 г. — Постановление ГКО о первоочередных экономических мероприятиях венгерского правительства и об удовлетворении его просьбы об оказании помощи.

№ 44. 17 марта 1945 г. — Постановление ГКО об учреждении при Временном Польском правительстве экономической миссии Советского правительства.

№ 45. 17 марта 1945 г. — Письмо генерального секретаря ЦК компартии Венгрии М. Ракоши заведующему ОМИ ЦК ВКП(б) Г.М.Димитрову о внутриполитическом и экономическом положении Венгрии.

№ 46. 17 марта 1945 г. — Из дневника Чрезвычайного и Полномочного Посла СССР в Великобритании Ф.Т.Гусева. Запись беседы с Э.Бенешем и министром иностранных дел Чехословакии Я.Масариком о составе чехословацкого правительства, переселении немцев и границах страны.

№ 47. 19 марта 1945 г. — Замечания заведующего IV Европейским отделом (ЕО) НКИД СССР В.А.Зорина по проекту программы правительства Национального Фронта Чехов и Словаков, разработанному Заграничным руководством КПЧ.

№ 48. 23 марта 1945 г. — Письмо заместителя заведующего ОМИ ЦК ВКП(б) Л.С.Баранова М.Ракоши об отправке на родину венгерских коммунистов и с просьбой о присылке копий партийных документов и информации по ряду вопросов.

№ 49. 2 апреля 1945 г. — Постановление ГКО об охране границы между Польшей и Чехословакией погранотрядами НКВД СССР.

№ 50. 2 апреля 1945 г. — Постановление ГКО об организации охраны Президента Э.Бенеша и правительства Чехословакии силами НКВД СССР.

№ 51. 2 апреля 1945 г. —Донесение И.А.Серова Л.П.Берии о дезертирстве из рядов 2-й Польской армии.

№ 52. 13 апреля 1945 г. — Постановление ГКО о дополнительном предоставлении правительству Чехословакии вооружения и военного имущества и выделении офицеров-инструкторов для чехословацкой армии.

№ 53. 23 апреля 1945 г. — Записка Л.С.Баранова Г.М.Димитрову о посылке спецкурьера в Румынию для получения необходимой информации по ряду вопросов.

№ 54. 25 мая 1945 г. — Из дневника В.А.Зорина. Из записи беседы с премьер-министром Чехословакии З.Фирлингером и заместителем министра иностранных дел В.Клементисом о возможном трипартитном соглашении между СССР, Чехословакией и Польшей, поведении солдат Красной Армии в Западной Словакии и др.

№ 55. 25 мая 1945 г. — Из дневника советника посольства СССР в Чехословакии Н.Я.Демьянова. Запись беседы с представителями Министерства промышленности В.Эрбаном и М.Радой об оказании советскими экономистами помощи Чехословакии в восстановлении и управлении промышленностью.

№ 56. 29 мая 1945 г. — Докладная записка Л.П.Берии И.В.Сталину и В.М.Молотову о закрытии границы между Польшей и Чехословакией и пресечении попыток поляков возвратиться на территорию Польши из Чехословакии.

№ 57. 23 июня 1945 г. — Из стенограммы выступления М.Ракоши в ОМИ ЦК ВКП(б) о положении в Венгрии и деятельности венгерской компартии.

№ 58. 27 июня 1945 г. — Из дневника В.М.Молотова. Запись беседы с вице-премьером польского Временного правительства национального единства С.Миколайчиком по вопросу освобождения поляков, осужденных по «процессу 16-ти».

№ 59. 28 июня 1945 г. — Запись беседы И.В.Сталина с З.Фирлингером и В.Клементисом по вопросу о Закарпатской Украине, Тешинской области и трофейном имуществе.

№ 60. 29 июня 1945 г. — Докладная записка наркомов внутренних дел и государственной безопасности СССР Л.П.Берии и В.Н.Меркулова И.В.Сталину и В.М.Молотову о намечаемых мерах по усилению охраны Й.Б.Тито.

№ 61. 2 июля 1945 г. — Из дневника политического советника СКК в Венгрии Г.М.Пушкина. Запись беседы с министром иностранных дел Я.Дьёндёши об ограничении деятельности политической полиции Венгрии и других вопросах внутриполитического положения страны.

№ 62. 4 июля 1945 г. — Донесение по ВЧ И.А.Серова Л.П.Берии о произволе чехословацких властей при переселении немцев из Чехословакии.

№ 63. 8 июля 1945 г. — Письмо лидера радикальной партии М.Милосавлевича послу СССР в Югославии И.В.Садчикову о необходимости замены Временного правительства Й.Б.Тито на коалиционное.

№ 64. 9 июля 1945 г. — Донесение Л.П.Берии И.В.Сталину, В.М.Молотову и Г.М.Маленкову о подготовке подпольной группой Народовых сил збройных (НСЗ) покушения на Б.Берута и М.Ролю-Жимерского и аресте участников группы.

№ 65. 10 июля 1945 г. — Докладная записка Л.П.Берии И.В.Сталину о передаче польско-чехословацкой границы под охрану частей Войска Польского.

№ 66. 13 июля 1945 г. — Докладная записка Л.П.Берии И.В.Сталину о мероприятиях по охране Й.Б.Тито и массовых мероприятий в Белграде.

№ 67. 17 июля 1945 г. — Из дневника Г.М.Пушкина. Запись беседы с руководителем социал-демократической партии Венгрии (СДПВ) А.Сакашичем о перестановках в правительстве, предполагаемых изменениях в руководстве СДПВ и др.

№ 68. 11 августа 1945 г. — Докладная записка Л.П.Берии и В.Н.Меркулова И.В.Сталину и В.М.Молотову о завершении работы по организации личной охраны Б.Берута, В.Гомулки и Э.Осубки-Моравского.

№ 69. 13 августа 1945 г. — Постановление ГКО об освобождении и отправке на родину военнопленных рядового и унтер-офицерского состава.

№ 70. 15 августа 1945 г. — Информационное письмо начальника VII Управления ГлавПУРККА М.И.Бурцева Г.М.Димитрову с изложением донесения начальника 7-го отдела Политуправления Центральной группы войск об откликах в Венгрии на антивенгерскую политику чехословацкого правительства.

№ 71. 17 августа 1945 г. — Донесение советника НКВД СССР при Министерстве общественной безопасности Польши Н.Н.Селивановского Л.П.Берии о еврейском погроме в г. Кракове.

№ 72. 28 августа 1945 г. — Письмо А.Я.Вышинского А.Д.Кларку Керру относительно оценки английской стороной политического положения в Болгарии.

№ 73. 29 августа 1945 г. — Письмо заведующего Отделом Балканских стран (ОБС) НКИД СССР А.А.Лаврищева В.М.Молотову о содержании избирательного закона Болгарии.

№ 74. 1 сентября 1945 г. — Донесение Н.Н.Селивановского Л.П.Берии о взрывах обелисков, установленных в память погибших на территории Польши советских воинов.

№ 75. 10 сентября 1945 г. — Письмо А.Я.Вышинского Чрезвычайному и Полномочному Послу США в СССР У.А.Гарриману с изложением позиции советской стороны по вопросу о правительстве П.Грозы.

№ 76. 10 сентября 1945 г. — Из дневника А.Я.Вышинского. Прием министра иностранных дел Румынии Г.Татареску по вопросу о восстановлении доверия Советского правительства к королю Михаю, экономической помощи со стороны СССР.

№ 77. 12 сентября 1945 г. — Проект записки Л.С.Баранова Г.М.Димитрову о рекомендациях румынским коммунистам по проведению конференции КПР.

№ 78. 28 сентября 1945 г. — Докладная записка Г.М.Пушкина В.Г.Деканозову о позиции венгерского правительства в связи с подготовкой мирной конференции.

№ 79. 13 октября 1945 г. — Донесение заместителя начальника отдела кадров Министерства общественной безопасности Польши майора Юрцевича Л.С.Баранову об аморальных поступках советских военнослужащих — сотрудников Министерства.

№ 80. [Ранее 17 октября 1945 г.] — Письмо руководителя Союза ремесленников Болгарии А.Гогова Г.М.Димитрову о необходимости использования советского опыта кооперативного строительства и присылки в Болгарию соответствующей литературы.

№ 81. 11 ноября 1945 г. — Телефонограмма по ВЧ председателя СКК в Венгрии К.Е.Ворошилова И.В.Сталину и В.М.Молотову о предложениях руководства партии мелких сельских хозяев (ПМСХ) по формированию правительства Венгрии.

№ 82. 26 ноября 1945 г. — Запись беседы советника посольства СССР в Польше В.Г.Яковлева с директором политического департамента МИД Польши Ю.Ольшевским об итогах визита министра иностранных дел В.Жимовского в США и Великобританию.

№ 83. 14 декабря 1945 г. — Из дневника И.В.Садчикова. Запись беседы с председателем Сербской скупщины С.Станковичем о политических позициях лидера Народно-крестьянской партии Д.Йовановича.

№ 84. 15 декабря 1945 г. — Из информации консульства СССР в г. Гданьске в IV ЕО НКИД СССР о политическом и экономическом положении воеводства.

№ 85. 20 декабря 1945 г. — Докладная записка В.Г.Деканозова, А.А.Лаврищева и посланника СССР в Болгарии С.П.Кирсанова В.М.Молотову об уточнениях в проекте директив советской делегации на совещании министров иностранных дел СССР, Великобритании и США по вопросу о Болгарии.

№ 86. 1 января 1946 г. — Телефонограмма по ВЧ А.Я.Вышинского В.М.Молотову о беседе членов Комиссии трех министров иностранных дел с королем Михаем по вопросу о выборах в Румынии.

№ 87. 3 января 1946 г. — Запись беседы наркома внешней торговли СССР А.И.Микояна с министром промышленности Чехословакии Б.Лаушманом и послом Й.Гораком о проводимой в стране национализации крупной промышленности.

№ 88. 4 января 1946 г. — Телефонограмма по ВЧ А.Я.Вышинского В.М.Молотову о беседе с лидером социал-демократической партии Румынии (СДПР) К.Титель Петреску об увеличении представительства СДПР в правительстве.

№ 89. 4 января 1946 г. — Телефонограмма по ВЧ А.Я.Вышинского В.М.Молотову о выдвижении оппозиционными партиями Румынии представителей в правительство П.Грозы и отношении к ним румынского правительства и руководства компартии.

№ 90. 4 января 1946 г. — Перечень вопросов для возможного обсуждения во время предстоящих переговоров с болгарской правительственной делегацией в Москве, составленный А.А.Лаврищевым и С.П.Кирсановым.

№ 91. 19 января 1946 г. — Письмо представителя ЦК КПЮ при ВКП(б) Б.Зихерла заместителю заведующего Отделом внешней политики (ОВП) ЦК ВКП(б) А.С.Панюшкину о внутриполитическом положении Югославии, работе организаций КПЮ и отношении руководства итальянской компартии к территориальным требованиям Югославии.

№ 92. [Не ранее 31 марта 1946 г.] — Донесение заместителя советника МВД СССР при Министерстве общественной безопасности Польши С.П.Давыдова министру внутренних дел СССР С.Н.Круглову о разногласиях на пленуме Главного совета Польской социалистической партии (ППС) и позиции социалистов по вопросам формирования избирательного блока и сотрудничества с коммунистами.

№ 93. 22 апреля 1946 г. — Из дневника посла СССР в Югославии А.И.Лаврентьева. Запись беседы с Председателем Совета министров маршалом Й.Б.Тито об отправке торговой делегации в Москву, территориальных претензиях Югославии, планах балканской федерации и др.

№ 94. 29 апреля 1946 г. — Из дневника А.И.Лаврентьева. Запись беседы с Й.Б.Тито о возвращении югославских военнопленных на родину, венгеро-югославских отношениях и территориальных требованиях Югославии к Венгрии и др.

№ 95. 2 мая 1946 г. — Телефонограмма по ВЧ посла СССР в Румынии С.И.Кавтарадзе заместителю министра иностранных дел СССР С.А.Лозовскому с изложением протеста лидера Национал-царанистской партии (НЦП) Ю.Маниу по поводу нарушения румынским правительством условий Московского соглашения министров иностранных дел.

№ 96. 6 мая 1946 г. — Информация начальника VII Управления Главного политического управления Вооруженных сил (ВС) СССР М.И.Бурцева заведующему ОВП ЦК ВКП(б) М.А.Суслову о ситуации в политических партиях Румынии.

№ 97. 18 мая 1956 г. — Из дневника заведующего IV ЕО МИД СССР А.П.Павлова. Из записи беседы с советником посольства Польши в СССР Г.Вольпе о политической ситуации в стране, возвращении польских культурных ценностей и др.

№ 98. 18 мая 1946 г. — Докладная записка С.Н.Круглова И.В.Сталину, В.М.Молотову и Л.П.Берии о ходе переселения польских граждан из УССР, БССР, Литовской ССР в Польшу и украинцев, белорусов и литовцев из Польши в СССР.

№ 99. 21 мая 1946 г. — Стенограмма выступления редактора издававшейся в Польше газеты на немецком языке «Дойче цайтунг» Соколова в ОВП ЦК ВКП(б).

№ 100. 22 мая 1946 г. — Из дневника В.М.Молотова. Прием посла Чехословакии в СССР Й.Горака в связи с чехословацко-польскими разногласиями в вопросе о Тешине.

№ 101. 12 июня 1946 г. — Из дневника посланника СССР в Албании Д.С.Чувахина. Запись беседы с вице-премьером и министром внутренних дел Албании К.Дзодзе о ликвидации вооруженных банд в стране и о советских специалистах.

№ 102. 21 июня 1946 г. — Из дневника заместителя министра иностранных дел СССР С.А.Лозовского. Запись беседы с Й.Гораком о перспективах выполнения чехословацко-венгерского соглашения об обмене населением, о возможности стажировки в Москве чехословацких специалистов и др.

№ 103. 29 июня 1946 г. — Донесение начальника 3-го отдела I Управления МГБ СССР Г.Б.Овакимяна М.А.Суслову о выступлении лидера Народно-крестьянской партии Югославии Д.Йовановича с критикой монополизации власти компартией в Народном фронте.

№ 104. 30 июня 1946 г. — Телефонограмма по ВЧ посла СССР в Польше В.З.Лебедева С.А.Лозовскому о ходе референдума в Польше.

№ 105. 1 июля 1946 г. — Из дневника А.Я.Вышинского. Запись беседы с заместителем министра иностранных дел Чехословакии В.Клементи-сом об усилении контактов между СССР и ЧСР в сфере внешней политики.

№ 106. 5 июля 1946 г. — Из дневника Д.С.Чувахина. Запись беседы с посланником Югославии в Албании И.Джордже по вопросу о Косово и Метохии, конференции компартии Албании в Берате и др.

№ 107. 8 июля 1946 г. — Докладная записка и.о. консула СССР в г. Кракове И.Эйдука послу СССР в Польше В.З.Лебедеву об обсуждении событий в г. Кельце на заседании Городской рады в Кракове.

№ 108. 16 июля 1946 г. — Краткая информация генерального секретаря КПЧ Р.Сланского в ЦК ВКП(б) о положении в Чехословакии.

№ 109. 17 июля 1946 г. — Из дневника В.М.Молотова. Прием посла Румынии в СССР И.Йордана по вопросу о подготовке к парламентским выборам, работе Парижской мирной конференции и Совета министров иностранных дел СССР, США и Великобритании.

№ 110. 22 июля 1946 г. — Донесение советника МВД СССР при Министерстве общественной безопасности Польши С.П.Давыдова С.Н.Круглову о неофициальной встрече представителей Польской рабочей партии (ППР) и Польского стронництва людовго (ПСЛ) для обсуждения итогов референдума и внутриполитической обстановки в стране.

№ 111. 31 июля 1946 г. — Телефонограмма по ВЧ С.И.Кавтарадзе В.Г.Деканозову с изложением препроводительного письма лидеров «исторических» партий Румынии Ю.Маниу и К.Братиану на имя советского посла и официального протеста от имени этих партий главе правительства П.Грозе против их дискредитации.

№ 112. 1 августа 1946 г. — Донесение С.П.Давыдова С.Н.Круглову о заседании межпартийной согласительной комиссии ППР и ППС 30 июля 1946 г.

№ 113. 29 августа 1946 г. — Телефонограмма по ВЧ В.З.Лебедева В.Г.Деканозову о визите председателя Главного совета ПСЛ В.Керника с просьбой оказать содействие в организации поездки партийной делегации в Москву для встречи с И.В.Сталиным.

№ 114. 3 сентября 1946 г. — Телефонограмма по ВЧ В.З.Лебедева В.М.Молотову о встрече с В.Керником и его реакции на ответ И.В.Сталина.

№ 115. 9 сентября 1946 г. — Телефонограмма по ВЧ советника посольства СССР в Румынии Д.Г.Яковлева В.Г.Деканозову с изложением телеграммы П.Грозы по поводу возвращения Румынии Северной Трансильвании.

№ 116. 10 сентября 1946 г. — Докладная записка С.Н.Круглова И.В.Сталину, В.М.Молотову и Л.П.Берии об организации отдыха членов польского правительства В.Берута, Я.Бермана и В.Вольского в Крыму.

№ 117. [Не ранее 15 сентября 1946 г.] — Информационное письмо А.А.Лаврищева А.Я.Вышинскому о беседе с Э.Карделем по вопросам внутриполитического положения Югославии.

№ 118. 18 сентября 1946 г. — Из дневника Д.С.Чувахина. Запись беседы с К.Дзодзе о впечатлениях Э.Ходжи от участия в работе Парижской мирной конференции и о последствиях восстания в г. Шкодре.

№ 119. 24 сентября 1946 г. — Справка посольства СССР в Польше о состоянии еврейского вопроса в стране.

№ 120. 26 сентября 1946 г. — Из дневника Д.С.Чувахина. Запись беседы с министром экономики Албании Н.Спиру о ходе расследования событий в г. Шкодре и о работе советских специалистов в Албании.

№ 121. 1 октября 1946 г. — Телефонограмма по ВЧ заместителя председателя СКК в Болгарии генерал-лейтенанта А.И.Черепанова и С.П.Кирсанова В.Г.Деканозову с изложением письма американского военного представителя генерала Робертсона в СКК в связи с предстоящими выборами в Великое Народное собрание и проекта ответа советской стороны.

№ 122. 13 октября 1946 г. — Из дневника В.М.Молотова. Запись беседы с министром иностранных дел Румынии Г.Татареску и Г.Георгиу-Дежем о проекте мирного договора с Румынией.

№ 123. 23 октября 1946 г. — Телефонограмма по ВЧ председателя СКК в Болгарии генерал-полковника С.С.Бирюзова В.Г.Деканозову с изложением письма генерала Робертсона относительно публикации в болгарской прессе внутренней переписки СКК и проекта ответа советской стороны.

№ 124. 28 октября 1946 г. — Телефонограмма по ВЧ С.С.Бирюзова В.Г.Деканозову о предварительных результатах выборов в Великое Народное собрание Болгарии.

№ 125. 28 октября 1946 г. — Из дневника В.Г.Яковлева. Запись беседы с Ю.Циранкевичем, Р.Оброньчкой, В.Гомулкой и К.Домбровским на приеме в посольстве Чехословакии по вопросам внутриполитической жизни в Польше.

№ 126. 30 октября 1946 г. — Из дневника В.Г.Яковлева. Запись беседы с генеральным секретарем Центрального исполнительного комитета (ЦИК) ППС Ю.Циранкевичем о переговорах между ППС и ППР о распределении мест в будущем Сейме и отношениях между рабочими партиями.

№ 127. [Не позднее 2 ноября 1946 г.] - Информация ЦК КПЧ в ОВП ЦК ВКП(б) об отношении партий Национального фронта к двухлетнему плану экономического восстановления и строительства Чехословакии.

№ 128. 4 ноября 1946 г. — Запись беседы Д.Г.Яковлева с генеральным секретарем ЦК КПР Г.Георгиу-Дежем об обстановке в стране накануне парламентских выборов.

№ 129. 13 ноября 1946 г. — Из дневника В.Г.Яковлева. Запись беседы с государственным секретарем при Совете министров, членом Политбюро ППР Я.Берманом о созыве конференции заместителей министров информации славянских стран, ходе эвакуации украинцев из Литвы и Польши, распределении мест в будущем правительстве и др.

№ 130. 19 ноября 1946 г. — Телефонограмма по ВЧ С.И.Кавтарадзе В.Г.Деканозову о заявлении лидеров оппозиционных партий в Центральную избирательную комиссию в связи с нарушениями процедуры голосования на избирательных участках Бухареста.

№ 131. 21 ноября 1946 г. — Телефонограмма по ВЧ С.И.Кавтарадзе В.Г.Деканозову о действиях английских и американских представителей во время проведения парламентских выборов в Румынии.

№ 132. 21 ноября 1946 г. — Телефонограмма по ВЧ С.И.Кавтарадзе В.Г.Деканозову о заявлении членов ассоциации иностранной прессы в Румынии и журналистов ряда стран о свободном волеизъявлении румынских граждан во время парламентских выборов.

№ 133. 28 ноября 1946 г. — Из дневника В.Г.Деканозова. Запись беседы с Г.Вольпе о возвращении бывших польских граждан на родину.

№ 134. 9 декабря 1946 г. — Из дневника В.Г.Яковлева. Запись беседы с Ю.Циранкевичем о работе Общества польско-советской дружбы, переводах советской литературы в Польше, конференции социалистических партий стран Центральной Европы.

№ 135. 19 декабря 1946 г. — Из дневника В.Г.Деканозова. Прием Г.Вольпе по вопросу о польско-чехословацких территориальных разногласиях.

№ 136. 28 декабря 1946 г. — Из дневника В.Г.Яковлева. Запись беседы с вице-министром гражданской администрации и Генеральным уполномоченным Польского правительства по репатриации В.Вольским о завершении взаимного обмена населением между Польшей и УССР.

№ 137. 2 января 1947 г. — Запись беседы Д.Г.Яковлева с генеральным секретарем Совета министров Румынии Э.Боднарашем о разногласиях в руководстве КПР и намечаемых изменениях состава секретариата и политбюро партии.

№ 138. 20 января 1947 г. — Информационная записка М.А.Суслова И.В.Сталину о критике проекта Конституции Народной Республики Болгарии в югославской печати.

№ 139. 23 января 1947 г. — Из дневника посланника СССР в Венгрии А.А.Лаврищева. Запись беседы с послом Югославии в СССР В. Поповичем о смешанных советско-югославских обществах, перспективах экономического развития Югославии и др.

№ 140. 24 января 1947 г. — Из записи беседы Г.М.Пушкина с членом ЦК СДПВ Д.Марошаном о политических расхождениях среди социал-демократов и сотрудничестве с компартией.

№ 141. 26 января 1947 г. — Из дневника А.Я.Вышинского. Прием главы румынской торговой делегации Г.Георгиу-Дежа по вопросам о составе делегации Румынии в Париже для подписания Мирного договора, экономическом положении страны и помощи СССР.

№ 142. 4 февраля 1947 г. — Информация переводчика майора Шкоды о беседе с Г.Георгиу-Дежем о его встрече с И.В.Сталиным.

№ 143. 7 февраля 1947 г. — Из дневника А.Я.Вышинского. Запись беседы с Г.Георгиу-Дежем об интерпретации румынской стороной статей Соглашения о перемирии.

№ 144. 8 февраля 1947 г. — Из дневника А.Я.Вышинского. Прием Г.Георгиу-Дежа по вопросам об условиях закупки зерна в США и урегулировании разногласий с советской стороной относительно интерпретации статей Соглашения о перемирии.

№ 145. 12 февраля 1947 г. — Из записи беседы Г.М.Пушкина с лидером венгерских социал-демократов об отношении к СССР.

№ 146. 13—14 февраля 1947 г. — Из дневника А.Я.Вышинского. Запись беседы с Г.Георгиу-Дежем о впечатлениях от встреч с И.В.Сталиным во время пребывания торговой делегации Румынии в Москве и др.

№ 147. 14 февраля 1947 г. — Из дневника В.Г.Деканозова. Прием посланника Венгрии в СССР Д.Секфью по вопросу переселения венгров из Словакии в Судетскую область.

№ 148. 18 февраля 1947 г. — Из дневника А.Я.Вышинского. Запись беседы с Г.Георгиу-Дежем о переговорах с правительством США относительно закупок зерна и командировании советских экономистов в Румынию.

№ 149. 20 февраля 1947 г. — Из дневника Генерального консула СССР в Братиславе Н.Я.Демьянова. Запись беседы с заместителем председателя Корпуса уполномоченных Р.Фраштацким о положении в Демократической партии Словакии и межнациональных проблемах.

№ 150. [Не ранее 1 марта 1947 г.] - Справка ОВП ЦК ВКП(б) «О коммунистической партии Албании».

№ 151. 10 марта 1947 г. — Информационное письмо И.З.Сусайкова А.Я.Вышинскому о настроениях Г.Татареску.

№ 152. 13 марта 1947 г. — Из дневника Г.М.Пушкина. Прием премьер-министра Венгрии Ф.Надя по вопросу об изменении состава венгерского правительства.

№ 153. 17 марта 1947 г. — Записка А.П.Власова А.Я.Вышинскому о реакции советской стороны на письмо Ю.Маниу, Д.Братиану и К.Титель Петреску В.М.Молотову.

№ 154. 19 марта 1947 г. — Из дневника Г.М.Пушкина. Прием Д.Марошана по вопросу о массовом переходе членов СДПВ в компартию.

№ 155. [Начало апреля 1947 г.] — Запись беседы сотрудника ОВП ЦК ВКП(б) Г.Я.Короткевича с министром внутренних дел Венгрии Л.Райком о соотношении политических сил в государственном аппарате.

№ 156. 28 апреля 1947 г. — Докладная записка заместителя уполномоченного Совета Министров СССР по делам репатриации генерал-лейтенанта Голубева А.Я.Вышинскому о репатриации польских граждан из СССР.

№ 157. 3 мая 1947 г. — Из дневника Д.С.Чувахина. Запись беседы с Э.Ходжей об албано-югославских противоречиях в экономической и финансовой областях.

№ 158. [Не ранее 7 мая 1947 г.] — Письмо И.З.Сусайкова А.Я.Вышинскому о некоторых итогах визита П.Грозы в Венгрию с приложением записи беседы с П.Грозой в СКК.

№ 159. 10 мая 1947 г. — Аннотация беседы И.З.Сусайкова с П.Грозой об ухудшении экономического положения в стране, состоянии госаппарата, возможности получения американской помощи и др.

№ 160. 17 мая 1947 г. — Из дневника В.Г.Яковлева. Запись беседы с Ю.Циранкевичем о разногласиях между ППС и ППР, работе кооперации «Сполем» и др.

№ 161. 20 мая 1947 г. — Запись беседы С.П.Кирсанова с Г.М.Димитровым о положении в Болгарском земледельческом народном союзе (БЗНС) и отношениях с оппозицией.

№ 162. 31 мая 1947 г. — Информационная записка ОВП ЦК ВКП(б) о положении в чехословацкой армии.

№ 163. 2 июня 1947 г. — Спецдонесение начальника 7-го отдела Политуправления Центральной группы войск подполковника Мудрикова в VII Управление ГлавПУ ВС СССР о пребывании советской военной делегации в Чехословакии на праздновании Дня победы и второй годовщины освобождения Праги.

№ 164. 4 июля 1947 г. — Из дневника А.И.Лаврентьева. Запись беседы по телефону с министром иностранных дел Югославии С.Симичем об участии Югославии в конференции европейских стран по плану Маршалла.

№ 165. 8 июля 1947 г. — Запись беседы сотрудников ОВП ЦК ВКП(б) Л.С.Баранова и В.В.Мошетова с членом чехословацкой торговой делегации Э.Лёблом о предстоящих переговорах по экономическим вопросам.

№ 166. 9 июля 1947 г. — Запись беседы И.В.Сталина с чехословацкой правительственной делегацией по вопросу об отношении к плану Маршалла и перспективах экономического сотрудничества с СССР.

№ 167. 9 июля 1947 г. — Донесение С.Н.Круглова В.М.Молотову о голодовке интернированных поляков в одном из лагерей МВД СССР.

№ 168. 20 июля 1947 г. — Письмо Э.Ходжи и К.Дзодзе секретарю ЦК ВКП(б) А.А.Жданову с просьбой о консультации по вопросам легализации албанской компартии, разработки ее программы и устава, развертывания политической работы в армии и замечания Л.С.Баранова по письму.

№ 169. 22 июля 1947 г. — Из дневника А.И.Лаврентьева. Запись беседы с посланником Болгарии в Югославии С.Гановским о предстоящем приезде Г.Димитрова в Белград.

№ 170. 23 июля 1947 г. — Запись беседы А.А.Жданова с Э.Ходжей и К.Дзодзе по вопросам деятельности албанской компартии.

№ 171. 2 августа 1947 г. — Донесение заместителя министра внутренних дел СССР И.А.Серова В.М.Молотову о протестах интернированных польских аристократов против их пребывания в лагере МВД СССР.

№ 172. 2 сентября 1947 г. — Информационная справка заместителя заведующего ОВП ЦК ВКП(б) Л.С.Баранова «О международных связях ВКП(б)».

№ 173. 13 сентября 1947 г. — Из дневника первого секретаря миссии СССР в Албании А.Н.Гагаринова. Запись беседы с министром промышленности Албании Н.Спиру о судебном процессе над вредителями в промышленности, о кадрах, молодежи, положении в руководстве компартии.

№ 174. 14 сентября 1947 г. — Записка сотрудника ОВП ЦК ВКП(б) П.Федотова Л.С.Баранову о ходе расширенного пленума ЦК СДПВ и перспективах дальнейшего участия партии в управлении страной.

№ 175. 15 сентября 1947 г. — Письмо Г.М.Димитрова И.В.Сталину о приговоре лидеру оппозиционного БЗНС Н.Петкову.

№ 176. 26 сентября 1947 г. — Выступление члена Политбюро компартии Венгрии Й.Реваи на совещании представителей коммунистических и рабочих партий в Шклярской Порембе о противоречиях между Венгрией и Чехословакией по вопросу о судьбах венгерского национального меньшинства в Словакии.

№ 177. [Сентябрь 1947 г.] — Из информационной записки ОВП ЦК ВКП(б) «О современном экономическом и политическом положении Чехословакии».

№ 178. 15 октября 1947 г. — Из дневника А.И.Лаврентьева. Запись беседы с Й.Б.Тито на приеме в венгерской миссии о подписании договоров о дружбе и взаимной помощи Югославии с Венгрией и Болгарией.

№ 179. [Ранее 22 октября 1947 г.] — Памятная записка МИД Чехословакии о ходе выполнения чехословацко-венгерского договора 1946 г. об обмене населением и о выплате Венгрией репараций Чехословакии.

№ 180. 10 ноября 1947 г. — Информационное письмо сотрудника ОВП ЦК ВКП(б) В.В.Мошетова М.А.Суслову о беседе с К.Дзодзе о подготовке и проведении съезда компартии Албании.

№ 181. 6 декабря 1947 г. — Письмо В.Поповича А.А.Жданову о позиции группы Н.Спиру.

№ 182. 13 декабря 1947 г. — Из дневника А.И.Лаврентьева. Из записи беседы с Й.Б.Тито об отношениях Югославии с Албанией, Болгарией, Венгрией и Румынией.

№ 183. 29 декабря 1947 г. — Из докладной записки сотрудницы Славянского комитета СССР С.А.Шмераль в МИД СССР «О положении в Чехословакии».

№ 184. 2 февраля 1948 г. — Записка В.М.Молотова И.В.Сталину о проекте Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между СССР и Румынией.

№ 185. 3 февраля 1948 г. — Из справки сотрудника ОВП ЦК ВКП(б) Ф.Т.Константинова «Влияние решений совещания представителей девяти компартий на рост и укрепление демократических сил в Болгарии».

№ 186. 4 февраля 1948 г. — Из дневника А.А.Лаврищева. Запись беседы с министром иностранных дел Румынии А.Паукер о процедуре подписания советско-румынского Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи и желании членов румынской делегации встретиться с И.В.Сталиным или В.М.Молотовым.

№ 187. 4 февраля 1948 г. — Из дневника Г.М.Пушкина. Прием заместителя генерального секретаря СДПВ Д.Марошана по вопросу о положении в социал-демократической партии, предстоящем съезде и укреплении позиций «левицы».

№ 188. 7 февраля 1948 г. — Из дневника В.М.Молотова. Прием румынской правительственной делегации по вопросам проведения национализации частных предприятий, строительства моста через р. Дунай, возвращения на родину румынских военнопленных и др.

№ 189. 16 февраля 1948 г. — Из дневника В.М.Молотова. Прием венгерской правительственной делегации по вопросу подготовки текста Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между СССР и Венгрией.

№ 190. 27 февраля 1948 г. — Справка второго секретаря посольства СССР в Чехословакии Н.Г.Новикова о развитии правительственного кризиса в стране.

№ 191. 2 марта 1948 г. — Предложения IV ЕО МИД СССР об основных направлениях советской политики в Чехословакии после февральского кризиса.

№ 192. 4 марта 1948 г. — Информационная записка сотрудника ОВП ЦК ВКП(б) В.И.Лесакова о работе 1-го съезда Румынской рабочей партии.

№ 193. 4 марта 1948 г. — Из дневника А.И.Лаврентьева. Запись беседы с заместителем премьер-министра Югославии Э.Карделем о созыве конференции по режиму судоходства на Дунае, процессе Янчиковича, настроениях католического духовенства.

№ 194. 5 марта 1948 г. — Из дневника А.И.Лаврентьева. Запись беседы с С.Симичем о перспективах заключения торгового соглашения с Великобританией, прибытии в Белград временного поверенного в делах Болгарии и др.

№ 195. 10 марта 1948 г. — Политическое письмо В.З.Лебедева В.М.Молотову о борьбе группировок в руководстве ППР.

№ 196. 13 марта 1948 г. — Письмо первого секретаря ЦК ППР В.Гомулки А.А.Жданову о положении в ППС и перспективах объединения рабочих партий в Польше.

№ 197. 18 марта 1948 г. — Письмо Й.Б.Тито В.М.Молотову по вопросам заключения торгового договора с СССР, установления соотношения курса динара и рубля и военных поставок СССР в Югославию.

№ 198. 22 марта 1948 г. — Донесение Г.М.Пушкина В.М.Молотову о недружественном отношении главы югославской делегации М.Джиласа к советским представителям на праздновании 100-летия венгерской революции 1848 г.

№ 199. 24 марта 1948 г. — Из дневника В.М.Молотова. Запись беседы с В.Поповичем об отзыве советских специалистов из Югославии.

№ 200. 1 апреля 1948 г. — Из дневника советника посольства СССР в Польше П.Ф.Мазуренко. Запись беседы с редактором газеты «Глос люду» Ю.Бургиным о настроениях в низовых организациях ППС в связи с предстоящим объединением рабочих партий и заявлениях представителя Совинформбюро в Польше Жирнова.

№ 201. 5 апреля 1948 г. — Решение Политбюро ЦК ВКП(б) о приеме на курсы при Высшей школе МГБ СССР оперативных работников Дирекции государственной безопасности Болгарии.

№ 202. 8 апреля 1948 г. — Из дневника посла СССР в Чехословакии М.А.Силина. Запись беседы с руководителем Госплана Чехословакии Роттером о перспективах сотрудничества Госплана СССР с чехословацкими плановыми органами и командировании советских советников или инструкторов для оказания помощи в организации планирования.

№ 203. 12 апреля 1948 г. — Из дневника А.И.Лаврентьева. Запись беседы с Й.Б.Тито о наблюдающихся в Штирии и Каринтии передвижениях английских воинских частей к границам Югославии и прибытии в Штирию американских офицеров-квартирмейстеров.

№ 204. 13 апреля 1948 г. — Из дневника советника посольства СССР в Чехословакии М.Ф.Бодрова. Запись беседы с генеральным секретарем ЦК КПЧ Сланским о подготовке к выборам в Национальное собрание, положении советской школы в Праге.

№ 205. 3 мая 1948 г. — Из дневника А.И.Лаврентьева. Запись беседы с посланником Венгрии в Югославии З.Санто о письме ЦК ВКП(б) руководству КПЮ, венгеро-югославских экономических отношениях и др.

№ 206. 27 мая 1948 г. — Запись беседы Л.С.Баранова с членами Политбюро компартии Венгрии Л.Райком и Я.Кадаром о поездке по Советскому Союзу, предстоящем объединительном съезде рабочих партий, экономическом положении Венгрии.

№ 207. 28 мая 1948 г. — Докладная записка сотрудника ОВП ЦК ВКП(б) Н.Л.Норовкова Л.С.Баранову о беседах с Г.Георгиу-Дежем.

№ 208. 5 июня 1948 г. — Из дневника В.Г.Яковлева. Запись беседы с членом Политбюро ЦК ППР Я.Берманом об отношениях правительства и епископата, подчинении капелланов Войска Польского кардиналу А.Хлонду и др.

№ 209. [Не позднее 12 июня 1948 г.] - Справка ОВП ЦК ВКП(б) «Уроки из ошибок компартии Югославии для Венгерской партии трудящихся».

№ 210. [Не позднее 19 июня 1948 г.] - Справка ОВП ЦК ВКП(б) «Уроки из ошибок компартии Югославии для Польской рабочей партии».

№ 211. [Не позднее 19 июня 1948 г.] — Справка ОВП ЦК ВКП(б) «Уроки из ошибок компартии Югославии для Румынской рабочей партии».

№ 212. [Не позднее 19 июня 1948 г.] — Справка ОВП ЦК ВКП(б) «Уроки, которые должно извлечь руководство КПЧ из ошибок руководства ЦК компартии Югославии».

№ 213. 19 июня 1948 г. — Из дневника В.М.Молотова. Из записи беседы с послом Чехословакии в СССР Б.Лаштовичкой о чехословацко-венгерских и чехословацко-польских отношениях.

№ 214. 7 июля 1948 г. — Письмо А.И.Лаврентьева В.М.Молотову с замечаниями по проекту программы КПЮ.

№ 215. [Ранее 28 сентября 1948 г.] — Письмо югославского политэмигранта Р.Голубовича в ОВП ЦК ВКП(б).об организации работы по формированию нелегального руководства КПЮ.

№ 216. 15 октября 1948 г. — Докладная записка советника посольства СССР в Болгарии К.Д.Левычкина В.А.Зорину о беседе с Г.М.Димитровым в Барвихе по вопросам внутриполитического развития Болгарии.

№ 217. 17 октября 1948 г. — Политическое письмо Д.С.Чувахина В.М.Молотову о положении в компартии Албании.

№ 218. 2 ноября 1948 г. — Из дневника советника посольства СССР в Венгрии М.Смирнова. Запись беседы с, президентом Венгерской народной республики А.Сакашичем о работе Общества культурной связи с СССР и настроениях венгерской интеллигенции.

№ 219. 3 ноября 1948 г. — Письмо Г.М.Димитрова И.В.Сталину об идейно-теоретических установках компартии Болгарии в связи с подготовкой к V съезду БКП.

№ 220. 17 ноября 1948 г. — Записка В.А.Зорина в Политбюро ЦК ВКП(б) о проекте закона о вероисповеданиях, внесенном на рассмотрение сессии Великого Народного собрания Болгарии.

№ 221. 1 декабря 1948 г. — Информационная записка М.А.Силина В.М.Молотову с анализом внутриполитического положения Чехословакии и прогнозом развития страны в 1949 г.

№ 222. 16 декабря 1948 г. — Письмо И.В.Сталина и В.М.Молотова первому секретарю Польской объединенной рабочей партии Б.Беруту о беседе с В.Гомулкой.

Введение

Предлагаемый вниманию читателя сборник документов посвящен исключительно важной в научном плане и политически острой проблеме воздействия советского фактора на внутренние процессы в странах Восточной Европы в 1944—1948 гг.

Главным политическим содержанием этого этапа в странах региона явилось образование коалиционных демократических правительств с участием коммунистов и борьба различных политических сил (либерально-демократических, крестьянских, социалистических или социал-демократических и коммунистических) за гегемонию в общественной жизни и право определять основные векторы общественного развития. Общество стран региона в указанные годы характеризовалось переходным, политически вариативным состоянием: разрывая с фашизмом и авторитарными режимами военного времени, подавляющая часть его связывала свое будущее с демократией, предлагая различные варианты этой генеральной идеи (от традиционного «западного» либерализма и аграризма до «демократического социализма») и стремясь к их утверждению в обществе. Дело историков объяснить — почему не эти варианты, а именно левый радикализм, в исторической ретроспективе в общем-то слабая в Восточной Европе, а в исторической перспективе оказавшаяся тупиковой общественная тенденция, набирает силу и, в конечном счете, одерживает победу, воплотившись во властную монополию коммунистических партий1.

Трактовка этого вопроса теснейшим образом связана с изучением воздействия советского фактора на внутренние процессы в странах региона. Долгие годы советские историки, занимавшиеся прежде всего конкретно-историческими исследованиями, воздействие советского фактора рассматривали лишь в общем плане и исключительно позитивно, обслуживая, по существу, идеологическое клише об «отношениях нового типа», которые в период войны и особенно в послевоенное время начали складываться между СССР и восточноевропейскими странами. На основе индивидуальных разработок создавались написанные фактически в том же ключе и коллективные монографии2. Безусловно эти работы нуждаются в критическом отношении: изданные в советское время, они были насыщены присущими ему идеологемами. Тем не менее следует отдать должное авторам, которые стремились восстановить историческую канву событий, донести до читателя свое понимание общественно-политических процессов в изучаемых ими странах, привлечь новые источники, не выходя, правда, за пределы официальной идеологии.

5

 


На рубеже 80—90-х гг. нашего столетия, когда существовавшие четыре десятилетия режимы в Восточной Европе пали в результате «бархатных», «нежных» и т.п. революций, проблема советского фактора, его роли в послевоенной истории региона по вполне понятным внутри- и внешнеполитическим причинам выдвинулась в центр общественного внимания. Начался бурный процесс переоценки всего послевоенного прошлого. В связи с небывалым устремлением общества к гласности отечественные архивы рассекретили часть ранее закрытых фондов и коллекций советских документов. Стремление отечественных ученых переосмыслить уже накопленный материал подкрепилось возможностью расширить и обогатить информационную базу исследований и, по существу, впервые работать без оглядки на «инстанции» и идеологические установки. В таких условиях в публицистике и среди части научной интеллигенции проявилось стремление к упрощенному, подчас примитивному пересмотру старых взглядов и концепций путем простой смены плюсов на минусы и наоборот. Сравнительно широко распространилась интерпретация внутренних процессов в регионе в 1944—1948 гг. как сугубо принудительное «натягивание советского пиджака» на плечи Восточной Европы, как прямой результат исключительно советского давления и грубого политического и силового нажима и пр.3. Прошедшие тогда в Москве многообразные «круглые столы» и научные конференции показали, как в пылу критики прошлого непросто оказалось удержаться на позициях объективности, пригасить эмоции, признать не только на словах плюрализм мнений в науке, работать без оглядки на новую политическую конъюнктуру и новый «социальный заказ». А главное — выявилась острая необходимость формирования новой источниковой базы исследований. В полной мере это касалось изучения воздействия советского фактора на послевоенную ситуацию в Восточной Европе. В настоящее время в отечественной историографии обозначились две основные позиции. Одни исследователи делают упор на первостепенную, определяющую роль силового компонента этого фактора в становлении коммунистических режимов в регионе. Все процессы, развивавшиеся в нем, — считают они, — были обусловлены решающим воздействием Москвы: новое руководство стран региона не имело сколько-нибудь существенной социальной поддержки населения, с первых шагов своих испытывало постоянное давление, диктат и прямой нажим советской стороны, было полностью лишено самостоятельности в своих действиях, подчинялось Москве, стремившейся к советизации региона. Эта позиция находит поддержку и в национальных историографиях стран Восточной Европы. Прямым следствием такого подхода, граничащего, по нашему мнению, с всеохватывающим детерминизмом, является отрицание точки зрения о многообразии социально-политических ориентаций в обществе, включая леворадикальную, наличии разных альтернатив в послевоенном развитии Восточной Европы, фактическое непризнание факта эволюции позиции советского руководства во второй половине 40-х годов — от

6

 


поддержки тактики демократического блока к ее свертыванию в пользу установления монополии компартий, скептическое отношение к выводам о значительном творческом потенциале идей «демократии по соглашению», каковой являлась народная демократия, «национального пути к социализму» и пр.4.

Сторонники другой точки зрения акцентируют свое внимание на определении баланса внутреннего и внешнего (как восточного, советского, так и западного) факторов конкретно для каждой страны и в зависимости от конкретного этапа послевоенного развития. Констатируя во многом определяющую роль советского фактора, они вместе с тем признают наличие в обществе стран региона реальных альтернатив перспективе установления монопольной власти коммунистов, с одной стороны, и несомненной социальной поддержки компартий той или иной частью общества, с другой, как и борьбу носителей этих альтернатив за их реализацию, предлагают рассматривать влияние советского фактора в динамике, отказавшись от оценок его однонаправленно-негативного воздействия и считая последнее заслуживающим более гибких характеристик. Одномерность и однозначность в оценках советского фактора, считают сторонники этой точки зрения, неизбежно приведет исследователей в научный тупик, породив при этом новые мифологемы. Советский фактор — явление сложное, многоплановое и весьма противоречивое5.

Несомненно, ученые сделали на сегодня важные шаги в изучении этой проблемы. Наращивание темпов исследования в дальнейшем во многом будет зависеть от введения в научный оборот новых архивных материалов, и в первую очередь из российских хранилищ.

Несколько лет назад, в 1991 г., известный американский историк и политолог Дж.Л.Гэддис, говоря о необходимости раскрытия советских архивов для объективного изучения истории «холодной войны», подчеркивал: «Нет буквально ни одного события в период с 1945 по 1953 г., когда западные историки были бы уверены, что они понимают перспективу действий Советского Союза...»6

За последние годы российские исследователи опубликовали немало документов из отечественных архивов. Благодаря этому формируется новая, более полноценная источниковая база, свободная от идеологических императивов и цензурных ограничений, позволяющая ученым профессионально анализировать общественно-политические процессы в Восточной Европе после второй мировой войны, значение и роль советского присутствия в регионе на переломном этапе его истории7, то есть, в конечном счете, воссоздавать объективную картину прошлого. В содействии этим усилиям видели свою задачу и составители двухтомника документов «Советский фактор в Восточной Европе. 1944—1953 гг.», первый том которого, охватывающий 1944—1948 гг., читатель держит в руках. Большинство документов тома вводится в научный оборот впервые. Лишь отдельные его документы были выявлены и опубликованы составителями ранее в ряде сборников, подготовленных

7

 


в Научном центре по истории сталинизма в Восточной Европе, — «Восточная Европа в документах российских архивов. 1944— 1953 гг.» (Т. 1—2), «Три визита А.Я.Вышинского в Бухарест. 1944— 1946 гг. Материалы российских архивов», «НКВД и польское подполье. 1944—1945 гг. (По "Особым папкам" И.В.Сталина)».

* * *

После второй мировой войны ситуация в Восточной Европе отличалась своей спецификой: советское присутствие здесь, ставшее прямым результатом успешных военных действий Красной Армии против фашистской Германии и ее союзников, являлось, как известно, согласованным великими державами международно-правовым актом, изначально направленным на реализацию совместных решений «большой тройки». Эти решения союзников по антигитлеровской коалиции мотивировались общими задачами разгрома фашизма, обеспечения тыла действующей Красной Армии и выполнения пунктов Декларации об освобожденной Европе, принятой на Крымской конференции в феврале 1945 г. Помимо Ялтинской и Потсдамской договоренностей, международно-правовые итоги войны фиксировались двусторонними договорами 1943 и 1945 гг. — советско-чехословацким, советско-польским и советско-югославским, а также Соглашениями о перемирии с Болгарией, Венгрией и Румынией. В целом все эти документы открывали для Советского Союза возможность прямого воздействия на развитие внутриполитических процессов в регионе. Это был зеркальный вариант признававшегося советской стороной непосредственного англо-американского воздействия на динамику внутриполитического развития западной части Европы. Советская сторона располагала немалыми возможностями оказания влияния: в большинстве стран Восточной Европы (кроме Албании, Югославии, а с декабря 1945 г. и Чехословакии) находились части Красной Армии, в освобожденных странах функционировали советские военные комендатуры, в Союзных Контрольных Комиссиях в странах-участницах «оси» — Болгарии, Венгрии и Румынии в соответствии с международными договоренностями союзников решающую роль играли советские представители, активно действовали советские дипломатические миссии, представительства и посольства, являвшиеся центром формировавшейся системы политических, экономических и военных советников, к «регулированию» общественной жизни ряда стран привлекались оперативные группы НКВД СССР, наделенные достаточно широкими полномочиями.

Вместе с тем, как показывают документы первых послевоенных лет, московское руководство видело смысл советского военно-политического присутствия в Восточной Европе отнюдь не в установлении классического оккупационного режима или немедленном осуществлении советизации с помощью вооруженной силы.

Главная задача Москвы в Восточной Европе на рубеже войны и мира в соответствии с национально-государственными интереса-

8

 


ми Советского Союза, как их понимало советское руководство, заключалась в создании вдоль советских западных границ «пояса безопасности», способного оградить от возможного повторения агрессии, в первую очередь германской. Соответствующие заявления советской стороны были отнюдь не только отражением кабинетных расчетов, делавшихся в советском внешнеполитическом ведомстве8, или чистой риторикой, призванной убедить Запад, что основу внешнеполитической деятельности Москвы в новых условиях не составляли ни панславизм, ни коммунизм9. Публикуемые в сборнике документы свидетельствуют о практических шагах советской дипломатии по решению поставленной задачи.

В странах Восточной Европы наблюдалась пестрая палитра политических сил и ориентации, в том числе внешнеполитических, и советской стороне нужно было найти такую равнодействующую в своей политике, которая позволила бы сохранить сотрудничество с западными державами на антигерманской основе и объединить во имя решения общенациональных задач разнородные политические силы в самом регионе. (Объективно такой подход, видимо, можно рассматривать как известную модификацию и модернизацию стратегического курса VII Конгресса Коминтерна в новых условиях.) Понимание этого диктовало советской стороне необходимость поддержки в регионе коалиционных способов осуществления власти при обязательном участии в коалициях коммунистов. Отсюда поддержка Москвой тактики демократического блока как ключевой в советской внешней политике первых послевоенных лет, ориентированной на долгосрочное сотрудничество с западными союзниками. Выстраивая внешнеполитическую линию по отношению к странам региона, советская сторона экстраполировала апробированные принципы сотрудничества в рамках антигитлеровской коалиции как на внешнюю, так и на внутреннюю политику правящих коалиций в Восточной Европе. Такой подход открывал для Советского Союза возможность не осложнять отношений с Западом, а для малых стран — избежать однонаправленной ориентации их политики — только на СССР. В 1944—1945 гг. Сталин неоднократно подчеркивал необходимость для восточноевропейских политиков иметь дружественные отношения как с Советским Союзом, так непременно и с западными державами. Пример тому — публикуемая в сборнике запись беседы с польским лидером С.Миколайчиком 9 августа 1944 г. (док. № 11). Аналогичная линия проводилась и при разборе в НКВД СССР проекта Кошицкой программы правительства Национального фронта чехов и словаков в марте 1945 г. (док. № 47).

Такая позиция Москвы, обусловленная стремлением сохранить партнерские отношения с союзниками по антигитлеровской коалиции, открывала возможность для малых стран региона реализовать вызревавшую в обществе в годы войны идею социально-политического компромисса, избежать острого политического конфликта. Эта идея воплотилась в концепцию «национального пути» к новому общественному строю. Находя отклик не только в коммунисти-

9

 


ческих и социалистических (социал-демократических) партиях, но и в либерально-демократических кругах, она стала реализовываться в 1944—1946 гг. в разных странах региона как модель переходного общества, функционировавшего на основе принципа «демократии по соглашению», и получила в истории название народной демократии. Понимание советским руководством концепции «национального пути» и модели народной демократии наиболее отчетливо было изложено, например, в недавно опубликованной записи беседы Сталина 24 мая 1946 г. с польскими руководителями Б.Берутом и Э.Осубка-Моревским10. Значительное место в расчетах Сталина относительно Восточной Европы в тот период занимали вопросы сотрудничества с деятелями либеральной демократии. При этом фигура президента Чехословацкой Республики Э.Бенеша представлялась советскому лидеру ключевой, своеобразным гарантом надежности компромисса и его долговременности. В Москве находили понимание и поддержку взгляды Бенеша на послевоенное развитие европейских стран как на «эпоху решительной борьбы за новую социальную и экономическую структуру... [эпоху] перехода от буржуазной демократии к демократии народной», которая «будет означать прогресс» и при которой дальнейшее развитие «пойдет в каждой стране своим путем»11.

Демонстрируя в беседе с представителями агентства «Франс пресс» в Праге в декабре 1945 г. понимание необходимости социалистических мероприятий, Бенеш вместе с тем подчеркивал: «...Социалистические мероприятия следует осуществлять мирным путем, без диктатуры пролетариата, без применения определенных теорий марксизма-ленинизма. Я думаю, что в развитии человечества мы достигли уже такого периода, когда это стало возможным»12.

Эта позиция, получившая в ЦК ВКП(б) название «формула Бенеша», стимулировала, как нам представляется, поиски советской стороной в восточноевропейских либерально-демократических кругах фигур аналогичного масштаба. Внимание Москвы и лично Сталина привлекали О.Ланге в Польше, Г.Татареску в Румынии, З.Тильди в Венгрии, Ю.Паасикиви в Финляндии, которые могли стать своеобразным связующим звеном между сторонниками западной и восточной ориентации в обществе.

Публикуемые документы показывают, что на протяжении 1944—1945 гг. политико-психологическая ситуация в большинстве стран региона давала СССР возможность политическими методами выполнять роль посредника между различными легальными партиями и движениями в рамках «демократии по соглашению». Важной задачей Москвы на том этапе являлись поддержка и обеспечение участия в блоке и во властных структурах тех сил, которые так или иначе ориентировались на СССР. В первую очередь речь шла, конечно, о главном «классовом» союзнике — коммунистах, которые во всех странах региона, кроме Чехословакии, до войны действовали нелегально.

Курс на достижение компромиссов, формирование демократических блоков как основы коалиционной власти в реальной поли-

10

 


тической практике сочетался с открытым использованием советской стороной силовых приемов при нейтрализации или подавлении сил, отвергавших сотрудничество с коммунистами в рамках коалиции и занимавших открыто антисоветские позиции. Наиболее яркий пример — Польша, где уже с лета 1944 г. подразделениями НКВД СССР проводились массовые репрессии, носившие откровенно политическую окраску. Они направлялись против сил, отвергавших участие коммунистов во власти и присутствие СССР в Польше. Речь шла прежде всего об Армии Крайовой. Хотя именно в Польше наблюдался наиболее значительный размах использования силовых методов, аналогичные примеры можно дать по всем странам региона.

Из документов видно, что советская сторона активно участвовала в формировании коалиционных кабинетов. Так, весной 1945 г. прямое политическое и военное давление советских представителей привело к власти кабинет П.Грозы в Румынии, в который вошли коммунисты. На достижение этой цели был направлен визит заместителя наркома иностранных дел А.Я.Вышинского в Бухарест, но, кроме того, в критический момент в румынскую столицу были временно введены дополнительные советские дивизии.

Силовая тенденция отражалась и в тех советах, наставлениях и инструкциях, которые руководители компартий получали из Москвы из Отдела международной информации (ОМИ) ЦК ВКП(б)13. Причем, судя по документам, силовые методы и приемы использовались не только против «противников режима» и прежде всего фашистских элементов, но и против оппозиционно настроенных лиц или тех, кто не давал подтверждения своей лояльности новому режиму. При этом во всех странах региона понятие «фашист» толковалось неоправданно широко, что вело к росту репрессивно-наказательных акций. Иными словами, дефашизация, объективно необходимая, становилась фасадом, за которым скрывались и реализовывались иные цели, помимо наказания фашистов.

Первая «волна» силовых методов как с советской стороны, так и со стороны компартий стран региона, пришлась на 1944— 1945 гг., но, как подтверждается документами, в целом в большинстве стран Восточной Европы в тот период еще доминировало стремление к политическому диалогу и компромиссу, действовали механизмы «демократии по соглашению».

Восточноевропейское общество характеризовалось в тот момент открытостью как западному, так и восточному воздействию. В каждой из стран существовали и, что важно, активно действовали политические и социальные силы, ориентированные как на западные демократии, прежде всего на США, так и на СССР. Повсюду некоммунистические силы, вышедшие на послевоенную политическую авансцену, видели во внешнем факторе (и западном, и восточном, советском) один из важнейших регуляторов внутренних процессов. Стремление к взаимодействию с СССР как осознанную необходимость демонстрировали различные, далеко не просоветски настроенные, признанные в обществе политические

11

 


лидеры, например, румынский либерал Г.Татареску или крупнейший деятель польского крестьянского движения В.Витос...

Следует отметить, что немалую роль в признании советского военно-политического присутствия, необходимости сотрудничества с советской стороной играл германский фактор, под которым понималась боязнь новой германской агрессии. Особенно велика была его роль в славянских странах. Можно ставить под сомнение реальность германской угрозы, говорить о стереотипе общественного мышления, проявившегося в военные годы и спроецированного на послевоенное время, и пр., но, бесспорно, этот фактор серьезно влиял на формирование внутриполитических блоков и коалиций различных политических сил и на их переориентацию на СССР. В Москве, безусловно, учитывали воздействие этого фактора на общественные настроения и позиции политической элиты, на потенциальные возможности использовать антигерманские настроения в политических целях. Публикуемые материалы показывают, что ни одна страна региона не избежала внутренней борьбы за право тех или иных сил считаться партнером СССР, быть в числе его фаворитов. Несомненно, что этому способствовал курс на достижение компромиссов и формирование демократических блоков, выступавший на том этапе как важнейший элемент советской внешней политики в Восточной Европе. Советская сторона внимательно следила за тем, чтобы отклонений от тактики блока не было. Так, в октябре 1945 г. после победы Партии мелких сельских хозяев (ПМСХ) на муниципальных выборах в Будапеште советский посланник Г.М.Пушкин резко критиковал венгерских коммунистов за то, что «компартия Венгрии отошла от общей линии, принятой в Югославии, Болгарии, Румынии и Финляндии, где были созданы избирательные блоки демократических партий», и подчеркивал, что сложнейшие задачи по демократизации страны, восстановлению экономики и финансов могли быть по плечу только блоку демократических партий, «организованному на мирной основе»14.

В том же направлении шли в то время ориентировки ЦК ВКП(б) и другим «братским» компартиям. Весной 1945 г. глава СКК в Финляндии А.А.Жданов внушал финским коммунистам: «...В одиночку ничего не проведете... Блок важнее, чем комбинации в правительстве...»15

Доминация идеи блока демократических сил в советской внешней политике в странах Восточной Европы с неизбежностью означала, что московское руководство в тот период не могло согласиться с планами советизации региона, выдвигавшимися леворадикальными силами, прежде всего в компартиях Польши, Венгрии, Болгарии, Румынии. Имевшие место в этих странах «выбросы» «коммунистической революционности» встречали резко отрицательное отношение советской стороны и решительно блокировались ею, поскольку не состыковывались с концепцией мирного, парламентского пути к социализму и тактикой блока, входили в противоречие с международными целями советской внешней политики.

12

 


Сегодня, надо признать, дискуссионным остается вопрос, была ли эта ориентация московского руководства тактическим маневром, обусловленным некими промежуточными целями, или за ней стоял долгосрочный стратегический план. Но, независимо от ответа на этот вопрос, нельзя не отметить, что концепция мирного перехода к социализму по своему, «национальному», пути имела убежденных сторонников среди прагматически настроенных членов руководства компартий в регионе. В их числе — В.Гомулка, К.Готвальд, Г.Димитров, Й.Реваи, Л.Патрашкану и др. Для этих лидеров она существовала как пролонгированная на длительное послевоенное время стратегическая установка, объективно базировавшаяся на том факте, что ни в 1945, ни в 1946, ни даже в середине 1947 г. ни одна из политических сил в регионе не имела возможности парламентским путем полностью сосредоточить власть в своих руках, партийно-политический компромисс все еще был реален. Это учитывалось советской стороной: идея участия компартий в демократических блоках с тенденцией их утверждения как доминирующей силы продолжала рассматриваться как актуальная и отвечавшая интересам СССР. Отсюда, на наш взгляд, острая реакция советского руководства на события мая 1947 г. во Франции, когда министры-коммунисты, не поставив в известность Москву, вышли из состава правительства. 2 июня 1947 г. Жданов направил в ЦК ФКП М.Торезу письмо, свидетельствовавшее о том, что советское руководство не ожидало такого поворота событий и было весьма обеспокоено16.

На рубеже 1946—1947 гг. в общественных настроениях в Европе проявились новые разнонаправленные тенденции. Применительно к странам региона они выразились в отчетливом усилении позиций левых сил, в первую очередь во властных политических структурах. Это показали прошедшие парламентские выборы. Материалы российских архивов подтверждают, что в Польше, Румынии, Венгрии итоги этих выборов были фальсифицированы17. Однако, с нашей точки зрения, этот факт не может изменить общего вывода об укреплении политических позиций коммунистов. Отсутствие отчетливой позитивной экономической динамики в странах Восточной Европы рождало в левых кругах соблазн отказаться от долговременного перехода к социализму в пользу ускорения этого процесса. А ускорение неизбежно означало социально-политическую конфронтацию. Снять же острые экономические проблемы периодическими мощными «инъекциями» советская сторона по объективным причинам была не в состоянии. Таким образом, в странах региона объективно расширялась реальная социальная база для будущего поворота, состоявшая прежде всего из социально слабых слоев, принимавших радикальные программные установки и лозунги коммунистов.

По-иному складывалась обстановка в Западной Европе, где налицо были перспективы реальной экономической помощи со стороны крупнейшей мировой державы — США. Это вело к снижению радикализма в обществе и, как следствие, к определенному

13

 


уменьшению радиуса общественного влияния левых сил и прежде всего компартий. На таком фоне становятся понятными тенденции к политическому союзу западноевропейских государств с США и к их региональной консолидации.

Пришедшееся на этот период нарушение совместных договоренностей великих держав по Германии, постепенное ее включение в формировавшиеся союзные отношения в Западной Европе, воспринимавшиеся в Москве крайне болезненно, показали, что коалиция на антигерманской основе стремительно уходит в прошлое, исчезает и образ общего врага — Германии. Его место в Западной Европе и в США все активнее занимает образ врага нового — СССР, с которым связывается угроза продвижения коммунизма в глубь континента. Ялтинская стратегия мало-помалу эволюционирует к политике «сдерживания коммунизма», а впоследствии, уже в 50-е годы, и к наиболее жестким схемам блокового противостояния.

В Восточной Европе образ враждебной Германии продолжал сохраняться в исторической памяти народов, прежде всего славян. Планы США и Англии по созданию Западного блока и возрождению германского военно-экономического потенциала особенно настороженно были встречены в Польше и Чехословакии. Советский посол в Праге В.А.Зорин сообщал, например, что «в отношении к Германии, к ее восстановлению Чехословацкое правительство и в конце 1947 г. продолжало исходить из того, что это — вопрос существования Чехословакии. В этом вопросе продолжает существовать наибольшее единство точек зрения всех партий Национального фронта»18. Близкие оценки опасности создания блока с участием Германии высказывались польскими политиками. Так, правый социалист Я.Станьчик, особо подчеркивая нацеленность Западного блока на войну, заявлял: война — «это ликвидация нашей независимости, а может быть, и физического существования. Ведь к танцу будет приглашена Германия»19.

По нашим наблюдениям, устойчивость действия германского фактора в Восточной Европе и его роль в общественном мнении, реальной политике и пропаганде тех лет необоснованно преуменьшается, а порой и просто не учитывается современными учеными-международниками, исходящими из констатации нереальности германской угрозы. А между тем германский фактор существенно корректировал ориентацию восточноевропейских политиков некоммунистического спектра в пользу Москвы. Советская сторона активно использовала его как инструмент консолидации стран региона под своим контролем. Пример тому — беседа Сталина с чехословацкой правительственной делегацией в Кремле 10 июля 1947 г., когда решался вопрос об отказе Чехословакии от присоединения к плану Маршалла: по версии члена делегации министра юстиции П.Дртины, германская угроза Чехословакии заняла важнейшее место в аргументации советского лидера20.

Разрушение сотрудничества СССР и западных держав на антигерманской основе, наряду с изменениями внутриполитической

14

 


обстановки в странах Восточной Европы, стали важнейшими предпосылками перехода Москвы к новому стратегическому курсу в регионе. Активно внедряя его в практическую политику стран Восточной Европы, Москва способствовала «смене вех» в их политической жизни: тенденция национально-государственного единства все больше отходила на второй план, уступая место иной общественной тенденции — социально-политической конфронтации. 21 мая 1947 г. М.Ракоши после встречи с В.М.Молотовым сообщил сотруднику Отдела внешней политики (ОВП) ЦК ВКП(б) Л.Баранову: «Нам дали совет перейти на линию более сильной классовой борьбы»21. В это же время за «уступчивость» партнерам по Национальному фронту и склонность к компромиссам советская сторона остро критиковала К.Готвальда и Р.Сланского, выражала недовольство В.Гомулкой, защищавшим идею «польского национального пути»... Подтверждением вышесказанному можно считать и беседу А.Жданова 30 июня 1947 г. с финскими коммунистами В.Песси и Х.Куусинен в Москве. В их адрес прозвучала критика за согласие с умеренной политикой коалиционного правительства М.Пеккалы, за неправильную, по мнению Москвы, тактику в блоке, в том числе и за чрезмерную лояльность к партнерам. «На основе мирного сотрудничества в блоке коммунисты ничего не приобретут, наоборот, скорее могут потерять то, что уже приобрели, — говорил Жданов. — Нельзя в блоке обойтись без кровопускания по отношению к своим партнерам, если они нарушают основу сотрудничества». Жданов советовал коммунистам не быть излишне «щепетильными» в отношениях с другими партиями блока, в том числе с социал-демократами. «Мы ждем от Финской компартии наступательных боев», — подытожил он22.

Настрой советского руководства на устранение «мягких», недостаточно революционных методов и тактики действия коммунистов нашел отклик у той части членов руководства компартий Восточной Европы и членской массы, которая тяготела к немедленному переходу к советской модели организации общества. Поэтому смена советской стратегии повлекла за собой резкое обострение борьбы в руководстве компартий за личную власть и монополию на контакты с советским руководством. Москва не осталась в стороне от этой борьбы, сделав ставку на те элементы, которые были готовы признать универсальный характер советской модели, отказавшись от концепции «национального пути к социализму». Своей поддержкой советская сторона фактически обеспечила усиление их позиций в партийной элите. С опорой прежде всего на эти элементы решалась задача превращения ставших массовыми компартий в партии-монолиты, основанные на принципах большевизма. Огромную роль в этом процессе сыграл созданный в сентябре 1947 г. Коминформ.

Российские архивные материалы убедительно показывают возрастание удельного веса силовых методов в решении внутриполитических и внутрипартийных проблем в странах региона. Контролируя или руководя силовыми структурами, создавая новые (поли-

15

 


тическая полиция, партийная гвардия, батальоны спецназначения, резервная милиция и пр.), коммунисты приобрели мощные инструменты контроля и воздействия на ситуацию в стране и общественное сознание. Советская сторона не только была «в курсе» происходившего, но и оказывала разностороннюю помощь — от командирования советников разного уровня до блокирования протестов оппозиции и западных держав в связи с репрессивными действиями силовых органов.

Особое место в арсенале согласованных действий национальных коммунистов и их советских советников и консультантов занимали «разоблачения антидемократических заговоров». Их организация пришлась на 1947 г. и охватила такие страны, как Венгрия, Болгария, Румыния, Чехословакия. Документы говорят в пользу явной однотипности всех кампаний и процессов против «заговорщиков», что свидетельствует о наличии единого «дирижера». Смысл «заговоров» состоял в политической дискредитации популярных оппозиционных лидеров, устранении оппозиции с политической сцены. Иными словами, речь шла о тех политических силах, которые по степени общественного влияния могли противостоять компартиям. В Венгрии острие удара направлялось против ПМСХ и одного из ее лидеров Б.Ковача, в Румынии — против недавнего активного партнера коммунистов — национально-либеральной партии Г.Татареску, в Чехословакии — против словацкой Демократической партии, в Болгарии — против оппозиционного Болгарского земледельческого народного союза (БЗНС) и его лидера Н.Петкова. Замышлялся коммунистами, но не был реализован план разгрома «заговорщиков» в Финляндии, который предполагалось направить против Ю.К.Паасикиви23.

Сегодня с определенностью можно констатировать, что советская сторона обеспечивала не только внешнеполитическую поддержку этих акций, но и в отдельных случаях непосредственно участвовала в них. Так, Б. Ковач был арестован советскими военными властями за инкриминировавшуюся ему «шпионскую деятельность против Советской Армии и Советского Союза». Вместе с тем, как показывают документы, к «заговорам» прибегали лишь там, где имелась соответствующая морально-психологическая обстановка, где общество демонстрировало готовность к восприятию коммунистической интерпретации «заговора» и его «разоблачения»24. В этом смысле отказ советской стороны поддержать идею «заговора» в Финляндии весьма показателен. «Заговоры» продемонстрировали также, что в их «раскручивании» весьма активно участвовали лидеры компартий, в руководстве которых шла острая борьба за власть. В такой обстановке немаловажно было продемонстрировать советским представителям готовность к революционным методам действия, активность и решительность, направленные на «выкорчевывание» вражеских элементов.

Так, уже после ареста Б.Ковача венгерские коммунисты сочли, что наступила очередь премьер-министра Ф.Надя, а также «профессоров» и других представителей интеллигенции. В беседе с

16

 


В.М.Молотовым 29 апреля 1947 г. М.Ракоши заявил: «Мы снова выдвигаем вопрос о заговоре. Жалко, что у заговорщиков не оказалось складов оружия, тогда мы могли бы их крепче разоблачить. Нам нужно что-то драматическое. Во всяком случае, мы хотим вопрос о заговоре снова выдвинуть на передний план»25. Новый этап эскалации «разоблачения заговорщиков» понадобился компартии для устранения своих политических оппонентов из числа руководства ПМСХ, выступавших против левого блока по вопросу о трехлетнем хозяйственном плане. Заметим, что отсутствие «складов оружия» не помешало болгарским коммунистам обвинить лидера крестьянской партии Н.Петкова в подготовке «вооруженного переворота» и в сентябре 1947 г. казнить его. Новейшими исследованиями установлено, что «арсенал» «переворотчиков» состоял из 12 охотничьих ружей, 8 карабинов, половина из которых не имела затворов, 8 револьверов калибра 6,35 мм и нескольких ножей26. Для того, чтобы читатель ярче представил себе абсурдность обвинений, предъявленных Н.Петкову, напомним, что вооруженное выступление якобы готовилось в стране, где до декабря 1947 г. дислоцировалась 37-я Отдельная советская армия.

1948 год принес серьезные осложнения международной обстановки и, как прямое следствие этого, значительную активизацию действий советской стороны по формированию восточного блока.

2—3 февраля в Лондоне началось сепаратное совещание представителей западных держав по германскому вопросу, а в конце марта последовал отказ США, Великобритании и Франции продолжать работу в Контрольном совете по Германии, что, по существу, означало разрушение союзного контрольного механизма в этой стране. Москва крайне болезненно отреагировала на четко обозначившуюся близкую перспективу создания Западного союза. Априори он был оценен советским руководством как агрессивный блок с «немиролюбивыми» целями, как «военный союз», особая опасность которого связывалась с привлечением к участию «недемократизированной» Германии27. Подтверждением тому, что именно германский фактор играл ведущую роль в определении советской позиции по вопросу Западного союза, может служить и беседа В.М.Молотова с главным редактором «Правды» П.Н.Поспеловым 3 февраля 1948 г. Как бы заочно полемизируя с руководителями западных держав, Молотов говорил: «Против Германии хоть десять западных блоков организуйте! А ваш блок включает возможные агрессивные державы»28.

Не желая разрыва с Западом, опасаясь его возможных последствий, которые, судя по документам, советская сторона расценивала однозначно как новую войну, Москва особое внимание уделяла в это время тому, чтобы не давать повода Западу для обвинений в эскалации напряженности. Характерный штрих: советским средствам массовой информации дано указание — «по отношению к "главным клиентам" — Англии, Америке, Франции взять другой тон», писать о них «без крикливости, без ругани... без истерики», использовать «наиболее взвешенные, точные и вместе с тем спо-

17

 


койные формулировки», отказаться от карикатур, шаржей и сатиры в адрес западных держав, для статей принять тон «дипломатичный, деликатный»29.

Через призму возможной реакции Запада в Москве расценили чрезмерную «самостоятельность» Г.Димитрова по вопросу о федерации или конфедерации всех стран Восточной Европы и заключении таможенной унии, активность Й.Б.Тито по вопросу о Триесте и в албанских делах. Лейтмотив трехсторонней советско-болгарско-югославской встречи в Москве 10 февраля 1948 г. — не спровоцировать Запад несогласованными с советской стороной заявлениями и действиями восточноевропейских коммунистов. Именно этим опасением объясняется резкая позиция Сталина в отношении военных аспектов албанской политики Югославии, его категорическое указание Тито: «Не надо сапогом влезать в Албанию!»30

В этом же русле следует рассматривать и активные поиски и отбор аппаратом ЦК ВКП(б) фактов, подтверждающих «антимарксистские ошибки» национальных коммунистов, развернувшиеся уже после организационного совещания Коминформа в сентябре 1947 г. и особенно активизировавшиеся к весне 1948 г.

Именно весной 1948 г. в ОВП ЦК ВКП (б) был подготовлен целый блок таких материалов. Но если справки по Венгрии и особенно по Албании носили в этот период в целом скорее информационный характер, то записки по Югославии, Польше и Чехословакии уже содержали набор прямых обвинений в национализме31. Критика усилилась в середине июня 1948 г., когда в ОВП ЦК ВКП(б) была создана новая серия справок об «уроках», которые руководства компартий Венгрии, Румынии, Польши, Чехословакии должны были извлечь из «ошибок КПЮ» (док. № 209, 210, 211, 212). Москва готовила наступление по широкому фронту с целью сосредоточения всей полноты власти в руководствах компартий в руках лидеров, которые во всем равнялись на Москву и были готовы к форсированному переходу к советской модели, или, как в случае с Югославией, усмирения чересчур «зарвавшихся» руководителей путем установления прямого диктата ЦК ВКП(б). Эти меры преследовали главную цель — усилить консолидацию стран региона, их «привязку» к Москве и ускорить тем самым создание военно-политического восточного блока.

В свете этого начавшийся весной 1948 г. советско-югославский конфликт, оцениваемый в югославской и советской (российской) историографиях как раскол социалистического лагеря, выглядит в высшей степени явлением нелогичным, не нужным Москве и даже опасным для нее. Тем не менее Сталин, как известно, проигнорировал некоторые имевшиеся возможности урегулирования советско-югославских партийных отношений и предпочел пойти на эскалацию конфликта и его интернационализацию, используя Коминформ. В этих условиях очевидное ослабление формировавшегося восточного блока из-за потери Югославии советское руководство, по всей видимости, попыталось компенсировать ускорением консолидации стран региона и с этой целью включением в арсенал

18

 


методов компартий антититоизма. Обвинения в связях с Тито и его «агентами», наряду с национализмом, недооценкой роли СССР и т.п., отныне фигурировали во внутрипартийной борьбе, в которой национальными коммунистами активно разыгрывалась и московская «карта», то есть право на особо доверительные отношения и контакты с Москвой. Советскому руководству такая ситуация давала немалые преимущества: позволяла «направлять», управлять, быть арбитром. В значительной мере именно на основе антититоизма в странах Восточной Европы прошли чистки, аресты, а впоследствии и судебные процессы над такими деятелями компартий, как Л.Патрашкану, Л.Райк, Т.Костов, В.Клементис и др.

Итак, в 1944—1948 гг. советский фактор в Восточной Европе действовал весьма активно, проявляясь и трансформируясь в зависимости от ситуации и коррегируясь в соответствии с менявшимися внешне- и внутриполитическими условиями и стратегическими внешнеполитическими целями Москвы. В его действии принцип политического компромисса, ставка на поиск общественного консенсуса сочетались с прямым силовым, в том числе и военным, воздействием. Причем, при общей тенденции нарастания силовых методов управления партией и обществом в целом одновременно наблюдалась и их трансформация: от устранения политических противников коммунистов к подавлению «инакомыслия» уже в самих коммунистических рядах во имя утверждения доктринальных марксистско-ленинских установок, реализованных в советской общественно-политической модели.

1948 год обозначился как важный рубеж как в развитии региона, так и в политике Советского Союза в странах Восточной Европы. Опираясь на помощь и поддержку Москвы, коммунисты утвердили свою монополию на власть, а Советский Союз завершил идейно-политическое оформление восточного блока, который в середине 50-х годов превратился в блок военно-политический.

* * *

В настоящий сборник вошли документы, выявленные в четырех центральных архивах Российской Федерации: Архиве внешней политики (АВП РФ), Архиве Президента (АП РФ), Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ), Государственном архиве (ГА РФ).

АВП РФ представлен документами из фондов секретариатов наркома (министра) иностранных дел СССР В.М.Молотова и его заместителей — А.Я.Вышинского, В.П.Деканозова, В.А.Зорина. Широко представлены материалы референтур по Албании, Болгарии, Венгрии, Польше, Румынии, Югославии, Чехословакии. Публикуемые документы имеют разнообразный характер: записи бесед сотрудников центрального аппарата НКИД (МИД) СССР и сотрудников этого ведомства, работавших за границей, с общественными, политическими и государственными деятелями стран региона; телефонограммы, переданные по ВЧ из советских диппред-

19

 


ставительств в Москву с информацией по разным вопросам, и ответы на них центра; материалы генконсульств и посольств СССР; корреспонденция, поступавшая из аппарата Союзных Контрольных Комиссий (СКК) в Болгарии, Венгрии и Румынии; разного рода справки, аналитические записки, обзоры и пр., подготовленные в аппарате НКИД (МИД) СССР.

К документам АВП РФ примыкают материалы из АП РФ. Публикуются записи бесед И.В.Сталина с польской правительственной делегацией во главе с С.Миколайчиком (август 1944 г.) и чехословацкой правительственной делегацией (июль 1947 г.). В комментариях к ряду документов использованы фрагменты шифропереписки Сталина с советскими послами и лидерами стран региона. Все представленные в публикации документы данного архива сохраняются в фондах И.В.Сталина и международного коммунистического движения32.

Важный блок документов сборника составляют материалы РГАСПИ. Среди них документы ЦК ВКП(б) — Отдела международной информации (июль 1944 — декабрь 1945 г.) и его преемника — Отдела внешней политики (январь 1946 — июль 1948 г.), документы из фонда Коминформа, фонда Государственного комитета обороны и личного фонда А.А.Жданова. Публикуемые материалы позволяют показать характер и масштабы советской военной и экономической помощи в создании и функционировании иностранных воинских частей на территории СССР, формировании института советских военных советников, выявить основные направления и особенности связей и контактов ВКП(б) с компартиями стран региона, проследить динамику внутриполитических процессов в регионе и их оценок, дававшихся в Москве, проанализировать изменения тактики демократического блока и отношения к ней советского руководства и пр.

Если документы АВП РФ и РГАСПИ дают представление об обеих тенденциях в действии советского фактора в регионе, то материалы ГА РФ наиболее ярко отражают прежде всего именно силовую тенденцию. Коллекция этого архива представлена в сборнике материалами, готовившимися в секретариате НКВД СССР для И.В.Сталина и В.М.Молотова и имевшими высшую степень секретности, — «особая папка». Публикуются донесения об оперативно-чекистских мероприятиях по разоружению Армии Крайовой, ликвидации польских подпольных организаций в Западной Белоруссии, о ходе переселения немцев из Чехословакии, действиях частей НКВД на территории Румынии, ходе репатриации военнопленных, мероприятиях по охране первых лиц Чехословакии, Польши, Югославии и пр.

В сборник включено 222 документа, расположенных в хронологической последовательности. Археографическая обработка проведена в соответствии с общепринятыми правилами издания исторических документов. В легенде указаны шифр документа (номер фонда, описи, дела (для документов АВП РФ — номер папки), листов) и его подлинность. Каждый документ имеет редакционный

20

 


заголовок, помимо которого в ряде случаев сохранены официальное название, форма обращения к адресату и другие элементы формуляра документа-оригинала. Дата, установленная исследовательским путем, обосновывается в примечаниях к документу. В примечаниях же дается краткая аннотация опущенных фрагментов текста. При публикации сохранены стилистические особенности авторов. Имеющиеся опечатки и мелкие ошибки, не несущие смысловой нагрузки, исправлены без оговорок, за исключением имен, фамилий и географических названий. В этих случаях в примечаниях указывается их правильное написание. Пропущенные и восстановленные по смыслу слова или части слов даются в квадратных скобках. В особо важных случаях в примечаниях оговариваются подчеркивания, выделенные жирным шрифтом, скобки и другие пометы, сделанные адресатом при ознакомлении с документом. В примечаниях воспроизводятся пометы и резолюции, имеющие смысловое значение. Пометы, имеющие отношение к делопроизводству, как правило, опущены. Сборник снабжен именным указателем, а также научными комментариями.

Составители сборника глубоко признательны руководству Федеральной архивной службы России, руководству и научным сотрудникам архивов за содействие в подготовке публикации.

Наша искренняя признательность коллегам-историкам Института славяноведения и других Институтов РАН за научные консультации и поддержку в работе над сборником.

Примечания

___________________
1 В отечественной историографии первой попыткой рассмотреть этот вопрос на региональном материале стала монография Т.В.Волокитиной, Г.П.Мурашко и А.Ф.Носковой: Народная демократия: миф или реальность? Общественно-политические процессы в Восточной Европе. 1944-1948 гг. М, 1993.
2 См., например: Парсаданова B.C. Советско-польские отношения в годы Великой Отечественной войны, 1941—1945. М., 1982; она же. Советско-польские отношения, 1945—1949. М., 1990; Шевяков А.А. Отношения между Советским Союзом и Румынией, 1944—1949. М., 1985; Гибианский Л.Я. Советский Союз и новая Югославия, 1941—1947. М., 1987; Поп И.И. Чехословакия — Советский Союз, 1941—1947. М., 1990; СССР и страны народной демократии: Становление отношений дружбы и сотрудничества, 1944—1949 / Отв. ред. В.К.Волков. М., 1985 и др.
3 СССР — Югославия. 1948 год в современном прочтении // Сов. славяноведение. 1990. № 4. С. 6, 8, 11, 15—16 (выступления В.К.Волкова и Л.Я.Гибианского); Новопашин Ю.С. У разбитого корыта, или О причинах краха социалистического эксперимента в Центральной и Восточной Европе // Восточная Европа на историческом переломе: Очерки революционных преобразований, 1989—1990 гг. М., 1991; СССР и страны Центральной и Юго-Восточной Европы в середине и второй половине 1940-х годов // Сов. славяноведение. 1991. № 6. С. 6, 13, 17, 18 (выступления В.К.Волкова, Л.Я.Гибианского, Ю.С.Новопашина, Т.Ю.Григорьянц).
4 См., например: Новопашин Ю.С. О причинах краха международного коммунизма // Восточная Европа: контуры посткоммунистической модели развития. М., 1992; он же. Вводные замечания // Бывшие хозяева

21

 


Восточной Европы: Политические портреты. М., 1995; СССР и страны Центральной и Юго-Восточной Европы в середине и второй половине 1940-х годов // Сов. славяноведение. 1991. № 6. С. 13 (выступление Ю.С.Новопашина).
5 Волокитина Т.В., Мурашко Г.П., Носкова А.Ф. Народная демократия: миф или реальность? Общественно-политические процессы в Восточной Европе, 1944—1948 гг. М„ 1993; Idem. Das Zentralkomitee der WKP(b) und das Ende der «nationalen Wege zum Sozialismus» // Jahrbuch fur Historische Kommunismusforschung. 1994; Мурашко Г.П., Носкова А.Ф. Советский фактор в послевоенной Восточной Европе, 1945—1948 гг. // Советская внешняя политика в годы «холодной войны». 1945—1985. Новое прочтение. М., 1995; Idem. A szoyjet tenyero kelet-Europa országainak haboru utáni fejlodeseben, 1945-1948 // Multunk. 1996. № 2. 49-80 old.
6 Гэддис ДжЛ. Предварительные оценки послевоенного противостояния // Новая и новейшая история. 1991. № 3. С. 62.
7 НКВД и польское подполье. 1944—1945 гг. (По «Особым папкам» И.В.Сталина). М., 1994; СВАТ, Управление пропаганды (информации) и С.И.Тюльпанов. 1945-1949. М., 1944; СССР-Польша. Механизмы подчинения. 1944—1949 гг. М., 1995; Восточная Европа в документах российских архивов. 1944—1953 гг. Т. 1—2. Москва—Новосибирск, 1997—1998; Три визита А.Я.Вышинского в Бухарест. 1944—1946 гг. Документы российских архивов. М., 1998; Совещания Коминформа. 1947, 1948, 1949. Документы и материалы. М., 1998 и др.
8 АВП РФ. Ф. 07. Оп. 9. П. 61. Д. 68. Л. 3-41; Ф. 06. Оп. 6. П. 14. Д. 145. Л. 3-41.
9 Юнгблюд В.Т. «Образы российской империи» и внешнеполитическое планирование в США в 1944—1945 гг. // США. Экономика. Политика. Идеология. 1998. № 6. С. 68-69.
10 Восточная Европа в документах... Т. 1. 1944—1948 гг. Док. № 151.
11 Svobodne slovo. 18 I 1946 г.
12 Pravo lidu, 23 XII 1945 г.
13 РГАСПИ. Ф. 17. On. 128. Д. 750. Л. 11, 40, 57, 58.
14 АВП РФ. Ф. 077. Оп. 27. П. 121. Д. 11. Л. 25.
15 РГАСПИ. Ф. 77. Оп. 3. Д. 63. Л. 3. Подобные примеры могут быть продолжены.
16 Там же. Д. 89. Л. 3-4.
17 Мурашко Г.П., Носкова А.Ф. Советский фактор в послевоенной Восточной Европе... С. 94.
18 АВП РФ. Ф. 0138. Оп. 29а. П. 171. Д. 2. Л. 55.
19 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 768. Л. 136.
20 Drtina P. Československo — můj osud. Knika života českého demokrata. 20. stoleti. Sv. II. Kn. 2. Toronto, 1982. S. 535.
21 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 315. Л. 54.
22 Там же. Ф. 77. Оп. 3. Д. 174. Л. 3.
23 Там же. Д. 88. Л. 40.
24 Мурашко Г.П., Носкова А.Ф. Советский фактор... С. 98.
25 Восточная Европа в документах российских архивов... Док. № 209.
26 Никола Петков. След 42 години — опит за портрет. София, 1990. С. 6.
27 РГАСПИ. Ф. 629. Оп. 1. Д. 97. Л. 44.
28 Там же. Л. 52.
29 Там же. Л. 53, 78, 89.
30 АП РФ. Ф. 45. Оп. 1. Д. 253. Л. 14-23.
31 Восточная Европа в документах... Т. 1. Док. № 267, 269, 272, 274.
32 В настоящее время фонд Сталина из АП РФ передан в РГАСПИ.

22

 


 

 

№ 1

Записка руководителя Комиссии Народного комиссариата иностранных дел (НКИД) СССР по возмещению ущерба, нанесенного Советскому Союзу гитлеровской Германией и ее союзниками, И.М.Майского народному комиссару иностранных дел В.М.Молотову по вопросам будущего мира и послевоенного устройства1

г. Москва 10 января 1944 г.

СОВ. СЕКРЕТНО

1. ОБЩАЯ УСТАНОВКА

Для того, чтобы набросать хотя бы общую схему желательных условий будущего мира, необходимо прежде всего ясно сформулировать ту конкретную цель, к которой при этом стремишься, ибо цель в очень значительной степени определяет собой средства. Мне представляется, что нашей конкретной целью при построении будущего мира и послевоенного порядка должно быть создание такого положения, при котором в течение длительного срока были бы гарантированы безопасность СССР и сохранение мира, по крайней мере, в Европе и в Азии. Что понимать под выражением «длительный срок»? Я понимаю под этим выражением срок, достаточный для того, чтобы:

а) СССР успел стать столь могущественным, что ему уже больше не могла бы быть страшна никакая агрессия в Европе или в Азии. Более того, чтобы ни одной державе или комбинации держав в Европе или в Азии даже и в голову не могло прийти такое намерение.

б) Европа, по крайней мере, континентальная Европа успела стать социалистической, исключая, таким образом, самую возможность возникновения войн в данной части света.

Как этот «длительный срок» можно выразить в конкретных цифрах? Гадать о будущем, конечно, очень трудно, и ручаться за какое-либо вполне точное число лет никто не возьмется. Однако мой приблизительный расчет сводится к следующему: если допустить, что СССР понадобится около 10-ти лет для залечивания ран, нанесенных ему войной, то «длительный срок» безопасности и мира, к которому нам следует стремиться при ликвидации нынешней войны, должен составить минимум 30, максимум 50 лет. Грубо говоря, речь идет о жизни двух поколений.

Исходя из данной общей установки, я позволю себе в дальнейшем изложить желательные для нас основы будущего мира.

2. ГРАНИЦЫ СССР

Для достижения вышеуказанной цели необходимо прежде всего, чтобы СССР вышел из нынешней войны с выгодными стратегическими границами. В основу этих границ должны быть положе-

23

 


ны границы СССР в 1941 году. Это не исключает, конечно, возможности частичной модификации данных границ (например, с Польшей, с Румынией, с Финляндией и т.п.) в зависимости от нашей выгоды или необходимости считаться с политикой США и Англии. Но основой все-таки должны быть границы 1941 года. Однако к этим границам должны быть сделаны следующие поправки:

а) Район Петсамо должен быть включен в состав СССР.

б) Южный Сахалин, которым в настоящее время владеет Япония, должен быть возвращен СССР.

в) Цепь Курильских островов, которая отгораживает СССР от Тихого океана, должна перейти к нам. Получение Южного Сахалина и Курильских островов отнюдь не обязательно связано с вовлечением СССР в войну с Японией, но подробнее этого вопроса я коснусь ниже (см. раздел «Япония»).

г) При всяких условиях (даже в случае модификации границ с Польшей или Румынией) должна быть обеспечена общая граница СССР с Чехословакией.

Далее необходимы следующие мероприятия, имеющие тесное отношение к границам СССР:

д) Между СССР, с одной стороны, Финляндией и Румынией, с другой, должны быть заключены на длительный срок пакты взаимопомощи с предоставлением СССР на территории названных стран необходимого количества баз — военных, воздушных и морских. Кроме того, СССР должен быть связан с Финляндией и Румынией системой железных и шоссейных дорог, важных стратегически и экономически.

е) СССР должно быть гарантировано свободное и удобное использование транзитных путей через Иран к Персидскому заливу. С этой целью (а также из других соображений) Англо-советско- иранский договор 1942 г. должен быть сохранен с теми изменениями, которые будут вызываться переходом от войны к миру.

3. ГЕРМАНИЯ

Вопрос о будущем Германии явится с интересующей нас точки зрения, конечно, основным вопросом. Мне представляется, что здесь нам следует стремиться к возможно более полному «обезвреживанию» Германии на указанный выше срок (30—50 лет), т.е. к созданию таких условий, при которых Германия не могла бы даже и помыслить о какой-либо агрессии против кого-либо. Под этим углом зрения, на мой взгляд, необходимо:

а) Оккупация стратегически важных пунктов на территории всей Германии в течение длительного срока (не менее 10 лет). Размеры и тяжесть оккупации могут, разумеется, варьировать[ся] в зависимости от обстоятельств. Так, например, весьма вероятно, что в первые годы после войны эта оккупация будет более интенсивна и что в дальнейшем размеры и тяжесть оккупации постепенно будут сокращаться. Тем не менее общая длительность оккупации едва ли

24

 


сможет быть меньше 10 лет, если исходить из вышеизложенной общей установки.

б) Раздробление Германии на ряд более или менее независимых государственных образований. Я не касаюсь здесь более конкретно данной темы, ибо раздробление представляет весьма сложный вопрос, который специально подрабатывается в Комиссии тов. Литвинова. Я просто лишь отмечаю в данной связи необходимость этого мероприятия. Со своей стороны сделаю только одно замечание. В Англии и США в настоящее время можно нередко услышать мнение о том, что раздробление нецелесообразно, т.к. оно породит среди немцев лишь подъем национального движения и в конечном счете приведет к объединению германской нации. Такой ход вещей весьма вероятен. Тем не менее я все-таки считаю раздробление полезным, ибо оно на долгий срок явится важным фактором ослабления Германии, и преодоление раздробления потребует от немцев большой затраты национальной энергии, которая иначе могла бы быть направлена в более опасное русло.

в) Разоружение Германии — военное, индустриальное и идеологическое. Наиболее простым и общепризнанным является военное разоружение, которое будет произведено еще в стадии перемирия. Против такого разоружения едва ли можно ждать возражений со стороны Англии и США. В послевоенном будущем Германии или возникшим на ее месте германским государствам, очевидно, не может быть разрешено иметь никаких вооруженных сил сверх полиции. Опять-таки и здесь, как и в вопросе об оккупации, в более отдаленном будущем в зависимости от обстоятельств могут быть произведены известные модификации. Однако в течение первого периода после окончания войны Германия или германские государства ничего, кроме полиции, не должны будут иметь.

Более сложную и трудную проблему представляет индустриальное разоружение Германии, ибо оно затрагивает целый ряд экономических моментов не только германского, но и европейского и даже мирового порядка, а сверх того может вызвать возражения со стороны США и Англии. Данная проблема находится на разработке в моей Комиссии по репарациям. Мне представляется, однако, что при всяких условиях нам следует настаивать на максимальной ликвидации военного потенциала Германии, добиваясь возможно более полного принятия союзниками нашей программы в этой области.

Еще сложнее и труднее проблема идеологического разоружения Германии. В течение ряда поколений немецкий народ (особенно пруссаки) воспитывался в определенном духе, и это явилось почвой, на которой так быстро и пышно расцвел гитлеризм. В интересах безопасности СССР и сохранения мира в Европе необходимо серьезное идеологическое перевоспитание немецкого народа. Это дело в высшей степени деликатное. В Англии и Америке в настоящее время имеется немало проектов такого перевоспитания, которые часто носят не только фантастический, но и просто вред-

25

 


ный характер. Найти правильную линию и правильные формы в вопросе о перевоспитании немецкого народа нелегко. Тем не менее, данная проблема тоже должна быть разрешена, если мы хотим обеспечить длительный мир в Европе. Кстати, вопрос об идеологическом разоружении Германии у нас меньше всего подрабатывался. Мне думается, что в ближайшие месяцы на данную тему надо обратить самое серьезное внимание.

г) Взимание с Германии репараций и в частности репараций трудом в течение длительного срока (не менее 10 лет). Данный вопрос имеет две стороны: с одной стороны, репарации должны служить целям скорейшего восстановления ущерба, нанесенного Германией СССР и другим странам, с другой стороны, репарации, в частности репарации трудом, т.е. изъятие из германского народного хозяйства нескольких миллионов рабочих единиц ежегодно, неизбежно должны ослабляющим образом действовать на ее экономику и на ее военный потенциал,

д) Суровое наказание преступников войны, толкуя этот термин в расширительном смысле, т.е. включая в него не только тех лиц, которые совершили преступление на поле битвы или в районах оккупации, но также членов СС, СА, аппарат нацистской партии со всеми его разветвлениями, широкие круги армейской, воздушной, морской и административной верхушки. В этой области нам несомненно придется столкнуться с серьезной оппозицией со стороны Англии и США (не в вопросах принципа, а в вопросах его практического применения). Но и тут мы должны будем стремиться к максимально возможному проведению нашей программы.

Сумма всех указанных выше мероприятий, при наличии строгого контроля союзников за их проведением, как мне кажется, в состоянии «обезвредить» Германию на 30 — 50 лет. Конечно, ничто не стоит на месте, и тяжелый пресс, под который попадет Германия после войны, можно и должно будет постепенно развинчивать в соответствии с успехами того перевоспитания немецкого народа, о котором я говорил выше. Если и когда немецкий народ искренне станет на рельсы создания социалистической Германии, пресс может быть и совсем снят. Но это пока еще музыка будущего. Ближайший период после войны должен стоять под знаком возмездия, которое Германия заслуженно понесет за совершенные ею преступления.

4. ОСТАЛЬНАЯ ЕВРОПА

Обезвреживание Германии является важнейшим условием безопасности СССР и сохранения длительного мира в Европе. Другим условием того же является предупреждение создания в Европе каких-либо других держав или комбинаций держав с сильными сухопутными армиями. Нам выгоднее всего такое положение, при котором в послевоенный период в Европе была бы только одна могущественная сухопутная держава — СССР, и только одна могущественная морская держава — Англия. Подробнее о будущей роли Анг-

26

 


лии я скажу несколько позднее (см. раздел «Перспективы»). Сейчас я упоминаю о ней лишь для полноты картины. Из данного положения вытекает ряд практических выводов, о которых речь будет ниже.

5. ФРАНЦИЯ

СССР, на мой взгляд, выгодно способствовать восстановлению Франции, как более или менее крупной европейской державы, однако невыгодно прилагать специальные усилия к возрождению ее былого военного могущества. К этому имеется два главных основания.

Во-первых, если бы создание сильной французской армии в послевоенный период даже было возможно, это до известной степени только ослабляло бы положение СССР как единственной могущественной сухопутной державы в Европе и могло бы облегчить формирование каких-либо антисоветских группировок (см. раздел «Перспективы»).

Во-вторых, самая возможность в этот период создания сильной французской армии и вообще возрождение Франции как подлинно великой державы представляется весьма сомнительной по причинам объективного порядка, и, потому, политика, ставящая себе подобные цели, была бы нереальной политикой, способной принести СССР только разочарования и опасности. Главной из этих причин объективного характера является проблема населения во Франции.

Известно, что по целому ряду обстоятельств, на которых я здесь не могу останавливаться, население Франции в течение 19 века росло очень медленно, а в годы, предшествовавшие нынешней войне, стало совсем стационарным. Именно проблема населения прежде всего лежала в основе постепенного падения политической роли Франции в Европе. Для этого достаточно привести хотя бы следующие цифры:

Население Франции по переписи 1866 г. составляло 36,5 мил.

Население Германии          "          1867 г.          "          40,1 мил.

Как видим, в 60-х годах прошлого века численность населения в обеих странах была приблизительно одинакова. Разница не превышала 10 %. Наоборот,

Население Франции по переписи 1936 г. составляло 41,9 мил.

Население Германии (без Австрии) по переписи 1939 г. составляло 69,6 мил.

Иными словами, накануне нынешней войны население Германии на 70 % превышало население Франции. Если же к населению Германии прибавить население Австрии, включенной в состав Германии в 1938 г., то разница станет еще более разительной, доходя почти до 90 %.

Нынешняя война, несмотря на ничтожность чисто военных потерь французской армии, обойдется Франции, вероятно, в 3 — 4 миллиона человек с учетом таких факторов, как длительное пребывание в Германии 2-х миллионов французских военноплен-

27

 


ных и гибель около полмиллиона из них, как громадное количество детей, умерших в результате недоедания, еще большее количество детей, болеющих в силу той же причины туберкулезом, общее повышение смертности гражданского населения во Франции и т.д. Перед Францией, таким образом, после войны будет стоять задача перекрыть в течение жизни ближайшего поколения столь колоссальные человеческие потери. Сумеет ли она это сделать? Опыт минувших 150 лет говорит против такой возможности. Продумывая проблему населения Франции, я могу допустить только один момент, который, возможно, оказался бы в состоянии резко и длительно повысить кривую французской рождаемости — это полнокровная пролетарская революция, в огне которой создались бы совершенно новые социально-экономические условия и переплавилась бы традиционная психология французского населения. Но придет ли такая революция? На этот вопрос никто сейчас не сможет ответить определенно. Если же революции указанного типа не произойдет, то весьма вероятно, что численность населения послевоенной Франции стабилизуется примерно на цифре около 37—38 млн. человек с дальнейшей тенденцией к понижению.

К только что сказанному о проблеме населения надо прибавить еще тот тяжелый политический и моральный кризис, который французский народ пережил в течение нынешней войны. Очень отрадно видеть симптомы психологического возрождения Франции, находящие свое наиболее яркое выражение в том движении сопротивления, которое развивается сейчас на ее территории. За всем тем, мне все-таки кажется сомнительным, чтобы нынешнее поколение французов смогло полностью преодолеть духовные последствия пережитой им катастрофы, если опять-таки ход событий не приведет к настоящей пролетарской революции.

Ввиду всех вышеизложенных соображений, я думаю, что СССР при ликвидации войны и в послевоенный период следует оказывать Франции политическую и экономическую поддержку, иметь с ней дружественные отношения, использовать ее в общем плане нашей европейской политики, но не ставить ставку на превращение Франции в великую державу, в особенности же на восстановление ее былого военного могущества.

6. ИТАЛИЯ

Италия никогда не была и не будет серьезной угрозой для европейского мира. В послевоенный период ей очень долго придется залечивать раны, полученные во время войны. Тем не менее Италии необходимо дать понять, что союзники, в частности СССР, не забыли ее роли в этой войне. Конкретно необходимо гарантировать Италии целость ее европейских владений, включая Сицилию и Сардинию, но исключая все ее прежние владения на Балканах. Африканские владения Италии должны быть полностью ликвидированы. СССР тут не должен будет играть какой-либо активной

28

 


роли. Ему достаточно будет лишь не мешать Англии и США распорядиться бывшими африканскими владениями Италии по своему усмотрению.

7. ИСПАНИЯ И ПОРТУГАЛИЯ

Пиренейский полуостров не имеет непосредственного значения для СССР, однако он представляет для нас интерес в плоскости общеевропейской политики, поскольку с своими 30 мил. населения этот полуостров составляет довольно крупную часть Европы. Стратегическое положение Пиренейского полуострова еще более повышает его роль.

С указанной точки зрения СССР заинтересован в ликвидации режима Франко и в восстановлении испанской республики. Если бы к власти вновь пришел Негрин, ситуация оказалась бы наиболее благоприятной, ибо Негрин очень дружественно относится к нашей стране и не раз мне в Лондоне говорил, что готов был бы пойти на пакт взаимопомощи и военный союз с СССР. Насколько практически целесообразно было бы заключение подобного рода соглашения с Испанией, вопрос спорный. Однако дружественная СССР демократическая Испания значительно укрепляла бы нашу общую позицию в Европе и облегчала бы маневрирование в отношении Франции и Италии.

С Португалией полезно было бы установить дипломатические отношения и иметь в Лиссабоне, который является интересным наблюдательным пунктом, свою миссию. Это, как мне кажется, станет вполне возможным после окончания войны, которое несомненно приведет к краху режима Салазара в Португалии.

8. ВОПРОС О ФЕДЕРАЦИЯХ

Переходя к судьбе малых стран Европы, необходимо подчеркнуть, что не в интересах СССР, по крайней мере, в первый период после войны, способствовать созданию различного рода федераций — Дунайской, Балканской, Центрально-Европейской, Скандинавской и т.п. — о которых сейчас так много говорят на Западе. Поэтому наша линия в данном вопросе должна оставаться отрицательной в духе тех заявлений, которые были сделаны советской делегацией на Московской Конференции.

9. ПОЛЬША

Целью СССР должно быть создание независимой и жизнеспособной Польши, однако мы не заинтересованы в нарождении слишком большой и слишком сильной Польши. В прошлом Польша почти всегда была врагом России, станет ли будущая Польша действительным другом СССР (по крайней мере, на протяжении жизни ближайшего поколения), никто с определенностью сказать не может. Многие в этом сомневаются, и справедливость требует

29

 


сказать, что для таких сомнений имеются достаточные основания. Ввиду вышеизложенного, осторожнее формировать послевоенную Польшу в возможно минимальных размерах, строго проводя принцип этнографических границ. Конкретно, восточная граница Польши должна пройти по границе 1941 года или близкой к ней (например, по «линии Керзона»), причем Львов и Вильно при всяких условиях должны остаться в пределах СССР. На Западе в состав Польши может быть включена вся Восточная Пруссия или, пожалуй лучше, часть ее, и известные части Силезии, но с выселением оттуда немцев. Тешен должен быть возвращен Чехословакии. Если Польша пожелает, она сможет на этой базе примкнуть в качестве третьего члена к недавно заключенному советско-чехословацкому пакту взаимопомощи.

10. ЧЕХОСЛОВАКИЯ

В противоположность Польше СССР выгодно стремиться к созданию сильной Чехословакии, которая ввиду политических настроений ее населения, а также в связи с недавним подписанием советско-чехословацкого пакта взаимопомощи на 20 лет, способна быть важным проводником нашего влияния в Центральной и Юго-Восточной Европе. Конкретно, Чехословакия минимально должна быть восстановлена в своих прежних границах с прибавкой Тешена. Если при окончательной перекройке карты Европы окажется возможным еще что-либо прирезать к Чехословакии, это следует сделать. В соответствии с желанием чехословаков немцы должны быть выселены из пределов их страны. Между СССР и Чехословакией, как уже упоминалось выше, должна быть установлена общая граница достаточного протяжения. Хорошие пути сообщения должны связывать обе страны.

11. ВЕНГРИЯ

СССР не заинтересован в создании сильной Венгрии. К тому же Венгрии, как и Италии, необходимо дать понять, что союзники не забыли ее позиции в нынешней войне. Поэтому политика СССР в отношении Венгрии должна сводиться к тому, чтобы сохранить венгерское государство, но по возможности сузить его территорию, строго следуя этнографическому принципу. В тех случаях, когда в применении данного принципа возникают какие-либо сомнения, решать вопрос следует против Венгрии. Третейское решение о Трансильвании2 должно быть пересмотрено в соответствии с национальным принципом, но с известным уклоном в пользу Румынии, которая, как выше уже упоминалось, после войны должна заключить пакт взаимопомощи с СССР и, таким образом, станет важным фактором нашей обороны на Юго-Востоке [Европы]. Венгрия, по крайней мере, на первые годы после войны должна быть оставлена в положении международной изоляции. На Венгрию также должны быть наложены репарации.

30

 


12. БАЛКАНЫ

События последних месяцев на Балканах значительно прояснили ситуацию, и потому в настоящее время можно рассчитывать на то, что пресловутый «балканский вопрос» после этой войны, наконец, будет разрешен или, по крайней мере, поставлен на путь разрешения. Мне представляется, что СССР в отношении Балкан следовало бы стремиться к следующему:

а) Румыния после окончания войны должна заключить пакт взаимопомощи на длительный срок с СССР (об этом уже говорилось выше).

б) Югославия после окончания войны (а может быть, и раньше) в случае укрепления элементов, группирующихся сейчас вокруг Тито, вероятно, также захочет заключить с СССР пакт взаимопомощи на длительный срок. СССР следует пойти навстречу этому желанию демократических сил Югославии. Было бы, однако, нецелесообразно принимать сделанное недавно правительством короля Петра предложение о заключении подобного пакта.

в) В Болгарии после ликвидации нынешней правящей верхушки, что станет неизбежным в конце войны, судя по всему, также возникнет сильное течение в пользу заключения пакта взаимопомощи с СССР. Нам нужно будет пойти навстречу этому течению.

г) Вопрос о Греции несколько сложнее, СССР заинтересован в Греции гораздо меньше, чем в других балканских странах, а Англия, наоборот, в Греции чрезвычайно заинтересована. Поэтому в отношении Греции СССР следует соблюдать особенно большую осторожность. Если бы демократическая Греция, следуя примеру других балканских стран, захотела также заключить пакт взаимопомощи с СССР, мы не имели бы оснований ее обескураживать. Однако, если бы заключение такого двустороннего греко-советского пакта грозило вызвать какие-либо осложнения с Англией, можно было бы попытаться разрешить проблему в порядке заключения тройственного пакта взаимопомощи между Англией, Грецией и СССР (по примеру Ирана).

д) Что касается территориальных вопросов, то тут картина рисуется мне в следующем виде: Югославия может быть восстановлена в своих прежних границах, если потребуется, с теми или иными частичными модификациями. Греция также может быть восстановлена в своих старых границах и, сверх того, получить Додеканез, что она вполне заслужила своей героической борьбой против Италии и Германии. Болгария должна вернуть Югославии и Греции аннексированные у них земли, за исключением, может быть, Дедеагача, ибо удержание Болгарией Дедеагача могло бы представлять интерес для СССР в случае заключения советско- болгарского пакте взаимопомощи. Достаточной компенсацией Греции за Дедеагач был бы Додеканез. Вопрос о границе между Болгарией и Румынией должен быть разрешен в соответствии с интересами СССР. Вопрос об Албании и Македонии требует специального рассмотрения. Конечно, при всех территориальных

31

 


перестройках на Балканах необходимо в основном исходить из национального принципа.

е) Румыния и, в меньшей степени, Болгария должны быть привлечены к платежам репараций.

Конечно, только что набросанная программа мероприятий на Балканах является делом сложным и деликатным, требующим осторожности в своем проведении. Недаром Балканы всегда до сих пор были одним из наиболее взрывчатых углов Европы. Помимо внутрибалканских противоречий тут приходится принимать во внимание также политику других держав, в первую очередь Англии. Тем не менее вышеуказанная программа представляется мне не только многообещающей в смысле разрешения «балканского вопроса», но вместе с тем и достаточно реалистической. В крайнем случае (если бы оппозиция со стороны Англии оказалась слишком сильна) можно было бы поискать с ней какого-либо компромисса и, например, попытаться вопрос о пактах взаимопомощи урегулировать в плоскости тройных пактов между Англией, СССР и соответственной балканской страной. Исключение должно быть сделано только для Румынии, пакт с которой непременно должен быть двусторонним. В силу географических и всяких иных условий (см. раздел «Перспективы») тройной пакт с Югославией или Болгарией фактически означал бы закрепление здесь советского влияния.

13. СКАНДИНАВИЯ, ГОЛЛАНДИЯ, БЕЛЬГИЯ

Поскольку можно предвидеть, в Скандинавских странах после войны не приходится ожидать каких-либо крупных изменений ни территориального, ни внутриполитического порядка. Возможно, что Дания поставит вопрос о восстановлении ее границы с Германией, как она была до 1864 года. Против этого СССР нет оснований возражать. Исландия, конечно, больше не захочет вернуться к Дании. Фактически Исландия, вероятно, станет чем-то вроде доминиона США. СССР нет особых оснований вмешиваться и в этот вопрос. Единственно, в чем тут заинтересован СССР, так это в том, чтобы в послевоенные годы не создалось какой-либо скандинавской федерации. Мне думается, однако, что при том влиянии, которое СССР будет иметь на европейские дела, этого можно будет избежать. Вопрос о выходах из Балтийского моря представляет большую важность для СССР. Он требует специальной проработки и формулирования желательных для нас международных решений. Не исключено, что Англия (и, возможно, США) после войны захотят иметь свои базы на атлантическом берегу Норвегии. Подобные намерения англо-американцев, вероятно, встретили бы сочувствие со стороны норвежских правящих кругов (такое заключение можно вывести из некоторых разговоров, которые я имел в Лондоне с норвежским министром иностранных дел Тригви Ли3). С точки зрения СССР желательно было бы предупредить подобное соглашение. Если бы, однако,

32

 


это оказалось невозможным, то мыслим такой компромисс: базы на атлантическом берегу Норвегии получают не только Англия (и США), но также и СССР.

Советский Союз не имеет непосредственного интереса в отношении судеб Голландии и Бельгии. Поэтому он может оставаться по преимуществу в роли наблюдателя за развитием событий в этой части Европы, поскольку данные события не дают основания опасаться нарушения мира. Весьма вероятно, что Англия захочет иметь в Бельгии и Голландии свои базы (морские, военные, воздушные) и пакты взаимопомощи или какие-либо иные аналогичные соглашения с только что названными государствами. У СССР нет оснований возражать против этого. Мыслимо, что при известном обороте обстоятельств вся Бельгия или, по крайней мере, ее валонская часть захочет войти в состав Франции. СССР нет оснований возражать и против подобного шага.

14. ТУРЦИЯ

Независимо от того, вступит ли Турция в войну или нет, политика СССР в отношении Турции после окончания войны должна сводиться к тому, чтобы препятствовать усилению Турции и по возможности совершенно исключить ее вмешательство в балканские дела. В частности, Додеканез ни в коем случае не должен быть передан Турции. Необходимо использовать все доступные нам методы и средства для ослабления позиции Турции как «часового» на проливах. Программа балканских пактов, о которых речь шла выше, в особенности пакты СССР с Румынией и Болгарией, явилась бы лучшим способом для достижения этой цели.

15. ИРАН

Целью СССР в отношении Ирана должно быть сохранение и дальнейшее развитие дружественных союзных отношений с этой страной, которая прикрывает наш кавказский фланг и обеспечивает нашу связь с Персидским заливом. В этих видах желательно следующее:

а) Сохранение с известными модификациями тройственного англо-советско-иранского пакта взаимопомощи 1942 года. Если тройственный пакт почему-либо прекратит свое существование, целесообразно заключение двустороннего советско-иранского пакта взаимопомощи.

б) После войны должен быть создан смешанный (советско- англо-иранский или советско-англо-американо-иранский) орган для поддержания и развития иранских путей сообщения, ибо совершенно очевидно, что одному Ирану будет не под силу справиться с разрешением такой задачи, а без хороших транзитных путей наш выход к Персидскому заливу станет иллюзорным.

в) Должно быть обращено особое внимание на освоение северного Ирана с помощью целого ряда экономических, культурных и

33

 


политических мероприятий (советские больницы, советские школы для иранцев, советские кинокартины, советские театры, посылка иранской молодежи для обучения в СССР, изучение русского языка в иранских школах, советская помощь в организации иранских вооруженных сил и т.п.).

16. ИРАК, АРАВИЯ, СИРИЯ, ЛИВАН, ПАЛЕСТИНА, ЕГИПЕТ

Вся эта обширная территория, населенная главным образом арабскими племенами, до сих пор находилась почти совершенно вне сферы советского влияния. Только совсем недавно появилась наша Миссия в Египте, в остальных из перечисленных стран до сих пор нет наших представителей. Между тем, судя по многим признакам, почва для укрепления советского влияния в названных районах несомненно имеется. Это я мог констатировать сам во время моего проезда от Каира до Тегерана (когда я возвращался из Лондона) осенью прошлого года. Мне представляется поэтому чрезвычайно полезным принятие возможных мер для учреждения нашей дипломатической миссии в Багдаде и открытие наших консульств в Сирии, Ливане, Палестине. С Саудовской Аравией дипломатические отношения у нас установлены уже давно, однако мы их до сих пор не использовали для посылки туда наших представителей. Это надо сделать.

Нашей целью в названных районах должно быть укрепление советского влияния в сфере экономической, культурной и политической. Объективные условия для такого укрепления несомненно есть, их надо только использовать. Конечно, при этом необходима известная осторожность, чтобы избежать каких-либо конфликтов с Англией (и США). Тем не менее, достаточно широкие перспективы для нашей работы здесь имеются.

В данной связи следует упомянуть о сильно развившемся в последние годы панарабском движении, базой которого являются как раз только что перечисленные арабские страны Ближнего Востока. В качестве официальной цели это движение выставляет создание Панарабской Федерации. Трудно сказать, в какой мере данная идея осуществима на практике. Здесь на пути имеется много трудностей, коренящихся в вековой раздробленности арабских племен и в династическом соперничестве их руководителей. Несомненно также, что англичане, формально как будто бы сочувствуя панарабизму, на самом деле, за кулисами, ведут настойчивую работу по его разложению. В данной обстановке СССР выгоднее всего было бы занять в отношении панарабского движения позицию принципиальной благожелательности, но без какой-либо активной его поддержки. Создавать по этому поводу осложнения с Англией на данном этапе не соответствовало бы нашим интересам.

Дипломатическая активность СССР в только что перечисленных странах плюс пакты взаимопомощи с балканскими странами

34

 


(особенно, если Болгарии удастся сохранить за собой Дедеагач) явилась бы выходом СССР к Средиземному морю в обход Турции и проливов.

17. ЯПОНИЯ

СССР не заинтересован в развязывании войны с Японией, но он очень заинтересован в военном разгроме Японии, ибо без этого последнего условия нельзя рассчитывать на длительный мир в Азии. До окончательной победы над Германией союзники, по всей вероятности, не будут официально ставить перед нами вопроса о вступлении в войну с Японией. Однако почти несомненно, что после поражения Германии они это сделают (особенно США). Наша тактика, очевидно, должна будет сводиться к тому, чтобы путем искусного маневрирования избежать открытого вовлечения нас в войну с Японией. Гораздо выгоднее с точки зрения СССР было бы предоставить «честь» разгрома Японии англичанам и американцам. Это сэкономило бы нам человеческие и материальные потери и, вместе с тем, заставило бы США и Великобританию несколько порастрясти свои человеческие и материальные ресурсы. Тем самым, империалистический пыл США в послевоенную эпоху был бы несколько охлажден (смотреть ниже раздел «Перспективы»). Это было бы также нашим реваншем за позицию англо-американцев в вопросе о втором фронте.

Выше я упоминал о том, что СССР должен вынести из этой войны на Дальнем Востоке южный Сахалин и цепь Курильских островов. Я не считаю, что для этого нам обязательно необходимо участвовать в войне с Японией. Вполне допустимо, что на мирной конференции при генеральном межевании карты мира и сложном маневрировании великих и малых держав СССР мог бы получить только что названные объекты, не сделав ни одного выстрела на Дальнем Востоке, — конечно, при непременном условии, что США и Англия действительно разгромят Японию. После того для Японии должен быть установлен режим примерно того же типа, что для Германии.

18. КИТАЙ

С поражением Японии будет реализована основная цель, в которой мы заинтересованы, поскольку речь идет о Китае. В дальнейшем СССР должен будет стремиться к возможно более глубокому проникновению советского влияния в Китай и к укреплению возможно более дружественных отношений с Китаем, однако степень содействия СССР превращению Китая в подлинно великую державу (в области экономической, политической и военной) должна будет в основном определяться процессами его внутреннего развития. Если тенденция этого развития пойдет в сторону усиления и укрепления в Китае и в его правительственных кругах подлинно демократических, прогрессивно-националь-

35

 


ных, дружественных СССР элементов, наша помощь будет, естественно, более интенсивна, чем в обратном случае. Мыслимо положение, при котором мы совсем не будем заинтересованы (по крайней мере, на известный период) в том, чтобы способствовать усилению Китая, ибо при определенных обстоятельствах он может превратиться в серьезную опасность для СССР (см. ниже, раздел «Перспективы»).

19. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ ВРАЖЕСКИХ И НЫНЕ ОККУПИРОВАННЫХ ВРАГОМ СТРАН

СССР заинтересован в том, чтобы государственный строй названных стран после войны базировался на принципах широкой демократии в духе идей народного фронта. Есть основания полагать, что в таких странах, как Норвегия, Дания, Голландия, Бельгия, Франция, Чехословакия, эти принципы найдут себе достаточно полное осуществление без какого-либо давления со стороны. Иначе обстоит дело с такими странами, как Германия, Италия, Япония, Венгрия, Румыния, Финляндия, Болгария, Польша, Югославия, Греция, Албания: здесь, возможно, для создания настоящих демократических режимов придется пустить в ход различные меры влияния извне, т.е., в первую очередь, со стороны СССР, США и Англии. Перед этим «вмешательством во внутренние дела» других наций не следует останавливаться, ибо демократия в государственном устройстве стран является одной из существенных гарантий прочности мира, а ведь основной задачей союзников после нынешней войны должно быть построение новой, более эффективной системы безопасности в Европе, да и за пределами Европы. Конечно, в каждой отдельной стране придется принимать во внимание местные условия и традиции и применять методы влияния тактичные, соответствующие духу данной страны, — однако уйти от этой задачи невозможно.

В связи с затронутой проблемой чрезвычайно крупную роль приобретает позиция США и Англии. Не подлежит сомнению, что США в вопросах будущего устройства европейских стран до сих пор проводили ретроградную линию. Очень влиятельные элементы в государственном департаменте и вне его (особенно американские католики) мечтали о создании в Европе консервативно-клерикального блока как противовеса «восточному большевизму». Отсюда игра Вашингтона с Виши, с Франко, с Дарланом, с Папой римским, с Отто Габсбургским, с поляками и т.д. Однако на протяжении минувшего года американцы получили немало шишек при проведении такой политики, и в настоящее время, как показывает возникновение Консультативного совета по вопросам Италии, Вашингтон, видимо, склонен ориентироваться в Европе на более демократические элементы.

Что касается Англии, то она с самого начала маневрировала в этом вопросе гораздо более гибко и хитроумно. Иден мне не раз говорил, что ему рисуется создание в странах послевоенной Евро-

36

 


пы правительств «национального фронта», в состав которых должны входить все крупные прогрессивные партии каждого государства. Конечно, Иден не склонен был толковать понятие «прогрессивных» партий слишком широко, тем не менее, он понимал, что ставить ставку на реакционные элементы является плохой и совсем не реалистической политикой. Англичане, зная Европу лучше и имея политического опыта больше, чем американцы, наделали значительно меньше ошибок в европейских делах, чем их союзники. Главное, они умели считаться с фактами, независимо от того, нравятся им эти факты или не нравятся. Лучшим примером тому служит Югославия: едва лишь выяснилось, что партизаны являются реальной силой в этой стране, как британское правительство поспешило отправить свою военную миссию к Тито, несмотря на свою длительную и еще далеко не ликвидированную связь с Михайловичем.

Исходя из только что изложенного, есть основания думать, что по вопросу о демократическом режиме в странах послевоенной Европы сотрудничество между СССР, США и Англией окажется возможным, хотя и не всегда легким.

20. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОРГАНЫ ДЛЯ СОХРАНЕНИЯ МИРА

Такие органы — политические, военные, экономические, финансовые — в условиях послевоенного мира будут необходимы, и они уже начинают нарождаться. Первой ласточкой в этом отношении может считаться ЮНРРА. Московская и тегеранская конференции, по-видимому, являются преддверием к созданию какого-то международного органа политического порядка для охраны мира и безопасности в послевоенный период. Однако очень многое в этой области еще остается неясным: какова должна быть структура такого международного органа? Каков должен быть его состав? Каковы должны быть его права и обязанности? На все эти и многие другие вопросы сейчас трудно дать определенный ответ. Здесь предстоит еще много теоретической работы и немало экспериментирования. До сих пор имеется только одно указание общего порядка о взглядах СССР по данному поводу: упоминание о военном союзе демократических стран Европы в декларации Сталина-Сикорского от 4 декабря 1941 года. Однако эта идея пока не нашла своей более подробной и конкретной интерпретации. Не вдаваясь в детали конституции будущего международного органа по охране мира и безопасности, сейчас можно высказать лишь несколько основных положений, на которых этот орган должен быть построен. Вот они:

а) Решающая роль в данном органе должна быть обеспечена за «большой четверкой» (СССР, США, Англия и Китай).

б) Названный орган должен иметь возможность проводить свои решения, если это окажется необходимым, в принудительном порядке.

37

 


в) Бывшие вражеские страны в первый послевоенный период должны быть исключены из органа, о котором идет речь.

К этому надо добавить еще одно пожелание, а именно, чтобы будущий международный орган по охране мира и безопасности не имел своей главной квартиры в Женеве: всякие ассоциации с Лигой Наций могут только ослаблять его влияние и престиж.

21. КОЛОНИИ

СССР непосредственно не заинтересован в вопросе о колониях. Однако СССР, очевидно, придется принимать участие на мирной конференции и на различных других международных совещаниях в решениях, касающихся судьбы целого ряда колоний. В качестве примера можно привести хотя бы итальянские владения в Африке, — что с ними будет после войны? Совершенно очевидно, что они не вернутся к Италии, ибо Англия больше ни за что не допустит, чтобы значительная часть североафриканского берега находилась в «чужих» руках. Не захочет Англия, вероятно, совсем отказаться и от Эритреи и Сомали. Другой иллюстрацией может служить Голландская Индия, послевоенное будущее которой представляется довольно туманным (американцы имеют кое-какие виды на нее).

В вопросе о колониях между Англией и США, как известно, имеются весьма значительные расхождения. Англия, владеющая величайшей колониальной империей в мире, не видит надобности в изменении существующего порядка вещей. Наоборот, США, имевшие до сих пор мало колоний, но вступающие сейчас в период интенсивной империалистической экспансии, выдвигают идею роспуска старых колониальных империй и превращения колоний в особые международные «мандаты». Иными словами, через ворота «мандатов» США хотят найти себе дорогу в колониальные владения Англии, Франции, Голландии, Бельгии, Португалии. Они рассчитывают при этом, что в силу своего экономического могущества они очень скоро смогут стать фактическими хозяевами «мандатов».

В данной плоскости между Англией и США назревают крупные конфликты, и от позиции СССР будет многое зависеть в исходе этих конфликтов. В Англии и США имеются также различные проекты совместного использования «заинтересованными державами» тех или иных видов колониального сырья. Так, например, в американских правительственных кругах существует идея об организации международного «пула» в составе США, Англии, СССР, Голландии и некоторых других держав в целях использования естественных богатств Голландской Индии и Малаи. Аналогичный план разрабатывается и в отношении некоторых районов Африки.

* Проблема колоний, несомненно, явится одной из важнейших проблем послевоенного переустройства. У нас над ней до сих пор

38

 


работали очень мало. Следует в срочном порядке подготовиться к этой перспективе*.

22. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ СССР С США И АНГЛИЕЙ

Если СССР непосредственно не заинтересован в вопросе о колониях, то зато он очень заинтересован в характере своих экономических отношений с США и Англией после войны. Во-первых, совершенно очевидно, что именно эти две державы вообще будут играть крупнейшую роль в мировом товарообороте будущего. Во-вторых, — и это особенно важно — США и Англия при известных условиях могут быть чрезвычайно важным источником помощи СССР в деле послевоенного восстановления нашего народного хозяйства.

В самом деле, это восстановление, очевидно, будет происходить за счет: (а) наших собственных ресурсов, (б) репараций и (в) экономической помощи США и Англии. Так как даже наиболее оптимальный вариант репараций окажется в состоянии покрыть только часть ущерба, понесенного СССР от войны, то помощь США и Англии приобретает очень серьезное значение. Конечно, капиталистическая верхушка в обеих только что названных странах будет стремиться поставить эту помощь на обычный коммерческий базис, хотя бы и с привлечением более или менее долгосрочных кредитов. Наоборот, с точки зрения СССР было бы желательно получить указанную помощь на возможно более льготных условиях, самое лучшее в форме снабжения по закону о займе-аренде.

Мне представляется, что переговоры по данному вопросу не следовало бы откладывать на послевоенное время, ибо сейчас в ходе войны, когда американцы и англичане находятся еще под гипнозом «военной атмосферы», они могли бы легче пойти на известные уступки, чем позднее, когда в силу вступит обычная торгашеская психология мирного времени. К тому же в настоящий момент наши западные союзники испытывают некоторые «угрызения совести» ввиду недостаточности своей военной помощи СССР и, потому, более склонны идти нам навстречу в сфере снабжения и экономики. Исходя из указанных соображений, я полагаю, что нам следовало бы в ближайшем будущем использовать предложение Идена и Хэлла, сделанные на Московской Конференции, и *приступить к экономическим переговорам с американцами и англичанами. В этих переговорах, как мне кажется, вопрос можно было бы поставить так:

а) США и Англия (особенно же США), исходя из понимания своего союзнического долга, гарантируют СССР на 5—10 лет после войны поставку наиболее важных с точки зрения восстановления товаров, список которых можно было бы уточнить, в порядке займа-аренды.

39

 


б) Менее важные с той же точки зрения товары передаются нам на основе долгосрочного кредита.

в) Все остальное идет в порядке нормальных коммерческих операций*4.

23. ИТОГИ

Для большего удобства суммирую вкратце высказанные выше мысли о желательных основах будущего мира:

1) Общая установка: необходимо обеспечить СССР мир в Европе и в Азии сроком на 30 50 лет.

2) В этих видах СССР должен выйти из нынешней войны с выгодными стратегическими границами, в основу которых должны лечь границы 1941 года. Сверх того, было бы очень важно, чтобы к СССР перешли Петсамо, южный Сахалин и цепь Курильских островов. СССР и Чехословакия должны иметь общую границу. Между СССР, с одной стороны, Финляндией и Румынией, с другой, должны быть заключены пакты взаимопомощи с предоставлением СССР на территории названных стран военных, воздушных и морских баз. СССР должно быть также гарантировано свободное и удобное использование транзитных путей через Иран к Персидскому заливу.

3) Германия после войны должна быть оккупирована союзниками на срок не менее 10 лет, раздроблена на несколько более или менее независимых государств и подвергнута тройному разоружению — военному, индустриальному и идеологическому. На Германию должны быть наложены тяжелые репарационные платежи (в том числе трудом), а преступники войны в широком понимании этого термина подвергнуты суровому наказанию.

4) В остальной Европе не должно быть допущено создание отдельных государств или комбинаций государств с сильными сухопутными армиями. В послевоенной Европе должна остаться только одна могущественная сухопутная держава — СССР и только одна могущественная морская держава — Англия.

5) Франция должна быть восстановлена как более или менее крупная держава, однако нецелесообразно содействовать возрождению ее былой военной мощи.

6) Италия должна быть сохранена как европейское государство (включая Сицилию и Сардинию), но без всяких владений в Африке.

7)  Пиренейский полуостров не представляет сферы непосредственного интереса СССР, однако в плоскости общеевропейской политики для Советского Союза важно возрождение демократической и дружественной наше стране республиканской Испании. С Португалией полезно было бы установить дипломатические отношения, что в обстановке послевоенной Европы, вероятно, произойдет само собой.

40

 


8) С точки зрения СССР нежелательно возникновение в послевоенной Европе различных федераций малых стран (Дунайской, Балканской, Скандинавской и т.д.).

9) Польша должна быть восстановлена как независимое и жизнеспособное государство, но по возможности в минимальных территориальных размерах. На Востоке в основу польско-советской границы должна быть положена граница 1941 г. На Западе допустимо присоединение к Польше всей или части Восточной Пруссии, а также некоторых частей Силезии. На этой базе Польша, если захочет, может присоединиться к советско-чехословацкому пакту.

10) Чехословакия должна быть по возможности усилена, — территориально, политически и экономически. Ее следует рассматривать как форпост нашего влияния в центральной и юго-восточной Европе.

11) Венгрия путем пересмотра третейского решения о Трансильвании и другими способами должна быть сокращена в территории на базе строгого проведения этнографического принципа. На Венгрию должны быть наложены репарации, и в течение первых лет после войны она должна быть оставлена в состоянии международной изоляции.

12) На Балканах желательно заключение пактов взаимопомощи между Румынией, Югославией и Болгарией, с одной стороны, и СССР, с другой. Отношения с Грецией в случае необходимости могут быть оформлены в виде тройного пакта между Англией, СССР и Грецией. Югославия должна быть восстановлена в своих прежних границах. Греция к своей довоенной территории должна добавочно получить Додеканез. Болгария должна вернуть Югославии и Греции аннексированные у них земли. Граница между Болгарией и Румынией должна быть установлена в соответствии с интересами СССР. Румыния и Болгария должны быть привлечены к платежам репараций. При проведении вышеуказанной программы необходимо соблюдение большой осторожности. Важно также избегать осложнений с Англией.

13) В Скандинавии в общем и целом должен быть оставлен предвоенный «статус кво», то же самое относится и к Бельгии и Голландии. СССР может не возражать против получения Англией баз в этих последних странах, однако получение Англией баз на атлантическом берегу Норвегии противоречило бы нашим интересам.

14) СССР заинтересован в сокращении влияния Турции, особенно на Балканах. Должны быть использованы все возможности Для ослабления роли Турции в качестве «часового» на проливах...

15. СССР заинтересован в развитии и укреплении дружеских отношений с Ираном. Необходимо сохранение (с известными модификациями) тройного англо-советско-иранского пакта 1941 года, усиление советского влияния в северном Иране и создание

41

 


международного органа для поддержки и развития транзитных путей через Иран.

16) СССР заинтересован в распространении и укреплении своего политического и культурного влияния в Ираке, Сирии, Ливане, Палестине и Египте, для чего должны быть приняты меры дипломатического и культурно-политического характера. В отношении панарабского движения следует занять позицию принципиальной благожелательности, но без оказания ему активной помощи. В своей работе в данных районах СССР должен избегать конфликтов и осложнений с Англией.

17)  СССР не заинтересован в войне с Японией, но очень заинтересован в разгроме Японии англо-американскими силами. Наиболее правильным с точки зрения интересов СССР было бы маневрировать так, чтобы получить южный Сахалин и Курильские острова в порядке генерального межевания карты мира после поражения оси без того, чтобы СССР был втянут в военные действия с Японией. Это нелегко, но не невозможно.

18)  СССР заинтересован в расширении и укреплении дружественных отношений с Китаем, однако степень содействия Китаю в его развитии и превращении в подлинно великую державу должна определяться характером тех сил, которые будут находиться у власти в Китае в послевоенный период.

19)  СССР заинтересован в том, чтобы послевоенный режим во вражеских и оккупированных врагом странах был построен на принципах широкой демократии. Для достижения этой цели допустимо известное воздействие на внутреннюю политику названных стран извне, в сотрудничестве с Англией и США.

20)  СССР заинтересован в создании международных органов для сохранения мира и безопасности в послевоенный период, построенных на принципе руководящей роли «большой четверки» (СССР, США, Англия, Китай) и на возможности для этих органов в случае необходимости проводить свои решения в принудительном порядке. Бывшие вражеские страны в течение первого послевоенного периода в международные органы данного типа не должны быть допущены.

21)  СССР непосредственно не заинтересован в вопросе о колониях, однако ему придется на мирной конференции и в других местах принимать участие в решениях по колониальному вопросу. Необходимо в срочном порядке подработать данную проблему.

22)  СССР чрезвычайно заинтересован в помощи со стороны США и Англии в деле своего восстановления после войны. Переговоры по этому поводу следовало бы начать теперь же. Желательно обеспечить получение в течение 5—10 лет после войны наиболее нужных для восстановления товаров на базе займа-аренды, а менее нужных в порядке долгосрочных кредитов.

42

 


24. ПЕРСПЕКТИВЫ

В заключение я хотел бы высказать несколько соображений о той расстановке международных сил, которой можно ожидать после войны, по крайней мере, в первый послевоенный период.

После разгрома Германии и Японии, при наличии относительно слабых Франции и Италии, в мире останется четыре действительно великих державы — СССР, США, Англия, Китай, из которых последняя (Китай) в течение жизни ближайшего поколения, судя по всем данным, будет числиться великой державой только номинально. Таким образом, руководящая роль в области мировой политики окажется в руках СССР, США и Англии и от характера отношений между этими тремя державами будет в огромной степени зависеть ход событий.

Какова будет вероятная позиция США после войны, в особенности в первый послевоенный период? Все говорит за то, что США явятся в этот период твердыней в высшей степени динамического империализма, который будет энергично стремиться к широкой экспансии в различных концах мира — в Америке и в Азии, в Австралии и в Африке. Эта экспансия не минует, вероятно, и Европы, хотя здесь она должна будет принять формы несколько иные, чем в других местах. Само собой разумеется, что американская экспансия будет экспансией нового типа: ее оружием будет не столько территориальная аннексия (хотя в известных случаях и она не исключена), сколько финансово-экономическая аннексия. Уже сейчас такая тенденция вполне отчетливо намечается в колониальном вопросе, в области гражданской авиации, в сфере торгового судоходства после войны. Ведь США выйдут из нынешней борьбы с величайшими в мире торговым и воздушным флотами и с почти безграничными техническими возможностями их дальнейшего увеличения. Война способствовала сильному росту производственной мощности США вообще — это значит, что после войны они в гораздо большей степени, чем до войны, будут заинтересованы в расширении своей внешней торговли, в нахождении новых и выгодных рынков. Не случайно уже сейчас американцы стараются пустить корни в Западной и Северной Африке, в Аравии, в Иране. Особенно большие надежды они связывают с Китаем. С приходом к власти республиканцев, что рано или поздно неизбежно, империалистическая политика США примет гораздо более откровенный и циничный характер, чем это возможно при Рузвельте. И, поскольку пока не видно симптомов, говорящих о возможности нарастания в США сильной внутренней оппозиции против такой политики, всем другим нациям пяти континентов придется весьма серьезно учитывать империалистические тенденции Америки как важнейший фактор послевоенной международной ситуации.

Совсем в ином положении после войны окажется Англия. Она находится в такой стадии своего исторического развития, когда

43

 


британский империализм потерял большую часть своего былого динамизма и превратился в консервативный империализм. Конечно, и англичане не прочь прибрать к рукам, что плохо лежит, и в том или ином конце мира «округлить» свою исполинскую империю. Так оно и будет, вероятно, при ликвидации нынешней войны. Однако в основном Англия думает не о новых завоеваниях, а о сохранении того, что у нее уже есть.

К сказанному надо прибавить, что Англия несомненно выйдет из войны значительно обедневшей и ослабевшей по сравнению с прошлым. За эти годы она съела, например, почти все свои иностранные инвестиции и вынуждена была делать в США долги и платить за американские миноносцы базами и территориями. Продовольствие и оружие Англия получает сейчас из-за океана в порядке займа-аренды, причем еще не знает, как ей придется за это расплачиваться. Влиятельные американские круги собираются требовать с Англии компенсации в форме отмены имперских преференций, т.е. открытия США ворот для завоевания рынков Британской Империи. Весной 1941 г. (еще до нападения Германии на СССР) покойная Беатриса Вебб мне как-то с глубокой грустью говорила, что к концу войны она ожидает экономической аннексии Англии Соединенными Штатами. В то время многие мыслящие люди в Англии думали так же. Конечно, вступление СССР в войну изменило общую ситуацию и в известной мере спасло Англию от американской аннексии. Тем не менее общее хозяйственное положение Великобритании после войны будет трудным и чреватым различными опасными последствиями, включая массовую безработицу...

Далее перед Англией в послевоенный период во весь рост [в]станет та самая проблема населения, которая сыграла такую роковую роль во Франции. В последние 15—20 лет рождаемость в Англии систематически падала, и по расчетам статистиков, если в этой тенденции не произойдет серьезного изменения, то с 1950 года население Англии начнет абсолютно сокращаться. Проблема населения вызывает сейчас в Англии чрезвычайное беспокойство, но никто пока не может предложить каких-либо эффективных мер для ее разрешения. Да это ведь и не так просто в рамках буржуазного общества. Данное обстоятельство должно, конечно, в еще большей степени диктовать Англии в послевоенный период политику осторожности без каких-либо опасных авантюр.

Наконец, еще одним фактором, действующим в том же направлении, являются тенденции внутреннего развития Британской Империи. Перед нынешней войной существовало широко распространенное мнение, что эта империя при первом же серьезном испытании распадется. Это оказалось неверным. Однако было бы большой ошибкой впадать в противоположную крайность и из опыта настоящей войны делать вывод о незыблемости Британской Империи на веки веков. Даже в наши дни поведение

44

 


отдельных частей Империи, возможно, было бы совсем иным, если бы врагом Англии оказалась не гитлеровская Германия, а какая-либо иная страна типа, скажем, США. Тем осторожнее следует быть в суждениях о будущем. На самом деле основная тенденция в развитии Британской Империи сводится к постепенному усилению центробежных влияний. Правда, Лондон с присущими ему ловкостью и гибкостью умеет до известной степени тормозить этот процесс, однако приостановить его он не в состоянии. Лондон отступает медленно, но отступает. Сейчас Канада, Австралия, Южная Африка (не говоря уже об Ирландии, которая до сих пор поддерживает дипломатические отношения с Германией) гораздо больше похожи на независимые страны, чем на заморских вассалов Англии. Внешним выражением этого является все растущее число дипломатических представителей названных доминионов за границей, в том числе и в СССР. Более дальновидные лондонские политики видят выход из нынешних затруднений в создании после войны союза равноправных британских государств в составе метрополии и доминионов, в котором Англия, сохраняющая власть над остальной частью Империи, будет занимать положение «первого среди равных». Трудно, однако сказать, найдут ли подобные проекты свое осуществление в действительности. На пути к их реализации имеются крупные препятствия — внутреннего порядка (проблема Индии) и внешнего порядка (тенденция США к «освоению» Канады и Австралии). При всяких условиях, однако, совершенно очевидно одно: состояние внутри-имперских дел будет опять-таки подсказывать Англии политику благоразумия и деликатного лавирования.

Таким образом, поскольку речь идет о самой Англии, можно ожидать, что в интересующий нас период она явится фактором стабилизующего порядка. Дело, однако, не только в самой Англии. Из того, что я выше сказал о позиции США, совершенно очевидно, что мировая ситуация в послевоенную эпоху будет окрашена в цвета англо-американских противоречий, ибо интересы обеих стран сталкиваются и будут сталкиваться в целом ряде проблем и на целом ряде территорий. При этом США будут наступающей стороной, а Англия обороняющейся стороной, к тому же стороной в общем более слабой и истощенной. Несмотря на все свое стремление к мирному перевариванию того, что у нее есть, Англия вынуждена будет вести тяжелую экономическую и политическую борьбу с США и, возможно, терять одну важную позицию за другой.

Такова, по-видимому, будет ситуация, в которой СССР придется разворачивать свою политику по окончании войны.

Каковы будут вероятные отношения СССР с США и Англией?

Здесь возможны два варианта.

45

 


Если первый послевоенный период приведет к развязыванию в Европе пролетарских революций, то отношения между СССР, с одной стороны, Соединенными Штатами и Англией, с другой стороны, должны будут принять напряженный и даже острый характер. Основное противоречие капитализм—социализм выдвинется на первый план. Особенно ярко это противоречие обнаружится в отношениях между СССР и США, ибо в указанном случае обе эти страны явятся двумя противоположными полюсами социального напряжения.

Если, однако, в близком будущем пролетарских революций в Европе не будет, то нет оснований ожидать, что отношения между СССР, с одной стороны, США и Англией, с другой, будут плохими. СССР заинтересован в поддержании добрых отношений с США и Англией, исходя как из нужд своего хозяйственного восстановления после войны, так и из потребностей сохранения мира, для чего сотрудничество обеих названных стран крайне необходимо. С другой стороны, ни у США, ни у Англии нет (и не предвидится) никаких трудно разрешимых территориальных или экономических споров с СССР, а империалистическая экспансия США, о которой речь шла выше, в основном пойдет мимо нас. Наоборот, можно думать, что США будут заинтересованы, по меньшей мере, в нейтрализации СССР при проведении своих империалистических планов.

Что касается Англии, то в ее груди будут жить сразу две души. Характер социально-экономической системы и общность культурно-исторических традиций будут толкать Англию в сторону Америки, но как раз Америка будет выступать ее могущественным врагом и конкурентом на мировом рынке, в области колоний, гражданской авиации, торгового флота и т.д. Наоборот, интересы борьбы за свои мировые позиции будут толкать Англию в сторону СССР, но разница в характере социально-экономической системы и в культурно-исторических традициях будет создавать трудности в сближении между обеими странами. В такой обстановке Англия, вероятнее всего, пойдет по столь привычному ей пути политического маклерства и станет играть американской картой против СССР и советской картой против США. Она постарается также всеми доступными ей средствами отыскивать компромиссы по различным конкретным вопросам со своим грозным заокеанским соперником, и весьма вероятно, что на этом пути она сможет добиться значительных (хотя бы и временных) успехов. Ибо Англия далеко превосходит США в том, что является одним из важнейших факторов в борьбе мировых сил, — в наличии огромного исторического опыта и великолепно тренированных кадров для проведения нужной ей международной политики. Логика вещей найдет себе подкрепление и в некоторых процессах, обещающих в не очень отдаленном будущем привести к власти более прогрессивные элементы, чем это было доныне.

46

 


Исходя из только что указанного, я склонен думать, что 20-летний союзный договор, заключенный между СССР и Англией в 1942 г., имеет реальную базу для своего укрепления и развития в послевоенный период. Я склонен также думать, что СССР в этот период будет заинтересован в сохранении Англии как могущественной державы, в частности, он будет заинтересован в наличии у Англии сильного морского флота, ибо такая Англия может нам понадобиться для балансирования перед лицом империалистической экспансии США (могущественной сухопутной державой Англия никогда не будет, — для этого ей не хватает традиций, навыков, склонностей, надобности). И, хотя в ближайшие послевоенные годы едва ли приходится ожидать каких-либо особо для нас неприятных сюрпризов со стороны Вашингтона, за это нельзя ручаться в более отдаленном будущем...

Конечно, США не являются могущественной сухопутной державой в нашем понимании этого слова и едва ли когда-либо станут таковой. В этом отношении у них много общего с Англией. Конечно, между СССР и США залегли два океана, которые делают нашу страну относительно неуязвимой даже для американской авиации (по крайней мере, в первый послевоенный период). Однако отнюдь не исключено, что, если бы в более отдаленном будущем между СССР и США возникли какие-либо острые противоречия, Америка могла бы создать для СССР немало серьезных затруднений. Так, например, она могла бы начать различными способами стимулировать возрождение Германии и Японии после того разгрома, который названные страны потерпят в результате нынешней войны. Они могли бы также начать сколачивать антисоветский блок в Европе, используя для этого, например, такие страны, как Франция, — особенно если бы Франция располагала сильной сухопутной армией. Еще опаснее был бы союз США с Китаем, острием своим направленный против СССР. Американская техника плюс китайская живая сила смогли бы стать большой угрозой для Советского Союза. Излишне говорить, что такая опасность исключается для ближайшего послевоенного периода, в течение которого разоренному, ослабленному, плохо слаженному Китаю придется думать лишь о залечивании своих тяжелых и мучительных ран. Но кто знает, как сложится ситуация лет через 20—25? Кто может поручиться за невозможность в тот период враждебной СССР американо-китайской комбинации?

Таким образом, перед СССР вырисовываются примерно следующие линии возможной и желательной внешней политики в послевоенный период: укрепление дружественных отношений с США и Англией; использование в советских интересах англо-американского противоречия с перспективой все более тесного контакта с Англией; всемерное усиление советского влияния в Китае; превращение СССР в центр притяжения для всех подлинно демократических средних и малых стран и подлинно демократических элементов

47

 


во всех странах, особенно в Европе; поддержание международной беспомощности Германии и Японии вплоть до того момента, когда и если эти страны обнаружат искреннее стремление к переходу на рельсы настоящей демократии и социализма.

25. ОБЩАЯ ОГОВОРКА

Все вышеприведенные мысли о желательных основах будущего мира имеют силу лишь втом случае, если война не приведет к подлинной пролетарской революции вГермании. Если бы, однако, такая революция произошла, то эти мысли и практические выводы из них подлежали бы пересмотру.

И.Майский 10 января 1944 года

АВП РФ Ф. 06. Оп. 6. П. 14. Д. 145. Л. 1—41. Подлинник. Опубл. в: Источник. 1995. № 4.

___________________
1 Разослана И.Сталину, К.Ворошилову, А.Микояну, Л.Берии, М.Литвинову, В.Деканозову, в дело. К записке приложено сопроводительное письмо И.Майского В.Молотову от 11 января 1944 г. с грифом «Сов. секретно» следующего содержания:

«НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ тов. МОЛОТОВУ.

Многоуважаемый Вячеслав Михайлович,

еще будучи в Лондоне, я много занимался вопросами будущего мира и послевоенного устройства. От времени до времени я сообщал Вам о моих соображениях, относящихся к этой области, по телеграфу. Моя работа в Москве каждодневно сталкивает меня с теми же самыми проблемами. В прилагаемой записке я попытался свести воедино мои мысли на данную тему. Вполне допускаю, что эти мысли требуют, особенно в деталях, различных поправок и модификаций. Однако даже и в таком случае думаю, что моя записка может Вам пригодиться, как материал, при окончательной выработке нашей позиции по вопросам, которым она посвящена.

С товарищеским приветом

ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАРОДНОГО КОМИССАРА
ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ

И.МАЙСКИЙ

П.С. В разделе "Итоги" (стр. 28—32) вкратце суммировано содержание всех предыдущих частей записки».

На сопроводительном письме имеется следующая резолюция: «Сохр[анить]. В.М[олотов]».
2 Речь идет о втором Венском арбитраже (30 августа 1940 г.) — решении правительств Германии и Италии передать Венгрии северную и северо-восточную часть Трансильвании (территория — 43492 кв. км, население — 2,4 млн чел.).
3 Так в тексте. Правильно: Трюгве Ли.
4 Тексты, обозначенные *—*, содержат подчеркивания и пометы В.Молотова.

48

 


 

 

№ 2

Записка сотрудников аппарата ЦК ВКП(б)
Г.МДимитрова и Д.З.Мануильского В.М.Молотову,
Г.М.Маленкову и А.С.Щербакову об оказании помощи
Центральному бюро коммунистов Польши (ЦБКП)
в организации военных курсов по подготовке политсостава
польских воинских частей в СССР

г. Москва

23 февраля 1944 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

Товарищу МОЛОТОВУ В.М.
Товарищу МАЛЕНКОВУ Г.М.
Товарищу ЩЕРБАКОВУ А.С.

Центральное бюро коммунистов Польши обратилось к нам с просьбой помочь ему в организации военных курсов по подготовке политсостава для польских воинских частей в СССР 1. Эти курсы должны быть постоянными на 150 человек с 3-х месячным сроком обучения каждого набора, комплектуемого из воинского состава Польского корпуса. Свое ходатайство Центральное бюро польских коммунистов мотивирует необходимостью усиления политработы в Польском корпусе, а также необходимостью создания известного резерва политработников на случай расширения польских воинских формирований.

Считая эту просьбу ЦБ польских коммунистов заслуживающей поддержки, мы, по указанию тов. Щербакова, выяснили через Главное политическое управление Красной Армии возможность использования одного из существующих советских военных училищ для размещения в нем подобных курсов без ущерба для нормального хода занятий в самом училище. Вместе с начальником Отдела кадров Главного политического управления Красной Армии генерал-лейтенантом т. Пупышевым мы в предварительном порядке остановили свой выбор на окружных курсах политсостава Московского военного округа. Мы исходили при этом не только из того, что окружные курсы политсостава МВО могут обеспечить польских курсантов необходимым помещением и аудиториями, но и из того, что вне Москвы, где-либо в провинции, было бы невозможно подобрать преподавательский состав, знающий вопросы внутренней и внешней политики современной Польши.

Поэтому мы просим ЦК ВКП(б):

а) Удовлетворить ходатайство ЦБ польских коммунистов об организации постоянных военных курсов по подготовке политсостава для польских воинских формирований с 3-х месячным сроком обучения на 150 человек на базе окружных курсов политсостава МВО.

49

 


б) Провести расходы по организации и содержанию курсов по дополнительной смете Главного политического управления Красной Армии.

в) Организацию курсов и подбор советской части преподавательского состава возложить на начальника Отдела кадров Главного политического управления Красной Армии генерал-лейтенанта т. Пупышева.

г) Подбор польской части преподавательского состава и отбор слушателей для курсов возложить на Комиссара государственной безопасности НКГБ т. Жукова2.

(Г.Димитров)
(Д.Мануильский)

РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 74. Д. 441. Л. 24-25. Копия.

___________________
1 10 августа 1943 г. Постановлением ГКО в СССР был сформирован польский армейский корпус под командованием генерал-майора З.Берлинга. Корпус до выхода на фронт дислоцировался в Селецких лагерях МВО. Согласно постановлению, к отпуску вооружения и военно-хозяйственного имущества следовало приступить немедленно. Формирование личного состава корпуса предписывалось завершить к 1 сентября 1943 г. (РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 145. Л. 3-5).
2 Комиссар госбезопасности III ранга Г.С.Жуков являлся уполномоченным правительства СССР по иностранным военным формированиям в СССР.

 

 

№ 3

Постановление Государственного Комитета Обороны
(ГКО) о создании Военного совета польской армии1.

г. Москва

3 апреля 1944 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 5523сс

от 3 апреля 1944 г.
Москва, Кремль

Государственный Комитет Обороны постановляет:

1. Создать Военный Совет польской армии в составе 3-х человек: командующий армией (председатель); член Военного Совета, он же зам. командующего армией по политико-воспитательной части и зам. командующего армией.

2. Утвердить «Временное положение о Военном Совете польской армии» (прилагается).

3. Утвердить в качестве членов Военного Совета польской армии: генерал-лейтенанта БЕРЛИНГА (командующий), генерал- лейтенанта СВЕРЧЕВСКОГО (зам. командующего) и полковника

50

 


ЗАВАДСКОГО (зам. командующего по политико-воспитательной части и руководитель штаба польского партизанского движения)2.

Председатель Государственного
Комитета Обороны —
И.Сталин

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Приложение к Постановл.
ГОКО 5523сс от 3 апреля 1944 г.

ВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ
о Военном Совете Польской армии

1.Во главе польской армии стоит Военный Совет, в составе командующего армией и 2-х членов.

В качестве членов Военного Совета в состав Военного Совета польской армии входят — командующий польской армией, член военного совета — он же зам. командующего польской армией по политико-воспитательной части и зам. командующего польской армией.

2. Командующий польской армией председательствует на заседаниях Военного Совета.

3. Военный Совет польской армии является высшим органом военной власти в польской армии, и ему подчинены все боевые и вновь формируемые соединения, части и учреждения польской армии.

4.  Военный Совет польской армии впредь до особых распоряжений подчиняется в политическом отношении Союзу польских патриотов в СССР, а в оперативном отношении — Верховному Главнокомандованию Красной Армии.

Военный Совет польской армии несет ответственность перед Верховным Главнокомандованием Красной Армии за выполнение боевых заданий, поставленных перед польской армией.

5. Военный Совет польской армии руководит штабом польского партизанского движения, действующего в соответствии с оперативными заданиями Генерального Штаба Красной Армии.

6. На Военный Совет польской армии возлагается:

а) руководство формированием польских вооруженных сил, их боевой, политической подготовкой и боевой деятельностью;

б) воспитание личного состава польских частей в духе непримиримой ненависти к немецким захватчикам и сознании необходимости для поляков совместной вооруженной борьбы с Красной Армией против гитлеровских захватчиков, за восстановление суверенных прав и независимости польского государства, за создание парламентского демократического строя в свободной Польше и выработка отчетливого понимания необходимости для Польши дружбы и союза с СССР;

51

 


в) подготовка, изучение и подбор кадров командного, политического и начальствующего состава частей и учреждений польской армии. Военный Совет принимает решения:

— о назначениях, перемещениях и смещениях с должностей личного состава польской армии;

— о присвоении воинских званий личному составу польской армии до полковника включительно и входит с ходатайствами о присвоении генеральских званий офицерам польской армии;

— о награждении польскими орденами и возбуждает ходатайства перед правительством СССР о награждении орденами и медалями Союза ССР личного состава польской армии;

г) руководство обеспечением частей и учреждений польской армии всеми видами материально-технического снабжения и их санитарным и ветеринарным обеспечением;

д) руководство военным обучением вновь призываемых контингентов и организация призыва на военную службу польских граждан на освобождаемой польской территории;

е) организация местных органов военного управления на территории Польши и руководство их деятельностью;

ж) связь с местными советскими органами в зоне операции соединений и частей польской армии.

7. Военный Совет польской армии возбуждает в необходимых случаях ходатайства перед Верховным Главнокомандованием Красной Армии по вопросам строительства польских вооруженных сил, боевой деятельности польских частей и необходимой помощи от командования Красной Армией.

8. Военный Совет польской армии в необходимых случаях разрабатывает обращения от имени польской армии как к своим войскам, так и к польскому населению.

Эти обращения подписываются всем составом Военного Совета.

9. Все приказы по польской армии подписываются командующим армией, одним из членов Военного Совета (по принадлежности) и начальником штаба армии.

Постановления Военного Совета подписываются всем составом Военного Совета.

10. В случае разногласий, возникающих на заседании Военного Совета, решения принимаются большинством голосов, причем о расхождениях докладывается Верховному Главнокомандованию Красной Армией. Однако наличие разногласий не задерживает хода боевых действий по решению командарма.

11. Ввиду того, что командующий польской армией является высшим начальником, все приказы по польской армии отдаются от имени командующего войсками («Приказываю»).

12. Решения оперативного характера о боевой деятельности частей командующий польской армией принимает единолично и несет персональную ответственность за их выполнение.

52

 


Оперативные вопросы, как правило, предварительно рассматриваются на заседании Военного Совета.

РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 302. Л. 131—134. Подлинник.

___________________
1 Разослано Молотову, Маленкову, Жукову (НКГБ), Антонову, Щербакову. На всех документах ГКО имеются пометы: «Снятие копии и выписки из настоящего постановления категорически воспрещаются», «Подлежит возврату в Секретариат ГОКО (II часть)». На копии документа (Ф. 644. Оп. 1. Д. 224. Л. 137) имеется помета, что он разослан также Г.Димитрову, З.Берлингу, А.Завадскому, К.Сверчевскому.
2 При подготовке постановления советская сторона согласовывала его содержание с представителями польского военного командования. Подтверждением служит следующий документ: «Сов. секретно. СНК СССР Товарищу Молотову. ...Проект "Временного положения о Военном Совете Польской армии" согласован с тт. ЩЕРБАКОВЫМ, ГОЛИКОВЫМ, а также с БЕРЛИНГОМ и ЗАВАДСКИМ. Докладываю. 1. Со стороны БЕРЛИНГА никаких существенных возражений проект не вызвал. Он просил, по возможности, сузить состав Военного Совета и заявил, что считает нецелесообразным вводить в состав Военного Совета начальника штаба польского партизанского движения. 2. ЗАВАДСКИЙ категорически возражает против того, чтобы штаб польского партизанского движения был создан при Военном Совете. Он заявляет, что Бюро коммунистов Польши считает целесообразным этот штаб создать при Союзе польских патриотов, хотя бы формально. Лично я считаю нецелесообразным допускать СПП к руководству партизанскими операциями в Польше.
Далее ЗАВАДСКИЙ, так же как и БЕРЛИНГ, возражал против включения в состав Военного Совета начальника штаба польского партизанского движения.
Когда я спросил у ЗАВАДСКОГО, как он смотрит, если его назначить начальником штаба польского партизанского движения, он заявил, что возможности совместить две должности не видит и считает для себя более целесообразным как для Секретаря Центрального бюро коммунистов Польши быть именно на должности зам. командующего Армией по политико-воспитательной части...
И БЕРЛИНГ, и ЗАВАДСКИЙ очень одобрительно отнеслись к включению этого пункта». [Речь идет о п. 10 «Временного положения». — Сост.] Комиссар Государственной безопасности Жуков. 21 марта 1944 г. № 209/с» (РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 302. Л. 135-136).

 

 

№ 4

Постановление ГКО в связи с вступлением Красной Армии
на территорию Румынии1

г. Москва

10 апреля 1944 г.
СЕКРЕТНО

Постановление ГОКО № 5594с
от 10 апреля 1944 г.

Москва, Кремль

В связи с вступлением Красной Армии на территорию Румынии Государственный Комитет Обороны постановляет:

53

 


I. В связи с вступлением Красной Армии на территорию Румынии Военному Совету 2 Украинского фронта издать к населению воззвание, в котором призвать население продолжать свой мирный труд и оказывать командованию Красной Армии содействие и помощь в поддержании порядка и обеспечении нормальной работы промышленных, торговых, коммунальных и др. предприятий. В воззвании объяснить населению, что Красная Армия вошла в пределы Румынии, не преследуя целей приобретения какой-либо части румынской территории или изменения существующего в Румынии общественного строя. Вступление Советских войск на территорию Румынии вызвано исключительно военной необходимостью и продолжающимся сопротивлением германских войск и воинских частей союзной с Германией Румынии. В воззвании сказать, что Красная Армия выполняет приказ Верховного Главнокомандующего — преследовать неприятельские войска до их полного поражения и капитуляции противника. Не как завоевательница, а как освободительница румынского народа от немецко-фашистского гнета вошла в Румынию Красная Армия, не имеющая других целей, кроме целей разгрома вражеских германских армий и уничтожения господства гитлеровской Германии в порабощенных ею странах.

II. При вступлении Красной Армии на территорию Румынии для обеспечения порядка в занятых Красной Армией районах руководствоваться следующим:

1. Общее руководство делом организации и контроля за осуществлением гражданского Управления на всей освобожденной советскими войсками территории Румынии возложить на Военный Совет, а персонально на члена Военного Совета 2 Украинского фронта генерал-лейтенанта танковых войск Сусайкова 2.

2. Имея в виду, что вступление советских войск в Румынию диктуется исключительно военной необходимостью и не преследует иных целей, кроме целей сломить и ликвидировать продолжающееся сопротивление войск противника, в занятых Красной Армией районах советов и органов советской власти не создавать. Сохранить без изменения все существующие в этих районах румынские органы власти и существующую в Румынии систему экономического и политического устройства. Исполнению религиозных обрядов не препятствовать и церквей и молитвенных домов не трогать. Румынских порядков не ломать и советских порядков не вводить.

3. Необходимые мероприятия по поддержанию общественного порядка на занятой Советскими войсками румынской территории осуществлять через местную румынскую администрацию под контролем и наблюдением командования Красной Армии.

4. В каждом уездном и волостном центре, а также в наиболее крупных населенных пунктах Румынии, занятых советскими войсками, приказом соответствующего Военного Командования назначаются военные коменданты. Военный комендант осуществля-

54

 


ет необходимые мероприятия, исходя в первую очередь из интересов Красной Армии, через существующие органы местной власти.

5. Военный комендант устанавливает в населенных пунктах должный режим, соответствующий условиям военной обстановки. Немедленно по вступлении в должность военный комендант опубликовывает путем объявления в прессе и расклеивания приказ № 1 на русском и румынском языках. Текст приказа должен быть разработан Военным Командованием.

В приказе указать: а) гражданским властям продолжать исполнение своих обязанностей;

б) всем владельцам торговых и промышленных предприятий продолжать свою деятельность;

в) школам, больницам, амбулаториям и т.п. учреждениям оказывать содействие в обеспечении их нормальной работы;

г) местному населению сдать военному коменданту все имеющееся оружие, боеприпасы, военное имущество и радиоаппаратуру.

6. В каждом уездном и волостном центре и в наиболее крупных населенных пунктах по усмотрению Военного Командования устанавливаются военные гарнизоны из состава *войск НКВД или*3 частей Красной Армии.

7.  Военное Командование принимает необходимые меры к бесперебойной работе телеграфа, телефона и всех иных средств связи, устанавливая в отношении их необходимый контроль.

8. Железные дороги временно переходят в управление Военного Командования, которое на станциях железных дорог назначает военных комендантов.

9. Установить, что свободное хождение на территории Румынии имеют наряду с леями румынского образца также леи образца Военного Командования * — военные леи * 4 и советская валюта — рубль.

Установить следующие курсы указанных выше валют: сто румынских лей равны двадцати военным леям 5; сто румынских лей равны одному советскому рублю.

10. Денежными знаками, обязательными к приему населением и всеми учреждениями при закупке продовольствия и товаров для Красной Армии, являются как леи румынского образца, так и леи образца Военного Командования.

11. Установить, что выдача жалования военнослужащим в советских рублях на территории Румынии не должна превышать 25— 30 % офицерскому и генеральскому составу, 50 % — сержантскому составу, а рядовому составу — выдавать жалование полностью в советских рублях.

12. Стоимость всех реквизируемых или добровольно продаваемых для нужд Красной Армии предметов потребления и промышленных товаров выплачивается в леях по ценам, существовавшим до вступления советских войск6.

55

 


13.  В случае бегства владельцев торговых и промышленных предприятий Военный комендант назначает временно из числа бывших служащих этих предприятий и учреждений лиц, на которых возлагает обеспечение дальнейшего нормального функционирования предприятия или учреждения.

14.  Всем румынским должностным лицам (чиновники государственных учреждений, муниципальные власти, полиция, сигуранца, судебные чины и т.д.), оставшимся на местах, не препятствовать исполнять их обязанности. От работы отстранять лишь тех должностных лиц, которые противодействуют мероприятиям Красной Армии.

15.  Объявить во всеобщее сведение, что все личные и имущественные права румынских граждан и частных обществ, а также принадлежащая им частная собственность, находятся под охраной советских военных властей.

* Председатель Государственного
Комитета Обороны
И.Сталин*7.

РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 309. Л. 189-192. Подлинник.

___________________
1 Аналогичные постановления принимались ГКО в связи со вступлением Красной Армии на территории других европейских стран. В связи с этим 10 апреля 1944 г. канцелярия НКО передала текст постановления по Румынии по прямому проводу командующему и членам Военного Совета 2-го Украинского фронта, а в копии — командующим и членам Военных советов 1-го и 3-го Украинских фронтов (РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 309. Л. 193). Полный список рассылки постановления приводится по: РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 231. Л. 207. Согласно списку, документ был разослан Молотову, Маленкову, Берии, Антонову, Щербакову, Хрулеву, Микояну, Вышинскому, Абакумову (СМЕРШ), Вознесенскому, Мехлису, Звереву, Емченко, Чадаеву — п.п. 9, 10, 11. 12, Шамбергу, Кагановичу, Деканозову.
2 Документ правлен рукой И.В.Сталина. Правка внесена простым карандашом. В проекте первоначальная формулировка пункта 1 была следующей: «Общее руководство делом организации и контроля за осуществлением гражданского Управления на всей освобожденной советскими войсками территории Румынии возложить на члена Военного Совета 2 Украинского фронта генерал-майора Грушевского».
3 Текст между знаками * * вписан рукой И.В.Сталина.
4 То же.
5 В проекте было «Сто румынских лей равны двадцати леям образца военного командования Красной Армии».
6 Первоначальный вариант был таким: «12. Стоимость всех реквизируемых и заготовляемых для нужд Красной Армии предметов потребления и промышленных товаров выплачивается в румынских леях по ценам, существовавшим до вступления советских войск. Для расплаты по закупкам, поставкам и заготовкам соответствующие органы Красной Армии снабжаются необходимым количеством лей».
7 Текст между знаками * * вписан рукой Сталина.

56

 


 

 

№ 5

Докладная записка комиссара государственной
безопасности Г.С.Жукова в ЦК ВКП(б)
Д.З.Мануильскому о структуре органов контрразведки
в польской армии в СССР1.

г. Москва

[Не ранее 17 апреля 1944 г.]2
СЕКРЕТНО

ЦК ВКП(б)
тов. МАНУИЛЬСКОМУ Д.З.

В связи с телеграммой Берлинга от 17.IV.44 г. по вопросу об особых отделах польской армии докладываю:

1. Контрразведывательную работу в польской армии ведет «СМЕРШ»3, органы которого существуют в польской армии под прикрытием «информационного отдела польской армии».

Информационные отделы польской армии комплектуются личным составом Управления «СМЕРШ» НКО, который и руководит их деятельностью. Работники информационного отдела носят польскую форму.

2. При формировании 1-й дивизии, когда встал вопрос о формировании указанных органов, Берлингу было заявлено, что их организация, комплектование и руководство их деятельностью не является его компетенцией. Судя по содержанию телеграммы, Берлинг хочет взять в свои руки это дело, что, по моему мнению, нецелесообразно.

3. Утверждение о том, что большинство работников информационных отделов являются русскими и польского языка не знают, отвечает действительности. Однако надо учесть, что в распоряжении «СМЕРШ», НКВД СССР и НКГБ СССР больше нет людей, которые владеют польским языком.

4. О «больших и непоправимых ошибках», которые делает «СМЕРШ» в своей работе, мне ничего не известно, и я считаю это утверждение голословным, т.к. Берлинг деятельностью информационного отдела не руководит и, следовательно, не может быть оснований для таких заявлений.

5. В настоящее время в школу НКВД в г.Куйбышев отобрано 300 чел. поляков из польской армии, которые через 3 месяца закончат свою подготовку и могут быть обращены как на укомплектование контрразведывательных органов в польской армии, так и для органов безопасности будущей Польши.

6. В целях увеличения в информационном отделе количества людей, знающих польский язык, считаю целесообразным дать указания тов. Абакумову принять на работу в «СМЕРШ» в польскую армию 100—120 чел. поляков из числа проверенных офицеров Красной Армии, служащих в настоящее время в польской армии.

57

 


7. Одновременно считаю целесообразным сохранить то положение, при котором Берлинг не руководит работой органов «СМЕРШ» в польской армии.

Жуков

РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 74. Д. 438. Л. 27-28. Подлинник.

___________________
1 Разослана В.Молотову, Л.Берии.
2 Датируется по содержанию документа.
3 СМЕРШ — Контрразведывательное управление «СМЕРШ» (Смерть шпионам) Народного комиссариата обороны (НКО) СССР. С 1 января 1944 г. Отдел контрразведки «СМЕРШ» существовал и в структуре НКВД СССР.

 

 

№ 6

Запись беседы И.В.Сталина и В.М.Молотова с ксендзом
С.Орлеманьским (США) о польской армии в СССР,
польских политических организациях в Америке, составе
будущего правительства Польши и др.

г. Москва

4 мая 1944 г.
СЕКРЕТНО

Вначале Орлеманьский1 беседует с тов. Молотовым. Отвечая на вопросы, каково его впечатление от польской армии, Орлеманьский говорит, что он видел 17 тыс. польских солдат, в числе последних было 8 тыс. новобранцев. Он, Орлеманьский, выступал перед ними с речью во вторник. Он видел пушки и другое снаряжение, которым Советское правительство оснастило польскую армию. У него осталось прекрасное впечатление от всего виденного. Его речь была встречена с энтузиазмом польскими солдатами. Кроме того, он, Орлеманьский, беседовал с капелланами, которых сейчас в польской армии насчитывается 5 человек. Эти капелланы уже связались с епископом в Луцке, и он обещал им прислать еще новых священников.

Он, Орлеманьский, наблюдал колоссальные разрушения, которые произвел враг. Он видел энергично работающих советских людей. Женщины работают вместе с мужчинами. Эта дружная работа женщин и мужчин имеет большое значение для будущего России.

Молотов, соглашаясь с Орлеманьским, говорит ему, что завтра Правительство выпускает заем на 25 млр[д]. рублей, и думает, что население Советского Союза поддержит этот заем.

Орлеманьский отвечает, что он в этом уверен. Советский народ выглядит довольным, счастливым, несмотря на переживаемые им трудности. Советские люди уверены, что настанут лучшие времена.

58

 


Молотов говорит, что Орлеманьского хотел повидать И.В.Сталин. Он, Молотов, может сообщить И.В.Сталину о том, что Орлеманьский находится сейчас у него в Кремле.

Орлеманьский отвечает, что он хотел встретиться с И.В.Сталиным, но, не желая отнимать у него времени, он подготовил вопросы, которые он хотел просить Молотова передать И.В.Сталину. Если он, Орлеманьский, увидит сейчас И.В.Сталина, то он сможет сразу разрешить все свои вопросы.

Молотов звонит по телефону тов. Сталину и сообщает ему о том, что у него находится Орлеманьский.

Орлеманьский говорит, что в своих выступлениях перед поляками он говорил от всего сердца и поэтому его речи произвели такое сильное впечатление на польских солдат, в особенности на тех рекрутов, которые недавно пришли из Польши и никогда не слыхали о нем.

Молотов говорит, что слово, идущее из сердца человека, имеет для воина особое значение.

Вошедший в кабинет тов. Сталин, поздоровавшись с Орлеманьским, спрашивает о том, как прошла его поездка в польскую армию и каково его впечатление.

Орлеманьский с восхищением рассказывает о своей поездке, повторяя то, что он сказал тов. Молотову, особо отмечая качество вооружения, которое Советское правительство дает полякам.

Тов. Сталин говорит, что скоро мы поможем полякам создать свою кавалерию.

Орлеманьский говорит, что в связи с его поездкой в Советский Союз в Америке имеет место небольшая суматоха. Ряд американских газет выступает против него, Орлеманьского.

Тов. Сталин спрашивает, издает ли Лига имени Костюшко2 свои газеты.

Орлеманьский отвечает, что Лига имени Костюшко издает две еженедельных газеты «Наш свят» и «Голос людовый».

Тов. Сталин спрашивает, имеются ли газеты у других польских организаций в Америке.

Орлеманьский отвечает утвердительно. Он говорит, что в Америке положение с польским вопросом не особенно благоприятно. Поляки-католики находятся под влиянием священнослужителей. Он, Орлеманьский, хотел бы в связи с этим посвятить И.В.Сталина в один из своих секретов. Он, Орлеманьский, основал Лигу имени Костюшко. Представитель папы в Вашингтоне дал распоряжение епископу, которому он, Орлеманьский, подчинен, о том, чтобы он, Орлеманьский, прекратил свою деятельность. Однако епископ хорошо понимал его, Орлеманьского, и он не выполнил распоряжение представителя папы. Теперь, когда он, Орлеманьский, приехал сюда, католики в Америке начали утверждать, что он приехал без разрешения своего епископа. Это они делают для того, чтобы снизить его, Орлеманьского, престиж в глазах верующих. Однако он, Орлеманьский, считает себя правым, не изменит

59

 


своим убеждениям и готов даже в случае нужды оставить свое поприще.

Он, Орлеманьский, прошлый раз говорил о том, что нужно что-то предпринять для того, чтобы расколоть поляков-католиков в Америке. Это — упрямый народ. Но он, Орлеманьский, уверен, что можно добиться того, чтобы они перешли на нашу сторону.

Тов. Сталин спрашивает, как это сделать.

Орлеманьский говорит, что было бы хорошо, если бы он получил от И.В.Сталина секретное письмо представителю папы в Вашингтоне, в котором И.В.Сталин гарантировал бы, что католическая церковь в Польше не будет подвергаться преследованию. Такого рода заявление И.В.Сталина сильно ударило бы по англичанам, которые восстанавливают католическую церковь против СССР. Англичане ведут неискреннюю политику. Они хотят ослабления России и Польши, и после войны они будут стараться восстановить Германию против России и Польши. Англичане против передачи Польше германских территорий на Западе, ибо они знают, что это будет означать усиление России и Польши и ослабление Германии. Англичане против раздробления Германии.

Тов. Сталин замечает, что когда в Тегеране речь шла о раздроблении Германии, то он, тов. Сталин, был согласен с Рузвельтом, а Черчилль был настроен менее решительно в этом вопросе.

Орлеманьский замечает, что он этого и ожидал.

Орлеманьский говорит, что если удастся завоевать симпатии католического населения в Америке, то И.В.Сталину будет безразлично, кто будет президентом Соединенных Штатов. Пусть это будет Дьюи3. И.В.Сталин может тогда забыть о нем и решит вопрос о границах Польши непосредственно с поляками. Он, Орлеманьский, думает, что письмо И.В.Сталина представителю папы в Вашингтоне имело бы колоссальное значение.

И.В.Сталин спрашивает, нельзя ли устроить так, чтобы Орлеманьский написал ему, И.В.Сталину, письмо с вопросами и попросил бы на них дать ответ. Если в Америке действительно полагают, что Советское правительство собирается предпринять репрессии по отношению к католической церкви, то это просто дико. Он, И.В.Сталин, готов ответить на соответствующие вопросы Орлеманьского. Никаких религиозных репрессий не должно быть и не будет. Советское правительство предпримет репрессии против тех, кто преследует религию.

Орлеманьский отвечает, что этого было бы достаточно. Дело кажется таким, что римско-католическая церковь настроена против России, но это объясняется интригами Англии. Англия стремится завязать связь с православной церковью в России и таким образом проникнуть в Россию для осуществления своих политических планов. Англичане стремятся к мировому господству и добиваются его при помощи других народов, в первую очередь — славян. Славяне не должны больше воспитывать детей для того, чтобы эти дети впоследствии проливали на войне кровь за англичан. Польша и Россия должны быть сильными, вопреки стремлению англичан.

60

 


Нужно положить конец господству англичан над миром. Славяне должны теперь господствовать в мире. Если бы не англичане, то второй фронт был бы давно открыт. Рузвельт желает открытия второго фронта, но англичане противятся этому по политическим соображениям. Они добиваются ослабления воюющих сторон для укрепления своего господства. В Америке сейчас растет недовольство англичанами, так как они используют американские ресурсы для каких-то корыстных целей.

Тов. Сталин замечает, что, пока в Англии у власти находятся тори, это будет всегда иметь место.

Тов. Сталин спрашивает, каким образом можно помочь делу.

Орлеманьский отвечает, что если он будет иметь заявление от И.В.Сталина, то этого будет достаточно.

Тов. Сталин спрашивает, какие прогрессивные политические организации имеются в Америке, кроме Лиги имени Костюшко.

Орлеманьский перечисляет эти организации. Всего в этих организациях насчитывается около 1 млн. поляков. Он, Орлеманьский, думает, что остальных 4 млн. поляков, живущих в Америке, ему удастся перетянуть на свою сторону.

Тов. Сталин говорит, что, как ему говорили, один из католических польских священников, живущий в Америке, кажется, Светлик, хотел бы приехать в СССР.

Орлеманьский говорит, что как раз он об этом хотел говорить с И.В.Сталиным сегодня.

Тов. Сталин говорит, что Светлик может приехать в Советский Союз, если он желает.

Орлеманьский выражает свое удовлетворение.

Орлеманьский спрашивает, какие органы создадут польские патриоты, когда они вступят в Польшу.

Тов. Сталин отвечает, что Союз Польских Патриотов думает, что после вступления в Польшу следовало бы создать польское правительство. В этом правительстве должны преобладать те поляки, которые подвизаются в Польше. Польские патриоты не возражают, чтобы в это правительство вступили поляки, проживающие в Америке, и кое-кто из поляков-эмигрантов, находящихся в Лондоне. При этом они намекают на Миколайчика. Что касается Америки, то говорят о Ланге и об Орлеманьском. Затем в это правительство имеется в виду включить одного-двух человек из Союза Польских Патриотов. Но большинство в правительстве должно принадлежать тем полякам, которые работают сейчас в Польше. Таков план Союза Польских Патриотов. Мы, русские, считаем, что такой план целесообразен, но считаем, что польское правительство должно быть создано на польской территории.

Орлеманьский говорит, что это хороший план, но, по его мнению, лучше было бы создать на польской территории не правительство, а комитет, так как комитет выглядел бы в более благоприятном свете для внешнего мира с точки зрения вмешательства во внутренние дела Польши. Во всяком случае, он, Орлеманьский, обещает сообщить фамилии тех поляков, проживающих в Амери-

61

 


ке, которые могли войти в польский комитет. Тогда нужно будет связаться с американским правительством и получить разрешение на выезд этих поляков из США.

Прощаясь, Орлеманьский говорит, что в случае успеха его деятельности в СШАон еще раз приедет в Советский Союз, но уже не один, а со Светликом.

Записал В.Павлов

АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6. П. 42. Д. 548. Л. 19-23. Подлинник.

___________________
1 Орлеманьский С. — американец польского происхождения, католический священник, общественный деятель польской диаспоры в США. Выступал за сотрудничество Польши с СССР в борьбе против Германии. Был приглашен в Москву в связи с обсуждавшимися планами создания польского коалиционного правительства, альтернативного польскому эмигрантскому правительству в Лондоне, с которым СССР прервал дипломатические отношения в 1943 г.
2 «Лига им. Костюшко» — общественная организация, основанная С.Орлеманьским осенью 1943 г. В Декларации Лиги, принятой в ноябре 1943 г., приветствовалось создание польской армии в СССР и ее участие в боях на советско-германском фронте, провозглашалась поддержка идеи тесного взаимодействия и союза Польши и СССР как в годы войны, так и после ее окончания, признавалось «право украинцев и белорусов объединиться со своими братьями в советских республиках» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 711. Л. 41).
3 Дьюи Т. — губернатор, кандидат в Президенты США от Республиканской партии на выборах 1948 г., конкурент Г.Трумэна.

 

 

№ 7

Записка членов ЦБКП С.Радкевича и Я.Бермана
Д.З.Мануильскому с предложением о создании в Москве
представительств польских политических партий и групп

г. Москва

4 июля 1944 г.
СЕКРЕТНО

ЦК ВКП(б)
Тов. МАНУИЛЬСКОМУ

1) Политический кризис, вызванный сентябрьской катастрофой 1939 г. и углубленный ходом войны, вызвал глубокие изменения в партийной структуре вПольше: расколы, поголовное изменение всех названий партий, большая распыленность, компрометация старых лидеров, выдвижение новых активистов.

Изменение соотношения сил вследствие побед Красной Армии и огромного роста влияния СССР, разрыв отношений между Советским правительством и польским эмигрантским правительством, обнажение реакционного лица эмигрантского правительства,

62

 


а наряду с этим рост боевой активности масс в Польше и роли ППР и Народной гвардии — ускоряет процесс размежевания внутри ППС и Партии людовой и освобождения подлинно демократического крыла этих партий от влияния орудующей в этих партиях с момента их создания пилсудчиковской агентуры.

Политическим водоразделом является отношение к Советскому Союзу.

Таким образом формировалась Р.П.П.С.1, которая вошла в состав Краевой Рады, после того как от нее откололась центристская группка.

Так формируется также оппозиция Партии людовой2, которая не является еще формально отдельной партией, но охватывает своим влиянием большую часть Партии людовой.

Народовой демократии3 этот процесс до сих пор не охватил.

Политические группы, входящие в состав Краевой Рады на основе не вполне еще развернутого, но крепнущего Национального фронта, создают предпосылки для коренного перелома в политической структуре Польши и создания подлинно демократической концентрации, искренне дружественной Советскому Союзу и способной к последовательному искоренению реакционных антисоветских группировок в Польше.

2) Иным путем создавался Национальный фронт среди польской эмиграции в СССР.

СПП4 объединяет поляков разных политических воззрений, но отдельные политические течения (не считая коммунистов) не получили внутри СПП организационного оформления и не установили связи с соответствующими партиями, входящими в стране в состав Краевой Рады.

Короткие сроки, отделяющие нас от момента изгнания из Польши немецких оккупантов, ставят перед нами задачу ускорения концентрации демократических сил вокруг Краевой Рады, ускорения развала реакционных партий, еще большей активизации польского населения в СССР в том же направлении.

Решение этой задачи требует более гибкого приспособления СПП к политической структуре в Польше, которую отражает Краевая Рада и ее дальнейшее развитие.

В этом духе также высказались уполномоченные КРН.

Ввиду этого и считаем целесообразным создать в Москве инициативные или руководящие центры тех польских демократических полит. партий и группировок на территории СССР5, которые сотрудничают с коммунистами в рамках полного Национального фронта за освобождение Польши от немецких оккупантов и содействуют укреплению дружбы и союза между Польшей и СССР.

Создание таких центров польских демократических партий в Москве и их деятельность может ускорить размежовку сил в стране и на эмиграции и способствовать усилению концентрации демократических сил в Польше. Это найдет также положительный отзыв за границей. Хотя кадры демократических деятелей разных польских партий, которые находятся на территории СССР, очень

63

 


ограничены. Тем не менее есть ряд деятелей, имена которых известны в Польше и за ее пределами.

Как деятели людовцев входят в расчет: Витос, Маслянка, Курах, Гашинский и др. Как социалисты пользуются известностью др. Дробнер, Матушевский, Мантель, Чеховский и др. (не считая уполномоченных Краевой Рады).

Как демократ (хотя быв. пилсудчик) широко известен Ржимовский. О народовцах не собраны еще полные сведения. В Москву вызван из Намангана народовец среднего актива Крайский. В польской армии находится бывш. христианско-демократический депутат Зентек. Среди евреев большой известностью пользуется бывш. председатель еврейской группы в польском сейме д-р Зоммерштейн. На территории СССР находятся также еврейские деятели разных демократических оттенков.

3) Деятельность польских полит. центров в Москве мыслится нами в следующей форме:

а) людовцы, социалисты, пепеэровцы, демократы, народовцы и евреи выступают с ходатайством к Сов. правительству о разрешении на создание в Москве политических представительств этих партий и групп под различными названиями, соответствующими их политическим традициям. Условием разрешения их деятельности является признание ими платформы и организации СПП6.

б) Политические представительства выступают внутри СПП и в ее печати со своими политическими заявлениями и декларациями, а также имеют право издавать свой собственный периодический печатный орган для пропагандирования своих взглядов, поскольку они не противоречат позиции СПП и Краевой Рады в стране.

в) Полит. представительства поддерживают связь с братской организацией в Польше и оказывают ей помощь.

г) Полит. представительства не создают партийной организации вне Москвы, но поддерживают индивидуальную связь со своими сторонниками, сочувствующими, которые действуют в местных, областных и районных организациях СПП.

д) В Польской Армии в СССР политические представительства партийных организаций не создают, но могут распространять свои газеты.

е) СПП сохраняет и впредь характер организации Национального фронта, объединяющей людей разных воззрений для осуществления платформы СПП и обеспечивающей политическое руководство польской армии и7 общее направление политработы польской армии в СССР.

ж) После освобождения хотя бы части территории Польши надо предвидеть перенесение созданных политцентров из Москвы в Польшу и их переход8 в соответствующие партии, входящие в состав Краевой Национальной Рады или той организации, которая ее заменит. СПП будет продолжать свою деятельность, охватывающую польских граждан, находящихся еще на территории СССР.

64

 


Создание наряду с другими центрами также политического центра народовцев (Народовой Демократии, «эндеков») было бы желательно, но несомненно связано с серьезными трудностями, так как независимо от острой антинемецкой, антисанационной установки части9 «эндеков», выделение демократического ядра среди них развивается очень медленно, а чем свидетельствует, между прочим, также отсутствие народовцев в Краевой Национальной Раде.

Считаем также целесообразным создание общего еврейского представительства как еврейского политического центра, что соответствует традициям польской политической жизни. Создание представительств разных еврейских партий привело бы к вредной распыленности и разным осложнениям. Отсутствие еврейского политцентра было бы воспринято польскими евреями в СССР, а также еврейской общественностью в Америке и Англии, как нарушение равноправия евреев.

Создание в Москве представительств польских политических партий и групп ставит перед ЦБКП сложную задачу: 2) политически воздействовать на10 просоветский и искренне-демократический характер этих представительств, бороться11 против проникновения враждебных элементов, 1) обеспечить соответствующее влияние для политического представительства ППР в Москве, которое должно формально пользоваться теми же правами, как и представительства других польских демократических партий.

/РАДКЕВИЧ/
/БЕРМАН/.

РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 74. Д. 441. Л. 77-81. Копия.

___________________
1 РППС — Рабочая польская социалистическая партия. Основана левыми социалистами в 1943 г.
2 Имеется в виду Стронництво людове «Воля люду», официально созданное левыми крестьянскими деятелями в феврале 1944 г.
3 Народова Демократия (эндеки) — политическое движение право-националистического толка.
4 СПП — Союз польских патриотов.
5 Слова «на территории СССР» вписаны чернилами от руки.
6 Далее следовало окончание фразы — «как объединения всех этих политических групп». В окончательном тексте зачеркнуто.
7 Слова «политическое руководство польской армии и» вписаны от руки.
8 Слово «переход» вписано от руки вместо зачеркнутого слова «слияние».
9 Слово «части» вписано от руки.
10 Слова «2) Политически воздействовать на» вписаны от руки вместо зачеркнутого слова «обеспечения».
11 Слово «бороться» вписано от руки вместо слова «борьбы».

65

 


 

 

 

№ 8

Донесение наркома внутренних дел СССР Л.П.Берии
И.В.Сталину о ходе операции по разоружению солдат
и офицеров Армии Крайовой (АК) и дальнейших мерах
по отношению к ним1

г. Москва

20 июля 1944 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ —
товарищу СТАЛИНУ И.В.

От тт. СЕРОВА и ЧЕРНЯХОВСКОГО сегодня получено следующее сообщение о ходе операции по разоружению солдат и офицеров Польской армии краевой:

Всего за два дня операции, по предварительным подсчетам, разоружено свыше 6000 человек. Из них 650 человек офицеров и подофицеров. При разоружении изъято: винтовок 5100, автоматов 350, пулеметов ручных и станковых 230, орудий легких 12, автомашин 27, радиостанций 7, лошадей 350 и большое количество боеприпасов.

Польские солдаты и офицеры конвоируются на пункты сбора.

По состоянию на 12 часов 20 июля с.г. на сборном пункте в Медники находится до 4000 человек, остальные в движении.

При проведении операции некоторые подразделения поляков, отошедшие в лес, побросали оружие и разошлись по домам, т.к. большинство солдат и офицеров этих формирований является жителями Виленской области.

Считаем, что до 1000 солдат из разных отрядов разошлись по домам. Приняты меры по сбору брошенного оружия.

При разоружении имели место следующие факты:

После первого дня операции некоторые польские отряды, находившиеся в движении, узнали о разоружении и приняли решение идти в заболоченную местность, т.н. Рудницкие леса, близ местечка Яшуны, в надежде на то, что воинские части туда не придут. Там они заняли оборону. К исходу дня 19 июля части 152 укрепленного района и 86 погранполка подошли к месту расположения поляков, окружили их и предложили разоружиться. Польские офицеры вначале ответили отказом, но затем согласились и просили разрешить переночевать в деревне.

В итоге было разоружено до 1500 человек.

Один батальон поляков вышел в лес, западнее Яшуны, занял оборону по дороге и отказался разоружиться. На место выделен батальон для их разоружения.

В остальном никаких эксцессов не было.

Как правило, по 200—300 поляков разоружались группами наших бойцов в 10—15 человек. При этом характерно отметить, что абсолютное большинство солдат заявляет о своем желании служить в польской армии Берлинга2.

66

 


В связи с тем, что операция по разоружению заканчивается3 (остались мелкие разрозненные группы и отдельные солдаты), тт. СЕРОВ и ЧЕРНЯХОВСКИЙ просят санкционировать следующие мероприятия:

1. Допустить на сборный пункт Польской армии краевой представителей армии Берлинга, находящихся здесь, для отбора желающих служить в польской армии из числа солдат и подофицеров.

2. Солдат и подофицеров, изъявивших желание служить в польской армии, направить в запасные полки Главупраформа для последующего использования в тыловых частях Красной Армии.

3. Офицерский состав, представляющий оперативный интерес, передать органам НКВД-НКГБ и Контрразведки «Смерш» — соответственно.

4. Остальной офицерский состав направить в лагери НКВД, так как в иных условиях они будут заниматься организацией различных подпольных польских формирований.

Прошу Ваших указаний.

Народный Комиссар
Внутренних Дел Союза ССР —
(Л.Берия)

ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 66. Л. 11—12. Заверенная копия.

___________________
1 На документе имеется помета: «Осн[ование]: Сообщение тт. Серова и Черняховского от 20.VII.44 г.».
2 Это утверждение противоречит донесению Л.Берии И.Сталину, В.Молотову, Г.Маленкову, А.Антонову от 3 августа 1944 г., где констатировалось, что «в течение нескольких дней представитель армии Берлинга завербовал на сборном пункте 440 солдат. Офицерский состав отказывается идти в армию Берлинга...» (ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 66. Л. 124).
3 По сведениям НКВД СССР на начало августа 1944 г., основанным на донесениях из полков и соединений 3-го Белорусского фронта, «всего разоружено 7924 солдата и офицера [АК]». Из этого количества 4400 солдат и офицеров отконвоировано на сборные пункты, 2500 солдат распущено по домам командирами частей и конвоем. «На участке 1-го Прибалтийского фронта разоружено 400 польских солдат» (ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 66. Л. 124).

 

 

№ 9

Запись беседы И.В.Сталина с делегацией правительства
Польши в эмиграции во главе с премьер-министром
С.Миколайчиком по германскому вопросу, о создании
Временного правительства, состоянии АК, границах Польши

г. Москва

3 августа 1944 г.
СЕКРЕТНО

Присутствовали:
с польской стороны — Грабский, Ромер, Мнишек,
с советской — тов. В.М.Молотов, переводчик В.Н.Павлов.

67

 


Миколайчик заявляет, что он рад тому, что он принят Маршалом Сталиным в то время, когда героические советские армии громят гитлеровские войска и освобождают территорию Польши.

Тов. Сталин замечает, что международная обстановка сложилась так, что Советское Правительство считает своим долгом помочь освобождению Польши.

Миколайчик заявляет, что если бы не Советский Союз, то Польша была бы еще долго под гнетом Германии.

Тов. Сталин заявляет, что Красная Армия действительно ускоряет освобождение Польши.

Миколайчик говорит, что он пришел почти в годовщину советско-польского договора, который был заключен Сикорским 30 июля 1941 года и который не был расторжен1. Он, Миколайчик, хотел бы сказать, что Маршал Сталин, который освобождает сейчас Польшу, мог бы великодушным жестом по отношению к Польше завоевать сердца польского народа. Он, Миколайчик, не будет скрывать от Маршала Сталина, что поляки, всегда доверяя Маршалу Сталину, в то же время испытывают чувство страха перед тем, что должно случиться. Он, Миколайчик, хочет представиться Маршалу Сталину не как дипломат, а как деятель, вышедший из крестьян, который сам достиг того положения, которое он занимает сейчас2. У него, Миколайчика, нет особых амбиций, кроме стремления служить своей родине. В свое время он как Председатель Союза крестьянской молодежи участвовал в славянских съездах, на которых присутствовали поляки, болгары и чехословаки и на которых обсуждался вопрос о том, как славянские народы должны оградить себя от немецкой экспансии. Он, Миколайчик, как житель западных областей Польши, хорошо знает немцев, их злые намерения, их стремление уничтожить славянские народы. Он, Миколайчик, приехал сюда, чтобы обсудить с Маршалом Сталиным все вопросы. Он, Миколайчик, хотел бы обсудить вопрос о совместных действиях против немцев теперь и в дальнейшем с тем, чтобы германцы никогда не смогли начать новой войны.

Второй вопрос, который он, Миколайчик, хотел бы обсудить с Маршалом Сталиным, не столь актуален, это — вопрос о договоре об администрации в Польше3.

В-третьих, он, Миколайчик, хотел бы услышать от Маршала Сталина, как он смотрит на дело советско-польской границы. Наконец, он, Миколайчик, хотел бы сообщить Маршалу Сталину, что 1 августа польская подпольная армия начала открытую борьбу против немцев в Варшаве4 и что он, Миколайчик, хотел бы возможно скорее выехать в Варшаву и создать там правительство, которое опиралось бы на четыре партии, представленные в нынешнем польском правительстве в Лондоне, и на польскую рабочую партию, т.е. на коммунистов. Он, Миколайчик, думает, что после освобождения Польши в стране состоятся выборы на демократической основе, будет принята новая конституция, избран президент республики и будут одобрены новые границы Польши5. Вот

68

 


главные вопросы, которые он, Миколайчик, хотел бы обсудить с Маршалом Сталиным. Что касается текущих дел, то он хотел бы обратиться к маршалу Сталину с просьбой дать указание о том, чтобы советские войска оказывали содействие внутренней польской армии с тем, чтобы она могла продолжать свою борьбу против немцев.

Тов. Сталин отвечает, что все поставленные Миколайчиком вопросы имеют большое политическое и практическое значение. Но в своих вопросах Миколайчик обходит факт существования Польского Комитета Национального Освобождения, с которым Советское Правительство заключило договор об администрации. Можно ли закрывать глаза на этот факт?

Миколайчик отвечает, что, возможно, имеет место недоразумение. Говоря о втором вопросе, он, Миколайчик, имел в виду договор между польским правительством и Советским Правительством. Но этот вопрос не актуален, так как договор об администрации уже заключен между Польским Комитетом Национального Освобождения и Советским Правительством. Он, Миколайчик, хотел бы в этой связи сказать, что, когда советские войска войдут в Варшаву, к ним явится заместитель премьера польского правительства и комендант подпольной армии, которые занимаются вопросами администрации в Польше. Он, Миколайчик, уверен, что этим лицам советские власти не причинят никакого вреда. Было бы хорошо, если бы четыре польские партии могли бы и теперь иметь влияние и работать в деле восстановления польской администрации.

Тов. Сталин заявляет, что во избежание недоразумения он должен заявить, что Советское Правительство не имеет намерения определять, какое количество партий будет участвовать в польском правительстве. Это не дело Советского Правительства. Конечно, Советское Правительство хотело бы, чтобы в польском правительстве были представлены демократические партии. Но этот вопрос должны решить сами поляки. Советское Правительство не будет вмешиваться в это дело. Если интересно знать мнение Советского Правительства, то он, тов. Сталин, может сказать, что оно было бы радо, если бы все демократические партии в Польше образовали блок. Советское Правительство поддержало бы этот блок.

Миколайчик говорит, что в польском правительстве представлены четыре партии. Все эти партии демократические. В 1939 году, во время пребывания деятелей этих партий во Франции, сейм был распущен и было решено, что президент республики должен был подписать заявление о том, что он отказывается от своих прав. Он, Миколайчик, хотел бы, чтобы в правительстве, которое будет создано в Варшаве, участвовали эти четыре партии.

Тов. Сталин говорит, что нужно уговориться, о чем будет идти речь. Если Миколайчик желает говорить о той силе, которая народилась в Польше в виде Польского Комитета Национального Освобождения, то нужно обсудить вопрос о взаимоотношениях польского правительства в Лондоне и ПКНО.

69

 


Миколайчик заявляет, что он готов обсудить все вопросы6.

Тов. Сталин заявляет, что Черчилль писал ему, что Миколайчик хочет приехать в Москву, и спрашивал, согласен ли он, тов. Сталин, принять Миколайчика. При этом Черчилль заявил, что он считает, что главная цель поездки Миколайчика состоит в объединении поляков, и выразил надежду, что он, тов. Сталин, поможет полякам в этом деле. Он, тов. Сталин, согласился это сделать. По его мнению, речь может идти о взаимоотношениях между двумя силами, имеющими отношение к Польше. Этот вопрос трудно обойти.

Миколайчик отвечает, что он не хочет обойти этот вопрос. Он хочет быть в Варшаве.

Тов. Сталин отвечает, что Варшава у немцев.

Миколайчик говорит, что, как он думает, Варшава будет скоро освобождена, и он сможет там создать новое правительство, базирующееся на все силы Польши.

Тов. Сталин замечает: «Дай бог, чтобы это было так»7.

Он, тов. Сталин, должен предупредить, что Советское Правительство не признает лондонского польского правительства, что оно порвало с ним отношения. Одновременно Советское Правительство имеет фактические отношения и договор с ПКНО. Нужно считаться с этими фактами.

Миколайчик спрашивает, должен ли он понимать это в том смысле, что польскому правительству в Лондоне закрыты все пути в Польшу.

Тов. Сталин отвечает, что это нужно понимать в том смысле, что раньше, чем вести переговоры с Миколайчиком как главой польского правительства, хорошо было бы покончить с существованием двух правительств — одного в Лондоне, а другого — в Хелме. Он, тов. Сталин, согласен, что хорошо было бы объединить силы и создать временное правительство. Этим должны были бы заняться сами поляки.

Миколайчик заявляет, что он не так далек в своей точке зрения от Маршала Сталина, но он вносит предложение о сотрудничестве четырех партий с их друзьями из ПКНО, так как ПКНО представляет только часть польского народа. Маршалу Сталину хорошо известно, что Витос не может представлять польскую крестьянскую партию, так как еще в 1929 году он перестал быть ее членом.

Тов. Сталин говорит, что критерий Миколайчика для определения популярности политического деятеля неправилен. Польша находится пять лет под пятой германских оккупантов. За время войны и оккупации в Польше выросли новые люди. Ссылки на старые авторитеты не имеют значения. Польша за четыре года полевела. Нужно считаться с новыми авторитетами. Он, тов. Сталин, мог бы привести в качестве примера Красную Армию, где выросли новые люди, где старые авторитеты отошли на задний план. Если бы до начала советско-германской войны к нам обратился кто-нибудь с заявлением, что через три года в России будут такие генералы, как Рокоссовский, Черняховский, Конев, Еременко, Багра-

70

 


мян, мы бы не поверили и рассмеялись. Старые авторитеты отошли, появились новые. Война и оккупация — это большой двигатель. Нельзя ссылаться на старых авторитетов. Нужно поискать новых людей. К таким новым людям принадлежит Осубка-Моравский.

Миколайчик говорит, что он согласен с этим. Но Витос, по его мнению, не представляет «Стронництво Людове».

Тов. Сталин замечает, что это формальная, не всегда правильная точка зрения.

Миколайчик заявляет, что он мог бы привести тов. Сталину фамилии ряда молодых людей, принимающих деятельное участие в польском правительстве. Он, Миколайчик, недавно встретился в Каире с одним молодым поляком, прибывшим из Польши. В польском правительстве Департаментом просвещения руководит молодой человек. Много женщин руководит работой по обслуживанию польских войск, выпуску литературы и т.д. Эти молодые люди — поляки создали в Польше подпольную армию8.

Тов. Сталин говорит, что Красная Армия обнаружила, что отряды этой польской подпольной армии очень слабы. Сообщают, что польская подпольная армия не имеет ни артиллерии, ни авиации, ни танков. Борьбы с немцами она не ведет. Отряды этой армии скрываются в лесах. Когда спрашивают представителей этих отрядов, почему они не ведут борьбы против немцев, они отвечают, что это не так легко, так как если они убивают одного немца, то немцы за это убивают десять поляков. Среди руководителей этих отрядов попадается немало неумных людей. На днях в Хольме9 один из таких начальников объявил о мобилизации в армию польского мужского населения от 16 до 65 лет. Это очень опасная вещь. Население было возмущено объявленной мобилизацией, так как оно считает, что немцев прогнали и что война окончена. Возмущение было тем большим, что объявление о мобилизации последовало в разгаре летних работ по уборке урожая. Пришлось остановить этого начальника и не допустить мобилизации. Есть и такие начальники, которые объявляют польскому населению, что немецкие оккупанты ушли, пришли — русские. Другие распространяют враждебную по отношению к СССР литературу, которую он, тов. Сталин, может представить Миколайчику, если он того пожелает. Что делать советским властям с такими людьми?10

Миколайчик отвечает, что действительно у Краевой армии нет танков. Краевая армия вела борьбу путем актов саботажа. Недавно по приказу лондонского правительства около Львова было взорвано немало фабрик и организовано несколько железнодорожных крушений. Все отряды польской Краевой армии в районе Вильно, Новогрудка и Волыни все время дрались с немцами, несмотря на разрыв отношений между польским и советским правительствами. Ему, Миколайчику, трудно перечислить все акты саботажа, но все они зарегистрированы в штабе союзников в Лондоне. Эти факты свидетельствуют, что польская народная армия хочет бороться с немцами.

71

 


Тов. Сталин замечает, что он верит, что польская народная армия хочет сражаться с немцами. Но как она может это сделать, не имея оружия?

Миколайчик заявляет, что польская народная армия состоит из отрядов по 20 человек, рассеянных по всей Польше. При приближении фронта эти отряды соединяются для удара по немцам.

Тов. Сталин говорит, что наши войска встретили под Ковелем две дивизии этой армии, но, когда наши войска подошли к ним, оказалось, что они не могут драться с немцами, так как у них нет вооружения.

Миколайчик говорит, что он согласен, что эти отряды не имеют вооружения для ведения современной войны. Но в Любельске имеется три дивизии. В подполье люди этих дивизий сами делали пулеметы.

Тов. Сталин говорит, что отряды польской подпольной армии не дерутся против немцев, ибо их тактика состоит в том, чтобы беречь себя и затем объявиться, когда в Польшу придут англичане или русские.

Миколайчик заявляет, что до падения Франции Краевая армия открыто выступала, но после падения Франции Краевая армия стала заниматься диверсионной деятельностью по плану, разработанному штабом союзников в Лондоне. Эти диверсии приносят большой вред немцам. Из слов И.В.Сталина об отсутствии у Краевой армии вооружения он, Миколайчик, может сделать лишь тот вывод, что Краевой армии нужно дать вооружение.

Тов. Сталин заявляет, что Советский Союз — страна, воюющая с Германией на территории Польши. Красная Армия заинтересована в существовании спокойного тыла. Если будет существовать два польских правительства и две системы, то это может принести большой вред делу борьбы Красной Армии с немцами. Если польское правительство в Лондоне имеет намерения и считает целесообразным договориться с ПКНО и создать одно польское правительство, то Советское Правительство готово этому помочь. Если польское правительство считает это нежелательным, то Советское Правительство будет вынуждено сотрудничать с ПКНО. Такова позиция Советского Правительства, которую он, тов. Сталин, просит учесть.

Миколайчик отвечает, что польское правительство готово пойти на то, чтобы договориться с ПКНО и с теми, кто вел борьбу в Польше в течение пяти лет оккупации.

Миколайчик спрашивает, как тов. Сталин представляет себе границы Польши.

Тов. Сталин отвечает, что Советское Правительство считает, что восточная граница Польши должна идти по линии Керзона11, западная по реке Одер с оставлением города Штеттин у поляков, а района Кенигсберга с городом Кенигсберг — у русских.

Миколайчик говорит, что, следовательно, Львов и Вильно остаются в составе Советского Союза.

72

 


Тов. Сталин заявляет, что, согласно ленинской идеологии, все народы равноправны. Он, тов. Сталин, не хочет обижать ни литовцев, ни украинцев, ни поляков.

Миколайчик заявляет, что потеря Львова и Вильно будет обидой для польского народа. Польский народ этого не поймет, так как он считает, что Польша не должна понести ущерба, хотя бы потому, что в Польше не было ни одного квислинга.

Тов. Сталин замечает, что это не будет ущербом для Польши. Если говорить об ущербе, то он сможет сообщить, что большая группа русских националистов обвиняет Советское Правительство в том, что Советское Правительство разорило Россию потому, что в Россию не входит Польша, которая раньше была ее частью. Если слушать всякого рода обвинения, то можно совсем запутаться. Линия Керзона придумана не поляками и не русскими. Она появилась в результате арбитражного решения, вынесенного союзниками в Париже. Русские не участвовали в разработке линии Керзона. Он, тов. Сталин, должен при этом сказать, что мало найдется русских, которые согласятся на то, чтобы Белосток отошел к Польше, как это получается по линии Керзона.

Миколайчик заявляет, что он уверен, что если тов. Сталин сделает великодушный жест, то он получит благодарность польского народа и найдет союзника в нем.

Тов. Сталин заявляет, что Львов окружен украинскими селами. Советское Правительство не может обидеть украинцев. Нужно учитывать, что в Красной Армии много украинцев и что все они неплохо дерутся с немцами. Украинцы не потерпят того, чтобы Советское Правительство отдало Львов.

Вступивший в беседу Грабский заявляет, что он с 1906 года стоял во главе антигерманского и русскофильского движения в Польше. За это его часто называли москалем. Он, Грабский, считает, что дружба польского и русского народов — самое важное дело для борьбы славянства с германской экспансией. Польский народ будет очень благодарен Маршалу Сталину за то, что границы Польши передвинутся дальше на запад. Но он, Грабский, просил бы учесть следующее. Ни одно союзное государство не выйдет из этой войны уменьшенным в своей территории. Поляки хорошо понимают, насколько важно, чтобы в Польше не было украинского и белорусского вопросов. С другой стороны, он, Грабский, просил бы считаться с тем, что если польское государство выйдет из войны уменьшенным, то польский народ будет чувствовать себя обиженным. Маршал Сталин говорил о сильной и независимой Польше. Но если бы он добавил к этому заявлению, что Польша не выйдет из этой войны уменьшенной, то русскому народу и Советскому Союзу будет обеспечено сотрудничество польского народа.

Тов. Сталин говорит, что если подойти к проблеме славянства с исторической точки зрения, то можно заметить, что в результате первой мировой войны была воскрешена и восстановлена Польша. Он, тов. Сталин, думает, что в результате нынешней войны будут

73

 


воскрешены особенно украинский и белорусский народы, и было бы несправедливо нанести им обиду.

Грабский заявляет, что белорусский и украинский народы не будут обижены, если разделить спорные территории пропорционально населению польской, белорусской и украинской национальностей и если затем произвести переселение.

Тов. Сталин заявляет, что поляки получат вместо Львова Бреслау12. У них будет достаточно руды и угля в Силезии.

Грабский говорит, что с потерей Львова в Польше не будет нефти.

Тов. Сталин отвечает, что на противоположном склоне Карпат имеется много нефти. Эти месторождения нужно полякам разведать. Кроме того, у поляков будут химические заводы в Силезии для производства синтетического горючего.

Грабский заявляет, что со Львовом у поляков связано очень много исторических и других традиций.

Тов. Сталин спрашивает, а как же быть с украинцами.

Грабский отвечает, что у украинцев есть Киев.

Тов. Сталин замечает, что у поляков имеются Краков и Варшава.

Тов. Сталин заявляет, что первый раз поляки и русские шли вместе при Грюнвальде, когда они разбили немцев. Потом у поляков с русскими были ссоры. В XVII веке, при царе Алексее Михайловиче, был министр иностранных дел Ордин-Нащекин, который предлагал заключить с поляками союз. За это его прогнали. Теперь нужен поворот. Война многому научила наши народы.

Грабский с этим соглашается.

Тов. Сталин заявляет, что если у Миколайчика нет вопросов, то беседу можно будет закончить в 12 часов.

Миколайчик отвечает, что у него нет больше вопросов. Он хотел бы лишь спросить, как тов. Сталин предполагает окончательно урегулировать вопрос о советско-польской границе.

Тов. Сталин отвечает, что он думает, что этот вопрос нужно будет решить, когда будет существовать единое польское правительство. Для этого нужно будет Миколайчику переговорить с представителями Польского Комитета Национального Освобождения.

Миколайчик отвечает, что он готов это сделать.

Тов. Сталин отвечает, что встречу Миколайчика с представителями Польского Комитета Национального Освобождения организует тов. Молотов. Вероятно, эта встреча может состояться в ближайшие один-два дня в Москве или в Киеве, смотря по тому, где это будет удобно Миколайчику.

Тов. Сталин спрашивает Миколайчика, как обслуживают его и лиц, его сопровождающих.

Миколайчик благодарит тов. Сталина за гостеприимство.

Беседа продолжалась 2 часа 30 минут.

Записал В.Павлов

АП РФ. Ф. 45. Оп. 1. Д. 358. Л. 2-11. Копия.
АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6. П. 42. Д. 550. Л. 6-15. Копия.

74

 


___________________
1 По условиям этого Соглашения СССР и Польша становились союзниками в войне против Германии. Советская сторона дала согласие на формирование на территории СССР и вооружение польской армии, оперативно подчиненной советскому командованию. В Соглашении было также зафиксировано признание советским правительством «утратившими силу» статей советско-германских договоров от 23 августа и 28 сентября 1939 г., признававших «территориальные перемены», то есть раздел довоенной Польши.
2 С.Миколайчик не только возглавлял правительство Польши в эмиграции, но и был лидером крупной и влиятельной демократической крестьянской партии — Стронництво Людове (СЛ).
3 Речь идет о разграничении компетенций между советским командованием и администрацией ПКНО на освобожденных землях в связи с заключением 26—27 июля 1944 г. Соглашения о советско-польской границе. Граница устанавливалась по этнографическому принципу, а спорные территории признавались советскими по государственной принадлежности.
4 1 августа 1944 г. по решению командования подпольной Армии Крайовой (АК), подчиненной польскому правительству в эмиграции, и с согласия этого правительства началось вооруженное восстание в Варшаве. Военная цель его заключалась в освобождении города от гитлеровских оккупантов, а политический смысл выступления сводился к установлению власти представителей эмигрантского правительства накануне вступления в Варшаву частей Красной Армии и союзной ей 1-й польской армии. С военно-оперативной точки зрения время начала восстания было неблагоприятным для польской стороны: после длительного наступления, а затем поражения в танковом сражении на подступах к Варшаве советские части перешли 1 августа к обороне. Восстание начали 1500—2500 солдат Варшавского округа АК, к которым присоединились гражданское население города, а также вооруженные отряды других течений польского движения Сопротивления, включая коммунистическое. Несмотря на то, что главные силы коммунистов, как свидетельствуют архивные документы, были накануне восстания выведены из города (РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 1296. Л. 151), число коммунистов в рядах восставших неуклонно увеличивалось. Общая численность участников восстания быстро выросла, достигнув 40 тыс. человек, но лишь часть их была вооружена, причем только стрелковым оружием. К 3 августа, когда состоялась встреча С.Миколайчика и И.В.Сталина, восставшим удалось освободить большую часть Варшавы, хотя ключевые с военной точки зрения объекты взяты не были.
5 С.Миколайчик имел в виду одобрение не тех границ, которые предусматривались в Соглашении СССР и ПКНО от 27 июля 1944 г., а довоенных границ, на которые польское правительство в эмиграции все еще надеялось получить согласие Москвы.
6 Встречи С.Миколайчика, Т.Ромера и С.Грабского с представителями новой власти во главе с Б.Берутом состоялись в Москве 6 и 7 августа 1944 г. К компромиссному решению о создании единого правительства прийти не удалось.
7 К 5 августа 1944 г. немецкое командование укрепило свой гарнизон в Варшаве, перебросив туда людские резервы, танки, артиллерию и авиацию, что позволило гитлеровцам перейти в контрнаступление. Повстанцы оказывали героическое сопротивление, но силы были слишком неравны. Варшава была освобождена частями Красной Армии и Войска Польского в январе 1945 г.
8 Речь идет об Армии Крайовой.

75

 


9 Так в тексте. Правильно: Хелме.
10 На освобожденных территориях Польши советское командование, не получая согласия командиров отрядов АК на добровольное разоружение и вступление в 1-ю Польскую армию, силой разоружало офицеров АК и интернировало их на территорию СССР (НКВД и польское подполье. 1944—1945. (По «Особым папкам» И.В.Сталина). М., 1994).
11 «Линия Керзона» — условное наименование польской восточной границы, предложенной в 1919 г. Верховным Советом Антанты. В основу был положен принцип включения в состав Польши лишь этнографически польских земель.
12 Бреслау — немецкое название польского города Вроцлав.

 

 

№ 10

Из дневника В.М.Молотова. Прием представителей правительства Польши в эмиграции С.Миколайчика, С.Грабского, Т.Ромера и представителей Польского комитета национального освобождения (ПКНО) Б.Берута и Э.Осубки-Моравского по вопросам формирования коалиционного правительства

г. Москва

8 августа 1944 г.
21 час.
СЕКРЕТНО

Присутствуют переводчики:
с польской стороны Мнишек,
с советской В.Павлов.

Миколайчик заявляет, что в беседе с ним1 И.В.Сталин сказал, что Советское Правительство считает ПКНО правительством Польши и что после беседы представителей лондонского польского правительства с представителями ПКНО будет возможно переговорить с Советским Правительством. Переговоры между представителями ПКНО и лондонским польским правительством состоялись2. Результаты этих переговоров таковы, что он, Миколайчик, не может взять на себя ответственности за их изложение. Так как председатель Рады Народовой Берут пользуется большим доверием у В.М.Молотова, чем он, Миколайчик, он, Берут, и расскажет В.М.Молотову о результатах переговоров.

У него, Миколайчика, имеются две просьбы к В.М.Молотову. Во-первых, он хотел бы просить Маршала Сталина принять его еще раз, если у Маршала Сталина найдется время3, и, во-вторых, он, Миколайчик, хотел бы просить В.М.Молотова предоставить его группе самолет до Тегерана.

Молотов отвечает, что он, конечно, выполнит эти просьбы.

Берут заявляет, что он не видит причины, почему бы Миколайчик не мог бы сам изложить результаты переговоров. Но если он, Миколайчик, хочет, чтобы это сделал он, Берут, то он может информировать В.М.Молотова о разногласиях. Основным препятст-

76

 


вием, которое не позволило успешно завершить переговоры, это отношение представителей лондонского правительства и ПКНО к конституции 1935 г. ПКНО считает, что конституция 1935 г. была силой навязана польскому народу. ПКНО считает, что эту конституцию не признает большинство польского народа. ПКНО считает, что юридической основой польского государства до тех пор, пока не будет установлена новая конституция сеймом, выбранным демократическим путем, должна быть конституция 1921 года. Таким образом, здесь — корень различного подхода ПКНО и лондонского польского правительства к вопросам политической жизни в Польше. ПКНО считает, что для того, чтобы состоялось объединение, и для того, чтобы успешно решить дальнейшие задачи, которые встанут перед польским государством, надо порвать с антидемократическими законами. Без этого ПКНО вообще считает невозможным двинуться с места. ПКНО считает, что лондонское правительство стеснено этими законами. ПКНО предлагает не основываться на конституции 1935 года. Если это было бы сделано, то главное препятствие на пути этого соглашения было бы устранено. Чтобы облегчить с внешней стороны принятие решения Миколайчиком, представители ПКНО сделали предложение Миколайчику стать премьером нового правительства в Варшаве. Так как представители ПКНО стоят на позиции объединения всех сил польского народа кроме фашистов, ПКНО считает, что в новом правительстве должны быть представлены все демократические партии. ПКНО предложил Миколайчику 4 места в новом польском правительстве для лиц из состава лондонского правительства, что соответствует тем силам, на которые опирается лондонское правительство. Миколайчик сказал, что без согласования со своими коллегами он не может принять решения по сделанным ему предложениям. На этом беседы закончились.

Миколайчик просит разрешения изложить свою точку зрения. По вопросу о границах он не будет говорить. Это нужно отложить. Но имеются два другие вопроса: организация нового правительства и контроль над польскими вооруженными силами. Что касается правительства, то он, Миколайчик, предлагает создать его в Варшаве, причем оно должно базироваться на 4 партии, представленные в лондонском правительстве, а также на партию ППР и на коммунистов4. Возможно скорее в Польше должны состояться выборы на основе 5 демократических принципов. Должен быть избран президент. Что касается контроля над польскими вооруженными силами, то он, Миколайчик, предложил, чтобы они контролировались специальным комитетом Совета министров, причем отдельные генералы польских войск должны подчиняться командующим фронтов, на которых действуют данные польские войска.

Что касается программы, провозглашенной ПКНО, то она не отличается во многом от программы лондонского правительства. Тут можно было бы договориться. Конечно, не может быть и речи о том, чтобы кто-нибудь стремился к сохранению в Польше конституции 1935 г. Эта конституция должна быть изменена. Он, Ми-

77

 


колайчик, говорил, почему польское правительство в Лондоне базируется на этой конституции. В декабре 1939 года в Париже говорили о конституции 1935 г.5 и хотели базироваться на конституции 1921 г. В то время польское правительство испытывало трудности в деле признания его правительствами других стран. Основная трудность была со стороны американского правительства. После долгих консультаций в государственном департаменте американское правительство заявило, что оно может признать польское правительство на основе конституции 1935 года. В то время США были нейтральной страной, но польское правительство ожидало, что США вступят в войну, и должно было поэтому считаться с позицией американского правительства. Правительство США хотело признать польское правительство, так как оно зависело от поляков в Америке, которые присматривали в США за немцами, работающими на американских заводах. В то время в США происходили выборы президента. Большинство американцев было против вступления США в войну, и Рузвельт хотел, чтобы поляки содействовали вступлению Америки в войну. Тогда решено было опираться на конституцию 1935 года, из которой должны были быть выброшены все реакционные параграфы. Президент в своем заявлении сказал в то время, что, когда из Польши будут изгнаны немцы, состоятся новые выборы Сейма и Сената, которые были распущены. Затем президент подписал обязательство о том, что во время войны он не будет пользоваться привилегиями, которые предоставлены ему по конституции 1935 года. Кроме того, в декабре 1939 г. и позднее деятелями польского правительства были сделаны заявления в отношении политики польского правительства, которые внесли изменения в конституцию 1935 года, и по существу конституция 1935 года была аннулирована этими заявлениями.

Он, Миколайчик, порядочный человек. Если он по поручению президента создал правительство, то он не может просто от него отказаться, приняв предложение участвовать в новом правительстве. Он, Миколайчик, должен будет поехать в Лондон, чтобы спросить своих коллег, будут ли они согласны опираться на конституцию 1921 г. Кроме того, нужно будет проконсультироваться с английским и американским правительствами. Если после консультаций с его коллегами и союзными правительствами он, Миколайчик, примет предложение, то нетрудно будет договориться об остальном с ПКНО. Он не видит, что к этому были бы какие-либо трудности со стороны поляков, проживающих в Лондоне. Он также не думает, чтобы английское правительство чинило к этому какие-либо препятствия. Но он не так уверен в отношении американского правительства. В Америке предстоят выборы президента. Очень важно, чтобы Рузвельт был переизбран. Республиканцы, конечно, воспользуются осложнениями в польском вопросе для того, чтобы повредить Рузвельту на выборах. Другая трудность кроется в самой Польше. Он имеет в виду четыре партии, на которые опиралось в течение пяти лет польское правительство. Если он, Ми-

колайчик, договорится с ПКНО без этих партий, то ему скажут, что он свинья, так как он без их согласия принял пост премьера. Чтобы этого избежать, он, Миколайчик, просил разрешить ему поездку в Варшаву для того, чтобы встретиться с представителями четырех партий, уговорить и склонить их к объединению с ПКНО. Третья трудность состоит в том, что председатель ПКНО предложил польскому правительству в Лондоне только 4 места из 17. Хорошо известно, что в демократических учреждениях главное — это большинство. Он, Миколайчик, уверен, что в Варшаве жизнь покажет, какое большинство должно быть в правительстве. Он, Миколайчик, предлагал представителям польского Комитета, чтобы он после поездки в Лондон поехал через линию фронта в Варшаву для того, чтобы обсудить там все вопросы.

Прощаясь с представителями Комитета, он, Миколайчик, выразил надежду, что можно будет договориться с ПКНО, и просил о том, чтобы не было со стороны ПКНО враждебной пропаганды в отношении лондонского правительства. Представители Комитета предложили устранить междуусобную борьбу в Польше, с чем он, Миколайчик, согласился. Он, Миколайчик, считает, что все поляки на освобожденной территории должны встать на свои посты и работать там, где нужно. В тылу Красной Армии должно быть спокойствие. Он, Миколайчик, сказал Жимерскому, что он, Миколайчик, изменит указания таким образом, чтобы администрация6 и польская краевая армия были освобождены от присяги, чтобы они имели свободные руки, как только та часть территории Польши, на которой они действуют, будет освобождена. Он, Миколайчик, хотел бы добавить при этом, что на той территории Польши, где нет советских войск, отряды польской Армии Краевой должны будут продолжать свою борьбу с немцами.

Берут заявляет, что вопрос заключается в том, что, несмотря на декларацию, о которой говорил Миколайчик, практика польского правительства в Польше не соответствует его заявлениям. Эти заявления остаются красивыми словами. В Польше под покровительством польского правительства велась борьба против таких сил, как ППР и Краевая Рада Народовая. Эта борьба провозглашалась вице-министром польского правительства, который призывал к борьбе со всеми проявлениями коммунистической тенденции. Главным лозунгом всей печати правительственного лагеря была внутренняя борьба в Польше. Кроме того, в декларации четырех партий7, поддержанной лондонским правительством, прямо заявлялось, что эти четыре партии должны быть единственными партиями, которые должны сформировать правительство в Польше. Практическая политика лондонского правительства в области отношений с союзниками основывалась на попытке внести раздор среди союзников, чтобы заложить основы новой войны. Они это провозглашали. Поэтому сторонники Краевой Рады Народовой не могли быть уверенными, что конституция 1935 года устранена. Это вынудило Краевую Раду Народовую взять инициативу в свои руки в стране, чтобы создать там правительство, соответствующее воле

79

 


народа, так как большинство польского народа не разделяло политики лондонского правительства. Вот в чем состоят коренные разногласия. Если Миколайчик считает, что нужно устранить эти разногласия, то ПКНО своими предложениями создает предпосылки для ликвидации этих разногласий. Предложения ПКНО исходят из стремления достичь единства всех сил польского народа, за исключением реакционных. ПКНО считает, что четырех мест, предложенных лондонскому правительству, вполне достаточно, если принять во внимание силы этих партий. Что касается приезда Миколайчика в Варшаву, то ПКНО готов принять его с великим радушием, но при условии, что он сначала примет предложение ПКНО.

Миколайчик замечает, что он не такой дурак, чтобы поехать в Варшаву и быть там арестованным.

Берут отвечает, что без предварительного согласия Миколайчика с предложениями ПКНО у ПКНО не может быть уверенности в том, что Миколайчик поедет в Варшаву для того, чтобы принять это решение там, так как из целого ряда мероприятий, которые были проведены делегатами польского правительства уже после создания ПКНО, видно, что польское правительство не имеет намерения отказаться от той гражданской войны, которую оно вело до сих пор8.

Моравский заявляет, что ПКНО не может базироваться на конституции 1935 года, так как эта конституция незаконная, что признают также и члены польского правительства в Лондоне. Что касается заявления президента, что он не будет пользоваться правами, предоставленными ему в соответствии с § 13 конституции, то он, Моравский, должен сказать, что практика показала, что президент этого обещания не выполнил. После смерти Сикорского президент назначил, без согласования с Миколайчиком, Соснковского главнокомандующим9. Известно, что Миколайчик был против этого решения президента. Поэтому ПКНО не может быть уверенным, что что-либо подобное не случится. Кроме того, эту конституцию ненавидит весь польский народ. Он, Моравский, не думает, что Миколайчик и его коллеги по лондонскому правительству так быстро переменили бы свое отношение к политике, которая ими проводилась. Основание Рады Краевой и ПКНО было вызвано реакцией общества на политику, которая проводилась польским правительством до сих пор. Он, Моравский, имеет при этом в виду вопросы внешней и внутренней политики, вопросы администрации и вопросы борьбы с немцами. Поэтому правительство, которое должно быть создано сейчас, должно завоевывать доверие народа на основе того, что политика лондонского польского правительства не повторится. Что касается вопроса о том, какая сторона пользуется большим влиянием в народе, то это можно видеть на примере многих митингов, проведенных в последнее время на освобожденной территории Польши, доказавших, что огромное большинство народа поддерживает лозунги ПКНО.

80

 


Если Миколайчик утверждает, что нет разногласий в идеологическом отношении, тогда не должно быть трудностей в распределении мест в правительстве, ибо распределение сделано так, чтобы оно отражало действительные силы, существующие в стране. Кроме того, учитывалась также необходимость создания работоспособного кабинета. Если работа кабинета должна опираться на платформу ПКНО, то ясно, что проводить в жизнь эту платформу должна группа, создавшая ее. Что касается вопросов демократических принципов, то их можно обеспечить лишь при том условии, что как во внутренних, так и во внешних вопросах будут осуществляться демократические принципы. В области внутренней политики между действиями польского правительства и Крайовой Радой Народовой существуют различия. Лондонское правительство назначает свою администрацию, а Крайовая Рада Народова пользуется при создании своих местных органов выборным методом.

Нужно принять во внимание тот факт, что пост Премьера, предложенный Миколайчику, позволяет Миколайчику сохранить свой моральный престиж и дает ему достойный выход из создавшегося положения.

Миколайчик говорит, что он должен обсудить это предложение со своими коллегами и проконсультироваться с союзными правительствами.

Представители ПКНО начали полемику. Ему, Миколайчику, очень приятно отвечать на замечания Берута, сделанные в весьма корректной форме. Он, Миколайчик, не добивается того, чтобы в новое правительство вошло какое-то определенное количество лиц из лондонского правительства. Если лондонское правительство договорится с ПКНО по всем вопросам, то оно договорится и насчет людей. Конечно, первое место должно принадлежать людям из страны. Он, Миколайчик, говоря о представительстве отдельных политических партий в правительстве, согласен с концепцией, что никакие фашистские партии не могут войти в правительство. Единственное его разногласие с Берутом состоит в том, что Берут утверждает, что в Крайовой Раде Народовой представлен весь польский народ. Он, Миколайчик, не может этому поверить. Однако он, Миколайчик, в одном согласен с Берутом, а именно, что нужно стремиться к объединению польского народа. Говорили о том, что политика польского правительства обанкротилась. Он, Миколайчик, привык к тому, что ему говорят неприятные вещи прямо в лицо. В газетах пишут, что политика польского правительства обанкротилась. Вот поэтому он, Миколайчик, и хочет договориться с ПКНО.

Он хотел бы подчеркнуть, что всю свою жизнь он боролся с немцами. Он, конечно, не может взять на себя ответственности за то, как выполнялись его поручения. Он, Миколайчик, подчеркивает, что польский народ не дал ни одного квислинга. В этом его заслуга. Заслуга польского народа состоит также и в том, что не было польских войск, которые сражались бы с немцами против СССР. Он, Миколайчик, хотел бы подчеркнуть также, что он не

81

 


намерен изменить ни одного из своих заявлений, в которых он подчеркивал желательность дружественных отношений с Советским Союзом в борьбе против немцев.

Молотов говорит, что немцы хотели бы уничтожить и русских, и поляков.

Миколайчик соглашается с этим.

Миколайчик заявляет, что он говорил Послу Лебедеву10 о том, что нельзя отстранить Соснковского. Если бы он, Миколайчик, отстранил Соснковского, то он должен был бы иметь возможность заявить польским солдатам, что договоренность с Россией достигнута и что польские солдаты могут вернуться в Польшу. О возможности возвращения в Польшу спрашивают многие польские солдаты. Но Советское Правительство хотело бы, чтобы Миколайчик заявил публично, что польское правительство признает линию Керзона. Но как быть в этом случае с теми польскими военнослужащими, которые происходят из районов, лежащих к востоку от линии Керзона, а их большинство в польской армии.

Молотов говорит, что Президиум Верховного Совета недавно издал указ, который дает возможность полякам, активным участникам борьбы за освобождение Польши, и тем из них, кто активно помогает этой борьбе, свободно выбирать свое гражданство11. Советское Правительство поощряет участие поляков в борьбе за освобождение Польши. Советское Правительство отложило достаточное количество оружия, чтобы оснастить польскую армию. При этом оно не смотрит, к какой партии принадлежит тот или иной поляк. Важно лишь, чтобы это был хороший поляк, готовый сражаться за свой народ.

Молотов говорит, что хорошо было бы представителям лондонского правительства договориться с представителями ПКНО. Если будет существовать желание это сделать, то выход можно найти. Он, Молотов, мог бы привести здесь слова: «ищите и обрящете». Война научила наши народы многому для того, чтобы найти выход из создавшегося положения.

Миколайчик заявляет, что уже многое сделано тем, что представители лондонского правительства встретились с представителями ПКНО. Много вопросов выяснено. Это — шаг вперед. Речь идет о вопросах, от решения которых будет зависеть равновесие в политике в восточной части Европы.

Молотов говорит, что речь идет о решении вопросов, очень важных не только для наших народов.

Миколайчик благодарит Молотова за гостеприимство. Он, Миколайчик, чувствовал себя здесь как дома. Особенно было приятно подышать московским воздухом после пяти лет пребывания в туманной Англии. Кроме того, приятнее смотреть на салюты в Москве, чем на летающие бомбы в Англии.

Молотов с этим соглашается. Он говорит, что наша страна пережила, конечно, больше, чем англичане. Как миролюбивая страна, Советский Союз не хотел войны и не совсем был готов к

82

 


ней вначале. Но раз пришлось драться, то советский народ начал вести борьбу со всей энергией, несмотря на все трудности.

Он, Молотов, хотел бы добавить, что при рассмотрении политики Советского Союза в отношении соседних стран, особенно Польши, нужно иметь в виду, что Советский Союз — это не старая царская Россия. Советская Россия смотрит на отношения с Польшей новыми глазами. Не все поляки это понимают в настоящее время. Однако нас всех радуют те сообщения, которые поступают к нам со всех сторон, о том братском приеме, который польское население оказывает Красной Армии в Польше. Советские армии встречают в Польше с цветами, хлебом и солью, самым дружественным образом. В этом мы видим залог хорошего будущего наших отношений.

Что касается переговоров между Польским Комитетом Национального Освобождения и представителями лондонского правительства, то он, Молотов, может лишь сожалеть, что не было достигнуто соглашения. Но он, Молотов, надеется на лучшее будущее.

Миколайчик заявляет, что он не только надеется, но и уверен, что с ПКНО будет достигнуто соглашение.

Записал В.Павлов

АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6. П. 41. Д. 545. Л. 49-57. Подлинник.

___________________
1 Имеется в виду беседа, состоявшаяся 3 августа 1944 г. См. док. № 9.
2 См. комм. 6 к док. № 9.
3 Из этой просьбы можно сделать вывод, что новая, состоявшаяся 9 августа 1944 г. встреча С.Миколайчика со Сталиным ранее не планировалась. Уместно предположить, что просьба Миколайчика была вызвана изменившейся к 8 августа ситуацией в восставшей Варшаве, где гитлеровцы перешли в контрнаступление, а положение повстанцев резко ухудшилось.
4 ППР (Польская рабочая партия) была создана в 1942 г. в оккупированной Польше деятелями коммунистического движения.
5 Так в тексте. По-видимому, в тексте допущена опечатка: имелась в виду Конституция 1921 г.
6 Речь идет о подпольных административно-политических структурах («подпольное государство»), представлявших власть польского эмигрантского правительства в оккупированной Польше.
7 Имеется в виду Декларация от 15 августа 1943 г., принятая в подполье лидерами четырех политических партий, из представителей которых было сформировано правительство в эмиграции.
8 Б.Берут имеет в виду острое неприятие польским эмигрантским правительством факта оформления коммунистами и их союзниками альтернативных властных структур в подполье и на освобожденной территории, а также случаи уничтожения прокоммунистических партизанских отрядов и отдельных участников этого течения в движении Сопротивления сторонниками эмигрантского правительства.
9 Соснковский К. — генерал, польский политический деятель, с конца сентября 1939 г. находился в эмиграции, занимал пост главнокомандующего Польских вооруженных сил, был против соглашения с СССР от

83

 


30 июля 1941 г., против признания советской государственной принадлежности Западной Украины и Западной Белоруссии. В октябре 1944 г. вышел в отставку.
10 В июне 1944 г. С.Миколайчик вел переговоры с послом при союзных правительствах в Лондоне В.З.Лебедевым о возобновлении отношений между правительством СССР и польским правительством в эмиграции.
11 Имеется в виду Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1944 г.

 

 

№ 11

Запись беседы И.В.Сталина с членами польской
правительственной делегации во главе с С.Миколайчиком
о возвращении премьер-министра в страну, помощи
восставшей Варшаве, послевоенной политике
по отношению к Германии1

г. Москва

9 августа 1944 г.
21 час 30 мин.
СЕКРЕТНО

Присутствуют:
с польской стороны — Грабский, Ромер, Мнишек,
с советской стороны — тов. В.М.Молотов, переводчик В.Н.Павлов.

Миколайчик заявляет, что он считает для себя большой честью, что Маршал Сталин, несмотря на свою занятость, сумел принять его, Миколайчика, перед отъездом. Вчера В.М.Молотов принял его, Миколайчика, по вопросу переговоров представителей польского эмигрантского правительства с представителями Польского Комитета Национального Освобождения. Он, Миколайчик, хотел бы скорее попасть в Лондон, чтобы доложить своим коллегам об этих переговорах, так как он не имеет полномочий довести до конца эти переговоры. Он, Миколайчик, уверен, что лондонское польское правительство будет сотрудничать с Комитетом, ибо у польского правительства имеется стремление сделать это.

Тов. Сталин замечает, что это было бы очень хорошо.

Миколайчик говорит, что, как он понимает, Маршал Сталин хотел бы, чтобы польское правительство было демократичным.

Тов. Сталин заявляет, что это правильно.

Миколайчик говорит, что Маршал Сталин сказал, что Польша полевела. Но, как он, Миколайчик, понимает, это не означает, что Польша должна быть коммунистической. Он понимает эти слова в том смысле, что все демократические партии в Польше должны протянуть друг другу руку.

Тов. Сталин говорит, что именно так он это и понимает.

Миколайчик заявляет, что из конституции2 польское правительство выбросило все антидемократические параграфы.

84

 


Тов. Сталин спрашивает, можно ли из конституции выбрасывать параграфы. Конституцию можно принять или отклонить.

Миколайчик заявляет, что он не намерен сохранять конституцию 1935 года. Он будет искать путей перехода на базу конституции 1921 года. Он, Миколайчик, хочет подчеркнуть, что если бы он имел президента на основе конституции 1921 года, то у него не было бы трудностей. Но он, Миколайчик, не может сейчас выбросить президента, так как если бы он это сделал, то он лишился бы суверенного органа, который сейчас существует, опираясь на конституцию 1935 года. По мнению Берута, этот суверенный орган существует в виде Краевой Рады Народовой3. Он, Миколайчик, думает, что самый простой выход из положения был бы найден, если бы партии, представленные в Краевой Раде Народовой, сошлись бы с другими демократическими партиями и образовали бы суверенный орган.

Тов. Сталин замечает, что временное правительство может существовать без президента. Президент может быть избран позже, после всеобщих выборов.

Миколайчик заявляет, что он хотел бы просить Маршала Сталина оказать помощь полякам, борющимся в Варшаве.

Тов. Сталин спрашивает, о какой помощи идет речь.

Миколайчик отвечает, что речь идет о помощи оружием4. Дело в том, что немцы сейчас не так сильны, чтобы выбросить поляков из тех районов Варшавы, которые они занимают. Поляки нуждаются в оружии для того, чтобы продержаться.

Тов. Сталин заявляет, что все это начинание с восстанием польской подпольной армии в Варшаве он считает нереальным делом5, так как у восставших нет оружия, в то время как немцы только в районе Праги имеют три танковых дивизии, не считая пехоты. Немцы просто перебьют всех поляков. Просто жалко этих поляков.

Советские войска форсировали Вислу в районе ее слияния с рекой Пилицей и установили на другом берегу Вислы плацдарм 30 километров длиной и 25 километров глубиной. Вначале дела шли хорошо, но немцы перебросили в район нашего плацдарма две танковых дивизии. Советские войска, конечно, преодолеют сопротивление немцев и возьмут Варшаву, но это потребует времени.

Тов. Сталин говорит, что нам не жалко оружия. Мы можем предоставить полякам оружие, — как пулеметы, так и противотанковую артиллерию, но встает вопрос, как это сделать. Тяжелые орудия нельзя сбросить с самолетов. Кроме того, нет уверенности в том, что это оружие не попадет в руки немцев, если оно будет сбрасываться над районом города. Тов. Сталин спрашивает, имеются ли в городе места, где можно сбросить оружие.

Миколайчик заявляет, что такие места имеются, но он сейчас затрудняется их назвать. В штабе командующего польскими войсками в Варшаве имеется советский капитан Калугин6. Он хотел бы связаться с Маршалом Рокоссовским для того, чтобы дать ему необходимые сведения. Он, Миколайчик, знает лишь, что имеется

85

 


место, где оружие, если оно будет сброшено, не может попасть в руки немцев.

Тов. Сталин спрашивает, можно ли этому верить.

Миколайчик отвечает, что этому вполне можно верить.

Миколайчик заявляет, что речь идет о сбрасывании польским войскам в Варшаве ручных гранат, противотанковой артиллерии и боеприпасов.

Тов. Сталин говорит, что сбросить оружие легко, так как наши войска находятся близко от Варшавы.

Миколайчик заявляет, что он был бы очень благодарен, если бы Маршал Сталин дал приказ Рокоссовскому это сделать.

Тов. Сталин говорит, что нужно иметь позывные сигналы и шифры. Он, тов. Сталин, постарается сделать все возможное. Лучше было бы, если бы сбросить в расположение польских войск советского офицера для связи7.

Миколайчик заявляет, что он предоставит в кратчайшее время все необходимые для этого данные.

Тов. Сталин заявляет, что он сделает все возможное.

Миколайчик говорит, что, прощаясь с Маршалом Сталиным, он хотел бы выразить уверенность в том, что между Польшей и Советским Союзом будут установлены доверие и дружба.

Тов. Сталин заявляет, что основой нашей политики является союз с Польшей. Необходимо, чтобы поляки поверили, что руководители нынешней России не те, что были при царском правительстве. Руководители тогдашней России хотели покорить Польшу. Наших политиков часто смешивают с царскими политиками. Это неправильно. У нас нет политики покорения каких-либо славянских народов. В этом смысле мы против славянофильства, которое предполагает, что Россия должна быть во главе славянских народов и что эти славянские народы должны быть угнетаемы Россией. Мы признаем равенство прав славянских народов. Если польские руководители поймут, что советские руководители хотят установить дружбу между польским и советским народами и повернуть в этом смысле историю, то это будет хорошо. Но он, тов. Сталин, думает, что нынешние польские деятели не верят этому, так как представители польского правительства, находящиеся в Польше, заявляют польскому населению, что немцы-угнетатели уходят, а приходят новые угнетатели — русские.

Миколайчик заявляет, что Маршал Сталин имеет возможность завоевать сердца польского народа.

Тов. Сталин говорит, что польский народ не должен идти за Советским Союзом. Он должен идти вместе с Советским Союзом. У польского народа свой путь, и у Советского Союза тоже свой путь. СССР не хочет, чтобы им руководила Польша. Польша не должна этого делать. Нужно, чтобы СССР и Польша шли вместе против общего врага — немцев, оказывая друг другу политическую, военную и экономическую помощь. Если у Польши будет существовать союз с Советским Союзом, то никакие опасности не

86

 


будут страшны. Польша должна иметь также союз с Англией, Францией и США.

Миколайчик благодарит тов. Сталина за эти слова в отношении Польши. Он заявляет, что у Польши нет намерения навязывать что-либо Советскому Союзу.

Тов. Сталин отвечает, что мы не можем и не должны навязывать что-либо друг другу.

Тов. Сталин говорит, что Советское Правительство, стремясь к союзу с Польшей, исходит из того, что, как бы ни ограничивали Германию, она все равно регенерируется и встанет на ноги. Германии после франко-прусской войны в 1870 году потребовалось 40 с небольшим лет, чтобы в 1914 году совершить новое нападение. В 1939 году Германия снова совершила нападение, причем промежуток времени, который ей понадобился для того, чтобы подготовиться к этому, сократился до 25 лет. Мы считаем, что Германия снова может регенерироваться после нынешней войны в течение 20-25 лет.

Миколайчик заявляет, что он хорошо знает немцев. Нужно, во-первых, сильнее бомбить немецкие города, заводы и нужно, чтобы Германия была разбита на германской земле. После окончания войны нужно прервать все экономические пути, по которым идет германская экспансия в европейские страны. Надо оккупировать Германию на длительный срок.

Тов. Сталин замечает, что все-таки Германия может подняться. На этот случай нужно держать наготове меч, и этим мечом должен быть союз между Польшей и СССР и войска в распоряжении той международной организации по поддержанию мира, которая будет создана.

Миколайчик говорит, что перед отъездом из Лондона он читал показания пленных немцев. Один немецкий офицер заявил в своих показаниях, что Германия найдет себе спасение в коммунистическом строе.

Тов. Сталин замечает, что Германии коммунизм подходит так же, как корове седло.

Прощаясь, Миколайчик благодарит тов. Сталина за гостеприимство и заявляет, что он считает для себя большой честью, что он был принят тов. Сталиным.

Записал (В.Павлов)

АП РФ. Ф. 45. Оп. 1. Д. 358. Л. 12-16. Копия. Опубл. в:
Военно-исторический журнал. 1993. № 3. С. 22—24.
Публикация осуществлена без указания легенды документа.

___________________
1 Данная запись беседы существенно отличается от ранее опубликованного варианта, хранящегося в Государственном архиве Великобритании (см.: Великая Отечественная. СССР и Польша. 1941—1945 гг. К истории военного союза. Документы и материалы. М, 1994. С. 220—221).
2 Речь идет о Конституции Польши 1935 г.

87

 


3 Крайова рада народова (КРН) — представительный орган, созданный на рубеже 1943—1944 гг. в оккупированной Польше коммунистами и их союзниками из других политических движений.
4 Помощь оружием варшавским повстанцам в Москве считали неэффективной акцией, подпитывавшей иллюзии о возможности захвата города своими силами, без координации действий с советским военным командованием и серьезной подготовки к штурму. Однако И.В.Сталин не отказал в просьбе о доставке повстанцам оружия, высказанной С.Миколайчиком и У.Черчиллем. Правда, длительное время она, как и помощь с Запада, осуществлялась эпизодически. Регулярно сбрасывать оружие с советских самолетов начали лишь в середине сентября 1944 г., в канун и после освобождения Праги — варшавского пригорода на правом берегу р. Вислы.
5 С самого начала И.В.Сталин негативно отнесся к не согласованному с советским руководством и военным командованием восстанию в Варшаве, которое расценивал как политическую демонстрацию, адресованную Москве. Это подтверждает переписка советского лидера с У.Черчиллем и Ф.Д.Рузвельтом в августе 1944 г., официальное заявление ТАСС от 12 августа 1944 г. и особенно письма Сталина западным руководителям и С.Миколайчику от 16 августа (Переписка Председателя Совета министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны. М., 1957. Т. 1. Док. № 313, 321, 323; Т. II. Док. № 218, 315). Сталин руководствовался также и военными соображениями, считая, что слабость отрядов АК и отсутствие взаимодействия их с Красной Армией не позволят повстанцам самостоятельно овладеть городом, тем более, что немцы ввели в действие четыре танковые дивизии. Позднее, 15 ноября 1944 г., на встрече с польской делегацией во главе с генералом М.Спыхальским Сталин объяснил, почему Красная Армия не могла оказать повстанцам немедленную и прямую помощь наступлением на город: «Нас не спросили... не посоветовались с нами. Если бы нас спросили, мы бы не дали совета восставать. Красная Армия, которая овладела не одним крупным городом в ходе наступления, никогда не брала больших городов, подобных Варшаве, лобовым ударом. И мы никогда не призывали население наших больших городов к восстанию. Варшаву в лоб нельзя было взять, т.к. она находится на высоком левом берегу Вислы. Брать Варшаву в лоб — значит разрушить город артиллерией и понести при этом ненужные жертвы. Здесь создалось положение, аналогичное с Киевом... Мы Киева в лоб не брали. Мы взяли его обходом. Мы и Варшаву хотели взять обходным маневром, но к такой операции нам нужна была серьезная подготовка. Нужно было подтянуть минимум 40 дивизий, много боеприпасов и продовольствия... Нужно было время. Вот почему Красная Армия временно задержалась у стен Варшавы» (АП РФ. Ф. 45. Оп. 1. Д. 354. Л. 106—107). Все вместе взятое превращало восстание, по мнению Сталина, в «безрассудную, ужасную авантюру», при которой «каждый новый день используется не поляками для дела освобождения Варшавы, а гитлеровцами, бесчеловечно истребляющими жителей Варшавы» (Переписка... Т. 1. С. 257, 258). В зарубежной научной литературе подчеркивается, что Сталин намеренно, руководствуясь геополитическими соображениями, задержал взятие города советскими частями, резко ограничивал помощь восставшим оружием и тем самым позволил немцам уничтожать город и его жителей. Такая точка зрения широко распространена на бытовом уровне в современной Польше. К ней присоединяются и некоторые отечественные историки. Составители сборника не располагают документами, которые однозначно подтверждали бы или опровергали данную точку зрения.

88

 


6 Капитан Красной Армии К.А.Калугин в 1942 г. попал в плен к немцам, затем вступил в ряды «Русской освободительной армии» под командованием генерала Власова. В 1943 г. установил связь с подпольной организацией польских коммунистов, которые вели пропагандистскую работу во власовских частях. В конце июля 1944 г. случайно оказался в Варшаве и 2 августа был задержан патрулем АК. Как пишет польский историк Р.Назаревич, современник событий, лично знавший Калугина, командование АК решило использовать этого офицера, выразившего готовность участвовать в восстании. По возвращении в СССР Калугин был осужден на 10 лет тюремного заключения за пребывание в РОА. Позднее реабилитирован (Назаревич Р. Варшавское восстание 1944 г. М., 1989. С. 133—148).
7 Первый советский офицер связи был направлен в Варшаву вскоре после беседы И.В.Сталина с С.Миколайчиком 9 августа 1944 г., но погиб при приземлении. 21 сентября 1944 г. штаб 1-го Белорусского фронта переправил в Варшаву для связи с повстанцами капитана И.Колоса.

 

 

№ 12

Запись беседы советника Представительства
правительства СССР при ПКНО В.Г.Яковлева с
Председателем ПКНО Э.Осубка-Моравским о выделении
транспорта для польской стороны, участии О.Ланге
в работе ПКНО и др.1

г. Люблин

6 сентября 1944 г.
СЕКРЕТНО

По поручению тов. Булганина НА. посетил Моравского. Я передал ему личное письмо т. Булганина о выделении для нужд Польского Комитета Национального Освобождения2 Советским Правительством автотранспорта в количестве — 450 грузовых автомашин, 500 автомашин «Виллис» и 350 мотоциклов.

Моравский, читая письмо, с большим удовлетворением принял это решение Правительства СССР.

Затем я передал МОРАВСКОМУ телеграмму ЛАНГЕ от 30 августа с.г., в которой последний указывает на невозможность его работы в ПКНО до того момента, пока РУЗВЕЛЬТ не сочтет возможным решить вопрос о признании Комитета со стороны США3.

МОРАВСКИЙ сообщил мне, что сегодня будет продолжаться заседание членов ПКНО с обсуждением законопроекта о аграрной реформе.

Новым моментом, не предусмотренным в первом варианте проекта и включаемым теперь в декрет, является отказ от наделения землей тех лиц, которые уклоняются от мобилизации в ряды Польской армии или, состоя в АК, не желают разоружаться и включаться в общую борьбу народа за новую демократическую Польшу.

89

 


МОРАВСКИЙ сказал мне, что это дополнение было единодушно принято на Комитете и вообще обсуждение проекта закона членами ПКНО проходит единодушно, за исключением ВИТОСА, который, как заявил МОРАВСКИЙ, выступил с несколько иной точкой зрения по одному из вопросов4. Я поинтересовался, по какому вопросу. МОРАВСКИЙ ответил, что не помнит.

Все члены Комитета единодушно приняли вчера на первом заседании все основные принципы закона.

В конце беседы МОРАВСКИЙ передал мне письма из уездов, касающиеся вопросов мобилизации в Красную Армию поляков, которые попали в Польшу с советской территории и считаются советскими гражданами.

МОРАВСКИЙ просил не призывать этих людей в Красную Армию, поскольку в ближайшие дни будет вообще решен вопрос о переселении лиц польской национальности из западных областей Украины и Белоруссии в Польшу.

Я обещал передать об этом тов. БУЛГАНИНУ НА. и сообщить МОРАВСКОМУ о принятом решении.

Советник Яковлев

АВП РФ. Ф. 0122. Оп. 268. П. 228. Д. 9. Л. 29-30. Подлинник.

___________________
1 Разослана В.Молотову, А.Вышинскому, В.Деканозову, IV Европейский отдел (ЕО), в дело Представительства.
2 В середине мая — июне 1944 г. в Москву двумя группами прибыла делегация КРН, которая была неоднократно принята И.В.Сталиным, вела переговоры с ЦБКП и СПП о создании коалиционного органа исполнительной власти. Советская сторона выразила готовность признать КРН и поддержала намерения поляков образовать правительство, альтернативное эмигрантскому. 21 июля в Москве был сформирован ПКНО.
3 Оскар Ланге, экономист, член ППС с 1928 г., в 1938—1945 гг. профессор Чикагского университета, в 1944 г. предпринимал усилия по созданию правительства на освобожденных польских территориях. В феврале 1944 г. выступил с меморандумом, где высказал ряд идей, реализованных затем при формировании ПКНО и включенных в Манифест ПКНО. В апреле — мае 1944 г. О.Ланге был приглашен в Москву и дважды принят И.В.Сталиным. В июле 1944 г. он был вновь приглашен в Москву для участия в создании ПКНО. Хотя Ланге изъявил готовность стать руководителем внешней политики правительства, его участие в ПКНО не состоялось по причине негативного отношения к этому Ф.Д.Рузвельта, который считал это равнозначным признанию ПКНО Соединенными Штатами, о чем Ланге уведомил ПКНО и СПП письмами от 18 и 30 августа (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 709. Л. 18-20; Archiwum Akt Nowych. Zespół akt PPR. Sygn. 295/VII-263. S. 13-14, 16, 57).
4 Речь идет о крестьянском деятеле А.Витосе, который принимал участие в подготовке Манифеста ПКНО. Исходя из доктрины аграризма, А.Витос критиковал декрет об аграрной реформе, предлагая создавать крестьянские хозяйства размером до 15 га. Реальные же размеры земельных наделов, которые получали крестьяне по декрету, не превышали 2-3 га.

90

 


№ 13

Постановление ГКО о мероприятиях
по оказанию помощи Народно-освободительной
армии Югославии (НОЛЮ)1

г. Москва

7 сентября 1944 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
Государственного Комитета Обороны
№ 6512 сс

7 сентября 1944 года

г.Москва, [Кремль]

В целях улучшения практической работы по снабжению Народно-освободительной Армии Югославии (НОАЮ), лучшей организации подготовки кадров офицерского и сержантского состава специалистов в СССР и переотправки их в Югославию, Государственный Комитет Обороны ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Сформировать Специальный Отдел Народного Комиссариата Обороны, численностью 15 военнослужащих и 3 вольнонаемных.

Начальником Специального Отдела НКО утвердить полковника тов. БЕДНЯКОВА А.Ф.

Специальный Отдел НКО подчинить Начальнику Главного Разведывательного Управления Красной Армии.

Формируемую базу снабжения в Крайове подчинить Специальному Отделу НКО.

Специальному Отделу НКО в своей работе руководствоваться прилагаемым положением.

2. Обязать Командующего ВВС Красной Армии тов. НОВИКОВА:

а) Сформировать два авиационных полка: один истребительный в составе 32 самолетов «ЯК-3» и один штурмовой в составе 32 самолетов «ИЛ-2».

Укомплектование полков личным составом и материальной частью произвести по мере подготовки летчиков из личного состава НОАЮ;

Формируемым авиаполкам, для учебных целей, выделить 10 самолетов «ЯК-3» и 10 самолетов «ИЛ-2», необходимое количество учебных и переходных самолетов и необходимые запасные части;

б) Увеличить количество обучаемых югославов в школах ВВС с 300 человек, определенных Постановлением ГОКО № 5847/с, До 500 человек.

Для обеспечения подготовки югославов увеличить штатную численность постоянного состава школ на 400 человек военнослужащих;

91

 


в) Командировать 10 человек инструкторского состава для формирования на территории Югославии двух батальонов аэродромного обслуживания.

3. Обязать Начальника Тыла Красной Армии тов. ХРУЛЕВА:

а) Обеспечить вещевым, денежным довольствием и продовольствием личный состав НОАЮ, находящийся в школах и училищах КА, по нормам действующей армии за счет НКО;

б) Предоставить соответствующее рабочее помещение для Специального Отдела НКО к 10 сентября 1944 года.

4. Обязать Командующего АДД тов. ГОЛОВАНОВА перебросить самолетами из БАРИ в СССР:

а) 500 человек летно-технического состава НОАЮ;

б) 500 человек офицеров и рядового состава — танкистов.

5. Обязать Командующего Бронетанковыми и Механизированными войсками Красной Армии тов. ФЕДОРЕНКО:

а) К 1 ноября 1944 года сформировать и укомплектовать офицерским и рядовым составом НОАЮ танковую бригаду «Т-34», по существующим штатам Красной Армии, без мотострелкового батальона;

б) Выделить формируемой бригаде для обучения 16 ремонтных танков «Т-34»;

в) Подготовить в существующих военных училищах и учебных танковых полках 500 человек специалистов танкистов из состава НОАЮ.

6. О б я з а т ь:

а) Начальника Главного Управления Кадров Красной Армии тов. ГОЛИКОВА организовать при Высшей Военной Академии подготовку 15 командиров корпусов, дивизий и бригад НОАЮ;

б) Генеральный Штаб (тов. АНТОНОВА) организовать при Высшей Офицерской Разведывательной школе Генерального Штаба Красной Армии подготовку 40 человек руководящих работников разведки;

в) Начальника Главного Управления Связи Красной Армии тов. ПЕРЕСЫПКИНА организовать подготовку 50 человек радистов-операторов из рядового и сержантского состава НОАЮ;

г) Командующего Артиллерией Красной Армии тов. ВОРОНОВА организовать подготовку 15 человек старших командиров артиллерии НОАЮ;

д) Народный Комиссариат Государственной Безопасности (тов. МЕРКУЛОВА) организовать подготовку 30 человек руководящих работников контрразведки.

е) Подготовку всех специалистов организовать немедленно по прибытии из Югославии вышеуказанного состава.

Расходы по обучению и материальному обеспечению отнести за счет НКО2.

Председатель Государственного
Комитета Обороны
И.Сталин

92

 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
Экз. №
Приложение
к постановлению ГОКО № 6512сс
от 7 сентября 1944 г.

ПОЛОЖЕНИЕ
СПЕЦИАЛЬНОГО ОТДЕЛА НАРОДНОГО КОМИССАРИАТА
ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР

Специальный Отдел подчиняется Главному Разведывательному Управлению Красной Армии и осуществляет функции:

1. Ведет практическую работу по снабжению Народно-Освободительной армии Югославии.

2.  Проводит предварительный подбор и подготовку офицеров Красной Армии, направляемых в Югославию и на базу Бари.

3.  Совместно с Главными Управлениями НКО организует подготовку кадров офицерского состава Народно-Освободительной армии Югославии в СССР и осуществляет проверку подготовки кадров.

4.  Проводит организацию работы по перелету самолетов и транспортировки грузов для НОАЮ.

5.  Ведет учет всех работников, находящихся в Югославии, осуществляет проверку их работы и проводит своевременную замену и пополнение.

6.  Осуществляет обеспечение семей убывших офицеров Красной Армии на работу в Югославию.

7.  Осуществляет руководство базой в Крайове.

8.  Ведет контроль за выполнением решений Правительства по помощи Народно-Освободительной армии Югославии.

РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 381. Л. 147-151. Подлинник.

___________________
1 Разослано Молотову, Антонову, Ильичеву, Хрулеву, Новикову, Голованову, Федоренко, Голикову, Пересыпкину, Воронову, Меркулову.
2 22 сентября 1944 г. ГКО принял постановление № 6575 особой важности об усилении помощи НОАЮ. Выделенные согласно этому постановлению части, в том числе 10-ю гвардейскую штурмовую авиадивизию 2-го Украинского фронта, 236-ю истребительную авиадивизию 3-го Украинского фронта, один район авиационного базирования предписывалось сосредоточить к 5 октября 1944 г. в районе Крайова-Слатина-Каракал и передать в распоряжение командования НОАЮ. Дополнительно следовало открыть к этому сроку в Софии филиал базы Крайова, сосредоточивая на обеих базах перечисленное в постановлении вооружение и боеприпасы. Материально-техническое обеспечение дивизий было оставлено за командующим ВВС Красной Армии. По мере подготовки кадров летно-технического состава НОАЮ следовало высвобождать личный состав Красной Армии и возвращать в распоряжение командующего ВВС Красной Армии.

93

 


На базу в Крайове к 10 октября 1944 г. следовало направить 48 офицеров-связистов из расчета по 4 офицера на 1 стрелковую дивизию для работы в качестве инструкторов в войсках связи НОАЮ сроком на 3 месяца. Одновременно к 10 и 15 октября в Крайову должны были прибыть 144 офицера-артиллериста для работы инструкторами в артчастях НОАЮ. На одну стрелковую дивизию выделялось 12 человек, в том числе строевых офицеров в звании полковник-майор — 4, по артснабжению—1, ружейных техников — 3, артиллерийских техников — 3, пиротехников—1 (РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 384. Л. 109-111).

 

 

№ 14

Запись беседы В.Г.Яковлева с Председателем Крайовой
рады народовой (КРН) Б.Берутом по поводу подписания
советско-польского соглашения об эвакуации украинского,
белорусского и польского населения, положения украинцев
на территории Польши и др.1

г. Люблин

8 сентября 1944 г.
СЕКРЕТНО

По поручению тов. БУЛГАНИНА Н.А. посетил БЕРУТА. При разговоре присутствовали МОРАВСКИЙ и РОЛЯ-ЖИМЕРСКИЙ. Я сообщил об ожидающемся сегодня 8 сентября приезде т.т. ХРУЩЕВА Н.С. и ПОНОМАРЕНКО П.К. для подписания соглашений о взаимной эвакуации поляков, украинцев и белорусов и попросил сообщить предполагаемый ПКНО срок и порядок подписания. После некоторого обсуждения условились принять наше предложение о подписании соглашений утром 9 сентября2. Договорились также о подробностях встречи приезжающих и порядке подписания.

Я информировал Берута и Моравского о том, что в процессе изучения текстов соглашений в Киеве и Минске было найдено необходимым внести некоторые поправки, уточняющие смысл соглашений. Сообщил эти поправки. Моравский и Берут поправки целиком приняли.

В связи с получением телеграммы от тов. Крайнюкова из 1-го Украинского фронта о неясностях в организационной структуре местных органов власти ПКНО, я информировал Берута и Моравского о содержании этой телеграммы и пожелании командования Красной Армии уточнить структуру, порядок выборов и объекты работы органов ПКНО в уездах и волостях. Моравский сообщил мне, что, учтя уже наши замечания по этому вопросу, которые были сделаны при обсуждении докладов работников нашего Представительства с участием членов ПКНО, Национальный Комитет разобрал проект положения, вносящего ясность в эти вопросы, и показал этот проект мне. Положение вскоре будет утверждено Краевой Радой Народовой.

94

 


В связи с другой телеграммой из 1-го Украинского фронта, сигнализирующей о нарушениях в Грубешунском уезде и уездах Жешувского округа директив ПКНО по вопросу о сохранении украинских школ на освобожденной территории, которую я зачитал Беруту и Моравскому, Моравский сообщил мне, что в Жешуве закреплено для украинцев 100 украинских школ.

Моравский сообщил далее, что по его указанию ПО костелов, переданных немцами украинцам для их богослужения, не будут пока переданы полякам до отъезда украинцев из Польши в связи с соглашением об эвакуации.

Я привел Моравскому ряд фактов о нарушении в уездах директив ПКНО по вопросам взаимоотношений с украинцами, что, по-видимому, имеет место в Грубешове и Жешуве, как это сообщается в телеграмме фронта. Берут и Моравский с этим согласились и обещали принять необходимые меры.

Я зачитал далее телеграмму тов. Шатилова из 1-го Украинского фронта, сообщающую о том, что в Марковской волости Пшевурского уезда находится до 4 тыс. поляков, изгнанных немцами из Познаньского и других западных воеводств Польши, в том числе 350 человек нетрудоспособных. Все эти граждане находятся в тяжелом материальном положении и нуждаются в помощи. Жимерский сказал, что он также слышал об этом. Моравский обещал немедленно заняться этим вопросом и дать указания о помощи упомянутым польским гражданам.

В заключение я сообщил об обнаружении в г.Люблине советскими властями типографии и типографского оборудования, принадлежащего ранее немецкой областной полиции в Люблине, а также о захвате нелегального питательного пункта Армии Краевой с продовольствием, запасом спирта и 268 комплектами воинского обмундирования. Я заявил, что советские военные власти с одобрения Представительства Правительства СССР при ПКНО намерены передать указанное представителям Национального Комитета. Между Моравским и Роля-Жимерским поднялся спор, кто должен получить имущество, гражданские органы или Польская армия. Берут с удовлетворением принял наше сообщение и обещал назначить представителя для приемки имущества и продовольствия.

Советник Яковлев

АВП РФ. Ф. 0122. Оп. 266. П. 228. Д. 9. Л. 31-33. Подлинник

___________________
1 Разослано В.Молотову, А.Вышинскому, В.Деканозову, IV ЕО, в дело Представительства. Судя по помете на документе, он был направлен заведующему IV ЕО ВА.Зорину.
2 Соглашение о репатриации между Польшей, с одной стороны, и УССР и БССР, с другой, было подписано 9 сентября 1944 г.

95

 


№ 15

Донесение Л.П.Берии И.В.Сталину, В.М.Молотову
и Г.М.Маленкову об антисоветских действиях польских
подпольных организаций в Западной Белоруссии
и на территории Литвы и чекистско-войсковьгх операциях
по их ликвидации1

г. Москва

18 сентября 1944 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

ГОКО товарищу СТАЛИНУ И.В.
СНК СССР товарищу МОЛОТОВУ В.М.
ЦК ВКП(б) товарищу МАЛЕНКОВУ Г.М.

На территории западных областей Белорусской ССР действуют польские националистические бандповстанческие формирования, ставящие своей целью борьбу с советской властью путем срыва мероприятий советского правительства, убийства советского и партийного актива, а также подготовки вооруженного восстания.

Этими формированиями наиболее поражены районы Барановичской и Гродненской областей. Кроме того, в районы Брестской и частично Пинской областей проникают банды украинских националистов, которые также активизировали свою деятельность за последнее время.

В период оккупации немцами территории Белоруссии бело-польские формирования пользовались поддержкой немецких оккупационных властей и снабжались ими оружием. Поляки в свою очередь помогали немцам в борьбе с советскими партизанами и несли охрану немецких коммуникаций.

С освобождением Западной Белоруссии белопольские организации по указанию эмигрантского правительства в Лондоне начали активную борьбу против советской власти. Банды белополяков систематически нападают на сельсоветы, убивают партийно-советских работников, ведут активную агитацию среди польского населения, распространяют воззвания и листовки с призывом к населению не подчиняться органам советской власти и угрожают расстрелом тем, кто будет выполнять советские законы.

Поляки проводят активную работу по срыву мобилизации призывного контингента в Красную Армию.

В целях ликвидации польских бандповстанческих формирований в Барановичской области проводятся чекистско-войсковые операции силами работников НКВД и НКГБ БССР и подразделений войск НКВД.

Одновременно во всех населенных пунктах Барановичской области проводятся облавы и проверка документов у населения в целях изъятия антисоветского и шпионского элемента, скрывающегося от органов власти.

96

 


В ходе операций убито 265 и захвачено живыми 170 бандитов. Кроме того, задержано для проверки 3.488 человек.

У бандитов изъято: минометов — 5, пулеметов — 32, автоматов — 56, винтовок — 39, револьверов — 125, склады с продовольствием и 5 действующих радиостанций.

В последних числах августа силами погранотряда войск НКВД была проведена проческа лесов «Рудницкой пущи» (Литва), где, по агентурным данным, скрываются мелкие вооруженные группы поляков, уклоняющихся от мобилизации в Красную Армию.

В результате прочески задержано 40 поляков, вооруженных винтовками, автоматами и карабинами.

Одновременно с операциями по ликвидации бандформирований в Барановичской области проводятся мероприятия по аресту участников польских националистических организаций.

Материалами допросов арестованных и агентурными данными установлено:

Руководство повстанческими организациями на территории западных областей Белоруссии осуществляется польским эмигрантским правительством в Лондоне. В настоящее время непосредственное руководство повстанческими организациями в Белоруссии осуществляет так называемый Виленский повстанческий центр через созданный им Новогрудский подокруг. Подокруг имеет в своем распоряжении следующую активно действующую вооруженную силу:

Отряд, руководимый офицером польской армии под кличкой «Рагнер», в количестве 100—120 человек2.

«Рагнером» были разосланы анонимные письма с угрозой расправы над советским активом и военнослужащими Красной Армии в случае репрессий по отношению к участникам польских банд и их пособникам.

Участники отряда «Рагнера» пытались совершить диверсии на железной дороге Лида—Гродно и на перегоне Лида—Барановичи. Кроме того, ими совершен ряд убийств бойцов Красной Армии и представителей местных советских органов.

Отряд под руководством офицера польской армии под кличкой «Крысь» в количестве 20—30 человек. Отряд проводит активные действия против советских активистов и военнослужащих Красной Армии.

Несколько мелких разрозненных бандитских групп в количестве 8—10 человек каждая. Группы состоят в основном из бывших полицейских и других служащих карательных органов противника. После освобождения частями Красной Армии территории Барановичской области они скрываются в лесах.

Кроме того, польское повстанческое подполье сумело провести вербовку среди местного населения, особенно среди призывного контингента. Часть призывников, уклоняясь от явки на призывные пункты, скрывается в лесах.

В результате проводимых оперативных мероприятий в некоторых районах Барановичской области отмечается добровольная

 

97

 


явка в военкоматы лиц, уклоняющихся от призыва в Красную Армию.

Чекистско-войсковые операции по ликвидации польских бандповстанческих формирований продолжаются3.

Народный Комиссар
Внутренних Дел Союза ССР
(Л.Берия)

ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 66. Л. 289-291. Заверенная копия.

___________________
1 На документе имеются пометы: «Докладные записки т. Цанава №№ с/228 от 2.IX.44 г., с/212 от 24.VIII.44 г. Сообщение тов. Серова б/№ от 30.VIII. Докладная записка т. Бельченко № с/825 от 10.VIII, ВЧ от т.Бельченко — 9.I.Х.» (далее не читается — Ред.).
2 В донесении Л.Берии И.Сталину, В.Молотову, Г.Маленкову от 12 декабря 1944 г. об отряде «Рагнера» говорилось: «В июле 1943 года германскими контрразведывательными органами была создана крупная бандповстанческая организация "Рагнера", именовавшаяся "Соединением Юг". Организация получила от германской контрразведки вооружение и боеприпасы и вела активную борьбу против советских партизан на территории Барановической и Гродненской областей.
После освобождения Западных областей БССР организация «Рагнера» в составе 120 человек влилась в Армию Крайову и повела вооруженную борьбу против советской власти, совершала диверсионно-террористические акты, распространяла антисоветские листовки, призывая польское население саботировать мероприятия советской власти. Организация возглавлялась поручиком польской армии ЗАЙНЧКОВСКИМ Чеславом под кличкой "Рагнер", который непосредственно был связан с польским эмигрантским правительством в Лондоне и получал от последнего по рации указания о подрывной деятельности. В результате разновременно проведенных чекистско-войсковых операций убито и арестовано 80 участников банды "Рагнера". 3 декабря, в результате очередной операции по преследованию банды, последняя была разгромлена — убит сам "Рагнер" и ликвидирован его штаб» (ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 68. Л. 104—105).
3 О масштабах оперативно-чекистских мероприятий и войсковых операций дают представления сведения, поступавшие по каналам НКВД на имя И.Сталина (ГКО), В.Молотова (СНК) и Г.Маленкова (ЦК ВКП/б/).
В донесении Л.Берии от 12 декабря 1944 г. сообщалось, что к началу месяца «изъято 22 и убито И эмиссаров польского эмигрантского правительства в Лондоне, а также Варшавского и Виленского центров Армии Крайовой, направленных в Западные области БССР для организации вооруженной борьбы поляков с советской властью... В сентябре с.г. была проведена чекистско-войсковая операция, в результате которой в Барановической области был ликвидирован штаб "Новогрудского округа", осуществлявший руководство белопольским подпольем в Западных областях БССР. Убито 54 и захвачено живыми 4 человека. В числе убитых опознан подполковник польской армии под кличкой "Котвич", который по заданию Лондонского эмигрантского правительства организовал и возглавил штаб "Новогрудского округа"... В Барановической области ликвидирована широко разветвленная белопольская повстанческая организация "Польский союз подземный"... По делу арестовано 400 участников организации» (ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 68. Л. 103, 104, 105).

98

 


В донесении от 16 декабря 1944 г. Л.Берия сообщал, что на территории Литовской ССР «по состоянию на 10 декабря с.г. в результате проведенных чекистско-войсковых операций разгромлены 62 польско-литовские банды с количеством участников 2293 человека, убито 553 и арестовано 1707 бандитов. Явилось с повинной 33 бандита» (ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 68. Л. 164). 5 января 1945 г. по каналам НКВД-НКГБ Литовской ССР в Москву сообщили, что на 1 января арестовано 3976 участников польского националистического подполья, членов АК (ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 92. Л. 40). 15 марта 1945 г. Л.Берия сообщил о ликвидации в Гродненской области и смежных уездах Литвы соединения АК «Север» под командованием бывшего поручика польской армии И.Борисевича, по кличке «Крысь», — убито и арестовано 193 участника этого соединения, в том числе и сам «Крысь» (ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 94. Л. 55-56).

 

 

№ 16

Постановление ГКО о предоставлении товаров
и продовольствия по просьбе ПКНО1

г. Москва

1 октября 1944 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГОКО № 6620 сс
от 1 октября 1944 г.

Москва, Кремль

ВОПРОСЫ ПОЛЬСКОГО КОМИТЕТА
НАЦИОНАЛЬНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ

Государственный Комитет Обороны постановляет: 1. Удовлетворить просьбу Польского Комитета Национального Освобождения и отпустить в его распоряжение равномерно по месяцам в течение октября—декабря 1944 г. на началах краткосрочного беспроцентного кредита с погашением товарами2:

угля 45 тысяч тонн, поставщик Главснабуголь (т. Курмашев)

керосина 6 тысяч тонн, поставщик Главнефтеснаб (т. Вовченко)

моторной нефти 2 тысячи тонн - « -

муки 25 тысяч тонн, поставщик Наркомзаг (т. Двинский)

хлопка 100 тонн, поставщик Наркомтекстиль СССР (т. Акимов)

мыла 2 тысячи тонн, поставщик Наркомпищепром СССР (т. Зотов)

соли 6 тысяч тонн - « -

спичек 15 миллионов коробок, поставщик Наркомлес СССР (т. Салтыков)

99

 


чая 60 тонн, поставщик НК Пищепром СССР (т. Зотов)

ниток 600 тысяч катуш[ек], поставщик Наркомтекстиль СССР (т. Акимов)

автомашин грузовых 700, поставщик НКО СССР (т. Хрулев)

2. Доставку в Польшу всех выделяемых настоящим постановлением товаров возложить на т.т. Хрулева А.В. и Кагановича Л.М.

3. Поручить т. Булганину Н.А. совместно с Польским Комитетом Национального Освобождения выработать соглашение об условиях расчета за поставку перечисленных в пункте 1 настоящего постановления товаров.

4.  Удовлетворить просьбу Польского Комитета Национального Освобождения об уменьшении поставок зерна для Красной Армии и польского войска на 150 000 тонн3 и оставить план поставок зерна по Польше на 1944 год в количестве 38 0000 тонн4 вместо ранее установленных 530 000 тонн.

5. В соответствии с уменьшением плана поставок зерна по Польше установить в пределах общего плана заготовок дополнительный план заготовок для 1 и 2 Белорусских и 1 Украинского фронтов на территории СССР в общем количестве на 150 000 тонн:

для 1 Белорусского фронта — 60 000 тонн, в том числе по областям: Житомирской — 50 000 тонн, Ровенской — 10 000 тонн;

для 2 Белорусского фронта — 35 000 тонн, в том числе по областям: Смоленской — 30 000 тонн и Белорусской ССР — 5000 тонн;

для 1 Украинского фронта — 55 000 тонн, в том числе по областям: Тернопольской — 35 000 тонн, Винницкой — 10 000 тонн, Житомирской — 10 000 тонн5.

Председатель Государственного
Комитета Обороны
И.Сталин

РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 385. Л. 163-164. Подлинник.

___________________
1 Разослано Молотову, Берии (ГОКО), Маленкову, Микояну, Булганину, Хрулеву, Антонову, Курмашеву, Вовченко, Акимову, Зотову, Салтыкову, Двинскому, Кагановичу, Павлову, Военным Советам 1, 2 Белорусских, 1 Украинского фронтов (шифром) — соответственно. Публикуемое постановление было не первым по данному вопросу. 26 сентября 1944 г. ГКО принял решение оказать помощь жителям Праги — освобожденной к тому времени части Варшавы, предоставив 10 тыс. т муки и необходимые медикаменты. Завоз муки предписывалось произвести поэтапно к 1, 10 и 20 октября 1944 г., а поставку медикаментов согласовать с ПКНО. Выполнение постановления было возложено на наркома заготовок Двинского, начальника тыла Красной Армии Хрулева и начальника Главного санитарного управления КА Смирнова.

100

 


Проект Постановления от 26 сентября правлен И.Сталиным, рукой которого было вписано слово «безвозмездно»: именно на таких началах в распоряжение ПКНО передавался хлеб (РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 385. Л. 92).
2 Документ правлен И.В.Сталиным. Правка от руки синим и простым карандашом. Первоначальный проект содержал следующую формулировку пункта 1: «1. В целях оказания помощи населению освобожденных районов Польши передать Польскому Комитету Национального Освобождения в течение октября—декабря 1944 г. равномерно по месяцам...».
3 Правка И.В.Сталина. В проекте было: 200 000 тонн.
4 Исправлено И.В.Сталиным. Было: 330 000 тонн.
5 До правки И.В.Сталиным текст п. 5 формулировался следующим образом: «5. В соответствии с уменьшением плана поставок зерна по Польше установить в пределах общего плана заготовок дополнительный план заготовок для 1 и 2 Белорусских и 1 Украинского фронтов на территории СССР в общем количестве на 200 000 тонн.

для 1 Белорусского фронта 100 000 тонн, в том числе по областям: Житомирской — 80 000 тонн, Ровенской — 20 000 тонн;

для 2 Белорусского фронта — 35 000 тонн, в том числе по областям: Смоленской — 30 000 тонн и Белорусской ССР — 5 000 тонн;

для 1 Украинского фронта — 65 000 тонн, в том числе по областям: Тернопольской — 35 000 тонн, Винницкой — 10 000 тонн, Житомирской — 10 000 тонн, Львовской — 5 000 тонн, Каменец-Подольской — 5 000 тонн».

№ 17

Предварительные условия перемирия,
принятые делегацией Венгрии1

г. Москва

11 октября 1944 г.

В соответствии с требованием Правительств Советского Союза, Великобритании и Соединенных Штатов Америки нижеподписавшиеся представители регента Хорти и Венгерского Правительства генерал-полковник Фараго Габор, Полномочный Министр д-р Сент-Ивани Домокош и профессор граф Телеки Геза, должным образом уполномоченные, приняли следующее предварительное условие:

Венгрия должна эвакуировать все венгерские войска и чиновников из оккупированных ею территорий Чехословакии, Югославии, Румынии в пределы границ Венгрии, существовавших на 31 декабря 1937 года. Эта эвакуация должна начаться немедленно и должна быть закончена в течение 10 дней со дня получения Венгерским Правительством настоящего заявления. В целях проверки и контролирования за этой эвакуацией три союзные правительства направят в Венгрию своих представителей, которые будут действовать в качестве Объединенной Союзной военной миссии под председательством советского представителя.

101

 


Венгрия обязана порвать все отношения с Германией и немедленно объявить войну Германии, причем Советское Правительство готово оказать помощь Венгрии своими войсками2.

Москва, 11 октября 1944 года.

Делегаты Регента Венгрии:

Сент-Ивани Домокош, Чрезвычайный Посланник и Полномочный Министр
В.Фараго Габор, генерал-полковник
Граф Телеки Геза, профессор университета

АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6. П. 34. Д. 418. Л. 31. Заверенная копия. Опубл. в: Восточная Европа в документах российских архивов. 1944—1953 гг. Т. 1. 1944—1948 гг. Москва — Новосибирск, 1997. Док. № 17.

___________________
1 На документе имеется помета: «Подписано венгерской миссией в присутствии В.М.Молотова и В.Г.Деканозова. 11 октября 1944 г.».

 

 

№ 18

Докладная записка Л.П.Берии И.В.Сталину
о сосредоточении войск НКВД СССР в г. Люблине
и его районе

г. Москва

13 октября 1944 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ —
товарищу СТАЛИНУ И.В.

В соответствии с данным Вами указанием, в гор. Люблине будет сосредоточена сводная дивизия войск НКВД в составе пяти пограничных полков, одного полка внутренних войск, одного погранотряда, отдельной маневренной группы и батальона внутренних войск, общей численностью 8.850 человек.

Из этого числа к исходу дня 14 октября в гор. Люблине будет сосредоточено 3.050 человек.

Командиром дивизии назначен генерал-майор СЕРЕБРЯКОВ, который прибудет в гор. Люблин утром 14 октября с группой штабных офицеров.

Для обеспечения сосредоточения дивизии в районе гор. Люблина, на место командирован нами из НКВД СССР генерал-майор ГОРБАТЮК, который прибудет в Люблин также днем 14 октября.

Для руководства всей работой к середине дня 14 октября в Люблин прибудет тов. СЕРОВ, в распоряжение которого коман-

102

 


дированы ответственные работники НКГБ СССР и «Смерш» НКО1.

Все командированные на место товарищи проинструктированы.

Народный Комиссар
Внутренних Дел Союза ССР
(Л.Берия)

ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 66. Л. 384. Заверенная копия.

___________________
1 Под руководством И.Серова 14—20 октября 1944 г. оперативные группы войск НКВД провели мероприятия по «очистке» территории Польши от формирований АК. Результаты были изложены в донесении И.Серова Л.Берии от 22 октября 1944 г. (см.: НКВД и польское подполье. 1944—1945 гг. (По «Особым папкам» И.В.Сталина). М., 1994. Док. № 7).

 

 

№ 19

Представление заместителя начальника Генерального
штаба Красной Армии генерала армии А.И.Антонова
главе венгерской миссии генерал-полковнику Г.Фараго
по поводу невыполнения принятых на себя Венгрией
предварительных условий перемирия1

г. Москва

14 октября 1944 г.
СЕКРЕТНО

ГЛАВЕ ВЕНГЕРСКОЙ МИССИИ
ГЕНАРАЛ-ПОЛКОВНИКУ ФАРАГО ГАБОР

Прибывший из БУДАПЕШТА в СЕГЕД2 венгерский представитель-парламентер полковник УТАШИ ЛОУРЕНД — абсолютно неосведомленный человек и, в силу этого, не мог вести переговоров с представителями советского командования по вопросам выполнения Венгерским правительством предварительных условий перемирия.

Венгерское правительство просило Советское правительство о прекращении наступления в направлении на БУДАПЕШТ с тем, чтобы оно могло снять часть своих войск с этого направления и направить их в БУДАПЕШТ.

Советское правительство выполнило эту просьбу Венгерского правительства, однако последнее не только не сняло своих войск с реки ТИССА для направления в БУДАПЕШТ, а активизировало действия своих войск и особенно в районе СОЛЬНОК.

Указанные выше обстоятельства свидетельствуют о том, что Венгерское правительство, по-видимому, стало на путь невыполнения принятых им на себя предварительных условий перемирия.

В связи с этим Верховное Главнокомандование советских войск требует от Венгерского правительства в течение 48 часов с

103

 


момента получения настоящего представления выполнить взятые на себя обязательства по предварительным условиям перемирия и в первую очередь:

1. Порвать всякие отношения с немцами и начать активные военные действия против их войск.

2. Приступить к отводу венгерских войск с территорий Румынии, Югославии и Чехословакии.

3. Таким же путем, через СЕГЕД, к 8.00 16 октября доставить представителям советского командования полные сведения по расположению немецких и венгерских войск и в то же время доложить вышеуказанным советским представителям ход выполнения предварительных условий перемирия.

ПО УПОЛНОМОЧИЮ ВЕРХОВНОГО
ГЛАВНОКОМАНДОВАНИЯ
СОВЕТСКИХ ВОЙСК

ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАЧАЛЬНИКА
ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА
КРАСНОЙ АРМИИ ГЕНЕРАЛ АРМИИ
(АНТОНОВ)

АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6. П. 34. Д. 418. Л. 48-49. Копия.

___________________
1 На документе имеется рукописная помета: «Генерал-полковник Ф.Ф.Кузнецов вручил венгерской миссии в Москве в 20 ч. 10 мин. 14 окт.».
2 К моменту вручения документа г. Сегед был освобожден Красной Армией.

 

 

№ 20

Сопроводительное письмо Л.П.Берии В.М.Молотову
к докладной записке заместителя наркома внутренних дел
СССР И.А.Серова о проведенных оперативно-чекистских
мероприятиях в г. Крайове1

г. Москва

14 октября 1944 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

СНК СССР —
товарищу МОЛОТОВУ В.М.

При этом представляю копию докладной записки т. Серова из г. Крайова, в которой он докладывает о результатах проведенной операции2.

Тов. Серов предлагает следующее:

Вывести в течение ближайших дней из г. Крайова войска НКВД, оставив там временно один батальон для поддержания порядка3.

104

 


Арестованных румын: коменданта города, начальника полиции, примаря, начальника сигуранцы и др. направить в бухарестскую тюрьму, впоследствии освободить и снять с занимаемых должностей.

Начальника сигуранцы и 50 остальных железногвардейцев судить по румынским законам.

Комендантом города на 2—3 недели оставить т. Мордвинкина.

Считаю необходимым предложенные т. Серовым мероприятия санкционировать4.

Народный Комиссар
Внутренних Дел Союза ССР
Л.Берия

ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 70. Л. 62. Подлинник. Опубл. в: Три визита А.Я.Вышинского в Бухарест. 1944—1946 гг. Документы российских архивов. М, 1998. Док. № 10.

___________________
1 На документе имеются резолюции: «С т. Вышинским. В.М[олотов]», «Молотову В.М. Считаю правильным. 18.X. Кузнецов», «Согласен. В.Молотов. 20.Х».
2 Опубл. в: Восточная Европа в документах российских архивов. 1944— 1953 гг. Т. 1. 1944—1948 гг. Москва—Новосибирск, 1997. Док. № 18.

Проведение оперативно-чекистских мероприятий в г. Крайове объяснялось особо важной его ролью в организации снабжения Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ). По постановлению ГКО № 6510/сс от 5 сентября 1944 г. «О мероприятиях по оказанию помощи НОАЮ» в Крайове организовывалась крупная перевалочная база для грузов, направлявшихся в Югославию. На аэродромы Румынии в районе Крайова-Слатин передислоцировалась также 5 Гвардейская авиадивизия, доставлявшая НОАЮ оружие, боеприпасы и др. снаряжение. Передислокация 5 Гв. АД и организация базы в Крайове были закончены к 25 сентября 1944 г. (РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 301. Л. 103). 22 сентября 1944 г. ГКО принял постановление № 6575/сс об усилении помощи НОАЮ, согласно которому к 10 и 15 октября 1944 г. на базе в Крайове предстояло сосредоточить значительное число советских офицеров, в том числе связистов и артиллеристов, для работы в качестве инструкторов в частях НОАЮ (см. комм. 2 к док. № 13).

В начале октября 1944 г. в Крайове имели место беспорядки, направленные против Красной Армии. 9 октября Л.Берия сообщил И.Сталину, В.Молотову и А.Антонову об оживлении деятельности легионерских организаций в городе, направленной на «обострение отношений с Красной Армией», а также о появлении на страницах газеты «Молдова» антисоветских статей (ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 66. Л. 365 — 367). Большой масштаб сосредоточения в районе г. Крайовы военной техники, боеприпасов, людских резервов в начале октября 1944 г. определил сроки проведения массированных «оперативно-чекистских мероприятий» в городе, для руководства которыми в Крайову 7 октября прибыл замнаркома внутренних дел И.Серов.
3 Данное предложение подчеркнуто В. Молотовым.
4 Предложение по левому полю отчеркнуто двумя вертикальными линиями рукой В.Молотова.

105

 


 

 

№ 21

Письмо Чрезвычайного и Полномочного Посла
Великобритании в СССР А.Д.Кларка Керра
В.М.Молотову о возможности возникновения беспорядков
и вооруженных столкновений в Румынии1

г. Москва

26 октября 1944 г.
СЕКРЕТНО
Перевод с английского
БРИТАНСКОЕ ПОСОЛЬСТВО

Его Превосходительству господину В.М.Молотову.
Комиссару Иностранных Дел.

Москва

Дорогой г-н Молотов,

Мое Правительство поручило мне сообщить, что оно озабочено тем, *не перерастут ли политические разногласия в Румынии в гражданские беспорядки*2, которые будут сопровождаться вооруженными столкновениями, что было бы на пользу только врагу3.

2. Британские Представители в Румынии сообщили, что Советские Военные власти издали некоторое время тому назад приказ о разоружении всех временных румынских отрядов, но что пока румынские власти не смогли выполнить этот приказ полностью, *в особенности в отношении отрядов, известных как «Коммунистическая гвардия»*2.

3. Принимая во внимание тот вред, который неизбежно принесли бы в настоящее время военные столкновения между румынами военным усилиям и престижу Союзников, мне поручено запросить, не сочтет ли Советское Правительство желательным направить инструкции Союзному (Советскому) Верховному Командованию в Румынии с целью обеспечения того, чтобы никакого оружия не оставалось в руках какой-либо румынской неправительственной группы или организации. Мне сообщают, что Британский Представитель в Союзной Контрольной Комиссии вице-маршал авиации Стивенс получил указание поставить этот вопрос перед своими советскими коллегами.

Искренне Ваш Арчибальд Кларк Керр.

Перевел (В.Бережков)

АВП РФ. Ф. 0125. Оп. 32. П. 125. Д. 5. Л. 28. Заверенный перевод. Опубл. в: Три визита А.Я.Вышинского в Бухарест. 1944—1946 гг. Документы российских архивов. М., 1998. Док. № 13.

___________________
1 На документе имеется резолюция: «т. Паисову, т. Кирсанову. Надо подготовить ответ. 27/Х. В.Зорин».

106

 


2 Текст, обозначенный * — *, подчеркнут В.Молотовым.
3 Английский посол имел в виду демонстрации в Бухаресте 13 и 15 октября 1944 г., организованные лидерами «исторических» партий. Ответственный работник НКИД СССР А.А.Лаврищев в сообщении из Бухареста в Москву по ВЧ отметил агрессивный, антисоветский и антикоммунистический характер этих демонстраций и участие в них фашистских и профашистских элементов. Лаврищев считал необходимым предупредить румынское правительство об ответственности за выпады демонстрантов «против союзников и против Красной Армии» (АВП РФ. Ф. 012. Оп. 5. П. 64. Д. 163. Л. 2).

 

 

№ 22

Докладная записка Л.П.Берии И.В.Сталину,
В.М.Молотову, А.Я.Вышинскому, А.И.Антонову
с изложением приказа Главного верховного командования
Румынии о праве применения оружия против советских
военнослужащих1

г. Москва

1 ноября 1944 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

ГОКО - товарищу СТАЛИНУ И.В.
СНК СССР - товарищу МОЛОТОВУ В.М.
НКИД СССР - товарищу ВЫШИНСКОМУ
ГШ КА - товарищу АНТОНОВУ

В связи с расследованием дела об убийстве румынскими солдатами офицера войск НКВД ст. лейтенанта РУДЕНКО, начальник войск НКВД по охране тыла 3 Украинского фронта генерал-майор ПАВЛОВ, через начальника штаба 14 румынской пехотной дивизии майора АПОСТОЛИДИ, привлеченного к ответственности по этому делу, ознакомился с приказом Румынского Главного верховного командования от 30 сентября 1944 года, предусматривающим применение оружия к советским военнослужащим.

Ниже приводится текст приказа:

«Главное Верховное командование, секция 7-я.
Приказ 30 сентября 1944 года № 984.200.
Для наведения порядка, улучшения и необходимой экономии в снабжении советской армии материалами и необходимыми продуктами для ведения совместной войны, —

ПРИКАЗЫВАЮ:

а) материалы и необходимые продукты для Красной Армии, которая действует в Румынии, давать только через румынское правительство, которое дает распоряжение о распределении, снабжении или изъятии, доставлении их в необходимом количестве и местным военным румынским организациям. Требования

107

 


советской армии должны представляться для разрешения румынскому правительству и командованию только через Советскую комиссию о перемирии в Бухаресте под председательством господина генерал-лейтенанта ВИНОГРАДОВА;

б) категорически запрещено военным комендатурам и военным подразделениям, а также и всем гражданским властям и заведениям (государственным или частным) и частным румынским лицам давать в распоряжение командования передвигающихся советских подразделений или отдельным солдатам любой вид материалов или провизии, на которые не получили ясного разрешения от центральных румынских органов. Все советские офицеры или солдаты, которые будут предъявлять требования на военные материалы непосредственно гражданским властям или частным румынским лицам, будут направлены с обращением в Советскую комиссию о перемирии в Бухарест;

в) армия, полиция и жандармерия должны сопротивляться крайне энергично, при необходимости даже прибегая к оружию, в случаях, когда советские солдаты одиночками или группами или другие индивидуумы, которые используют также советскую военную форму, будут пытаться забрать силой или грабить государственное или частное добро, не считаясь с указаниями в пунктах «а» и «б».

Армия, жандармерия и полиция должны направлять в законные инстанции грабителей или банды, пойманные на месте преступления, а в случаях неподчинения — открывать огонь.

Привлекаются к ответственности и предаются военно-полевому суду все офицеры и солдаты, которые не будут защищать до последней капли крови государственное добро, которое было сдано на их попечение и сохранность.

Должны по телеграфу сообщать Верховному командованию о всех случаях применения оружия».

Подпись: Шеф Главного Верховного командования —
генерал Г.Михаил.

Народный Комиссар Внутренних Дел
Союза ССР
(Л.Берия)

ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 67. Л. 181-183. Заверенная копия. Опубл. в:
Три визита А.Я.Вышинского в Бухарест. 1944—1946 гг. Документы российских архивов. М., 1998. Док. № 14.

___________________
1 На документе имеется помета: «Основание: письмо т. Горбатюка от 26.Х.-44 г. № 15/10-003241».

108

 


 

 

№ 23

Информационное письмо сотрудников НКИД СССР
Г.М.Пушкина и Б.Я.Гейгера заместителю наркома
иностранных дел СССР В.Г.Деканозову о новых
предложениях венгерской делегации по вопросу
образования венгерского правительства в г. Дебрецене1

г. Дебрецен

27 ноября 1944 г.
СЕКРЕТНО

Владимир Георгиевич,

Новая «вербальная нота» венгров по существу означает отказ от всех прежних предложений венгерской делегации и генералов Миклоша и Вереша2. Венгры выступают теперь с идеей образования венгерского правительства в г. Дебрецен, которое будет состоять из представителей партии мелких землевладельцев, социал-демократов и «коммунистов». Роль премьера они отводят Тильди, лидеру мелких землевладельцев. Кроме того, предложение венгров предусматривает образование регентского совета.

По форме предложения делегации и генералов кажутся *достойными внимания*3: они предлагают образование правительства на приемлемой демократической основе. Но можно не сомневаться в том, что они мыслят под видом демократов и «коммунистов» ввести в состав правительства своих людей. Не случайно поэтому они в своей «ноте» отводят пассивную роль венгерским демократам, эмигрировавшим в свое время в Советский Союз, в частности, не предусматривают включения их представителей в состав правительства.

По нашему мнению, не следует давать венгерской делегации и генералам отрицательного ответа на их последние предложения. Целесообразно сказать им, что в принципе мы не возражаем против образования венгерского правительства из представителей партии мелких землевладельцев, социал-демократов и коммунистов, а равно не возражаем и против образования *регентского совета на той основе, на какой предлагает венгерская делегация*3. Надо полагать, что по форме именно с блоком этих партий в будущем мы будем на первых порах иметь дело в Венгрии.

Но венграм надо сказать, что, учитывая то, что ни один из деятелей, указанных в последней венгерской «ноте», не находится на освобожденной территории Венгрии, а также и то, что советское правительство в силу этого не может принять участие в обсуждении кандидатов в состав правительства, необходимо временно отложить вопрос о формировании венгерского правительства и об обсуждении кандидатов в состав его.

Далее, надо им сказать, что, не имея *никаких доказательств, кроме «ноты» делегации, о существовании и деятельности «Венгерского фронта*3» на оккупированной немцами территории Вен-

109

 


грии4, Советское Правительство, естественно, считает преждевременным постановку вопроса о признании этого «фронта».

Мы полагаем, что наши предложения, высказанные в докладной записке на Ваше имя по венгерскому вопросу от 22 ноября с.г.5, и с учетом новых предложений венгров представляют наиболее целесообразный вариант практического решения этого вопроса.

Г.Пушкин
Б.Гейгер

АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6. П. 35. Д. 420. Л. 9-10. Подлинник.

___________________
1 На документе имеется резолюция: «т. Молотову В.М. Представляю на рассмотрение. Я согласен с советами тт. Пушкина, Гейгера. В.Деканозов. 27. XI. 44 г.».
2 Речь идет о вербальной ноте, переданной 27 ноября 1944 г. венгерской делегацией на переговорах о перемирии (АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6. П. 35. Д. 419. Л. 70-72).
3 Текст, обозначенный *—*, подчеркнут В Деканозовым.
4 Нелегальная антифашистская организация Венгерский фронт была создана в мае 1944 г. с участием представителей коммунистической, социал-демократической партий и партии мелких сельских хозяев.
5 Дата «22 ноября с.г.» подчеркнута, и напротив нее на полях документа рукой В.Деканозова поставлен знак вопроса.

 

 

№ 24

Из дневника В.М.Молотова. Прием членов венгерской
делегации по вопросу о декларации к венгерскому народу
и формировании Временного Национального
правительства Венгрии

г. Москва

6 декабря 1944 г.
01 час. 45 мин.
СЕКРЕТНО

Присутствуют: генерал-полковник Миклоши, генерал-полковник Фараго, генерал-полковник Вереш, Геза Телеки, секретарь Торной, Надь, Гере, В.Г.Деканозов, Г.М.Пушкин, Б.Я.Гейгер, генерал-полковник Сусайков, генерал-полковник Ф.Ф.Кузнецов, переводчик Б.Ф.Подцероб.

Молотов заявляет, что, насколько он осведомлен, вчера состоялась встреча находящихся в Москве венгерских представителей с представителями московской венгерской демократической эмиграции и что на этом совещании, происходившем у генерал-полковника Кузнецова, было достигнуто соглашение по вопросу о

110

 


декларации к венгерскому народу и по вопросу о сформировании временного венгерского национального правительства. Молотов спрашивает, правильно ли он информирован об этом и все ли находящиеся здесь венгры считают приемлемым намечаемый состав временного венгерского правительства и их проект декларации.

Присутствующие венгры кивками головы и возгласами дают утвердительный ответ на вопрос Молотова.

Миклоши заявляет, что все венгры полностью согласны с намечаемыми предложениями.

Телеки просит слова и говорит, что он хотел бы сотрудничать с Советским Союзом, но после того, как Народный Комиссар Молотов заявил 16 ноября, что Венгерская делегация идеализирует политику покойного графа Телеки, а Советское Правительство не идеализирует этой политики, он, Телеки, как сын, питающий особые чувства к своему покойному отцу, ставит вопрос о том, может ли он сотрудничать с создающимся Венгерским Правительством.

Молотов отвечает, что он сказал бы неправду, если бы сказал, что он, Молотов, согласен с политикой покойного графа Телеки, а сын Телеки сказал бы неправду, если бы он заявил, что он согласен с действительной точкой зрения Молотова. Молотов говорит, что каждый может остаться при своем мнении, и спрашивает, не думает ли находящийся здесь Телеки приблизиться к точке зрения Советского Правительства или он, возможно, надеется, что Советское Правительство приблизится к его точке зрения.

Телеки отвечает, что ему, сохраняющему добрую память о своем отце, трудно сотрудничать с правительством в том случае, если это сотрудничество затрагивает его личные чувства. Если Советское Правительство принимает его сотрудничество в качестве сына Поля Телеки, то он хотел бы сотрудничать с Советским Союзом.

Молотов отвечает, что с нашей стороны нет против этого никаких возражений, учитывая, что в Правительстве Венгрии будут сотрудничать представители различных политических течений и партий.

Телеки говорит, что он согласен сотрудничать с новым правительством.

Молотов говорит, что наилучшим практическим выходом из создавшегося положения было бы следующее. Все лица, которые могут помочь делу, должны выехать в Венгрию и начать работу на месте. Время военное, время — дорого. Найдена общая платформа, и пора взяться за дело.

Молотов представляет присутствующим венграм генерал-полковника Сусайкова, указывая, что он является членом Военного Совета 2-го Украинского фронта. Молотов говорит, что на территории Венгрии части Красной Армии ведут борьбу против не-

111

 


мецких войск и что генерал Сусайков, ближайший помощник Маршала Малиновского, будет осуществлять связь между венгерскими органами, которые будут там образованы, и Красной Армией.

Молотов представляет венграм посланника Пушкина, указывая, что Пушкин будет политическим представителем Советского Правительства при венгерских органах власти.

Далее Молотов представляет Гейгера, называя его Григорьевым и указывая, что он будет сотрудником Пушкина.

Молотов говорит, что Советское Правительство считает вопрос, который здесь обсуждается, практическим и полагает, что пора взяться за работу. Главная задача находящихся здесь венгерских представителей — это организация выборов во Временное Национальное Собрание, которое сформирует правительство. На месте по согласованию с генералом Сусайковым должна быть организована группа, которая проведет выборы.

Молотов говорит, что один из находящихся в Москве венгерских представителей должен остаться здесь для того, чтобы осуществлять связь с Советским Правительством.

Миклоши говорит, что этот вопрос уже обсуждался сегодня и таким представителем назначен Сент-Ивани.

Фараго спрашивает, признает ли Советское Правительство остающимися в силе те полномочия, которые трое венгров получили от Хорти на подписание условий перемирия.

Молотов отвечает, что вопрос о заключении перемирия должен быть передан в руки образующегося венгерского правительства, так как Хорти сейчас в Венгрии нет и неизвестно, существует ли он вообще.

Телеки берет слово и спрашивает, что он хотел бы знать, продолжают ли Сент-Ивани, Фараго и он, Телеки, считаться единственными лицами, уполномоченными подписать перемирие.

Молотов отвечает, что эти три лица рассматриваются как члены бывшей венгерской делегации по заключению перемирия.

Телеки говорит, что он хотел бы разъяснить следующее. Тот долг, который делегаты — Сент-Ивани, Фараго и он, Телеки, должны исполнить, возложен на них регентом Хорти от имени королевства Венгрии, как государства святой короны. Если он, Телеки, имеет такой долг, он обязан его выполнить. Если же он чувствует, что он не может его выполнить, то он не может работать в составе нового правительства. Ему трудно принять такое предложение. Он, Телеки, считает, что он действовал от имени Венгрии как королевства святой короны, и он должен выполнить тот долг, который возложен на него не регентом Хорти, а возложен на него от имени святой короны, символизирующей венгерское королевство. Телеки спрашивает, признает ли Советское Правительство венгерское королевство святой короны.

Молотов отвечает, что мы четвертый год ведем войну против него.

112

 


Телеки говорит, что регентом был на него возложен долг от имени святой короны венгерского королевства. Он, Телеки, имеет полномочия подписать перемирие, и предварительное условие было подписано 11 октября от имени королевства святой короны. Как сказал тогда Народный Комиссар Молотов, это предварительное условие было одобрено тремя союзными великими державами. Принято ли это предварительное условие Советским Правительством?

Молотов отвечает, что это было бы принято, если бы регент Хорти существовал, но он не существует. После 11 октября произошли события, о которых Телеки известно. Советское Правительство хотело помочь Хорти облегчить положение в Будапеште и приостановило наступление своих войск на венгерскую столицу. Однако после этого Салаши, действуя от имени регента Хорти, создал новое правительство.

Советское Правительство, продолжает Молотов, готово помочь образованию венгерского Национального Собрания и Венгерского Национального Правительства. Молотов говорит, что он думает, что Советское Правительство делает полезное дело не только для союзников, но также и для самой Венгрии, когда оно помогает созданию этих органов. Если венгры захотят создать эти органы и если они будут способны создать их, то Советское Правительство им поможет. Если венгры не захотят создать своих руководящих органов или окажутся неспособными создать, то Советское Правительство будет делать свое дело.

Телеки заявляет, что он примет, конечно, участие в правительстве, поскольку он прибыл в Советский Союз и хочет с ним сотрудничать. Он, Телеки, благодарен Народному Комиссару за его разъяснения, так как он хотел ясно понять этот вопрос, поскольку ему предстоит возвратиться в Венгрию и встречаться с людьми, которые ему неизвестны. Он, Телеки, хотел знать, как ему следует держаться в разговорах с ними.

Молотов спрашивает, есть ли у венгров какие-нибудь вопросы к нему.

Получив общий отрицательный ответ, Молотов говорит, что на генерал-полковника Кузнецова Советское Правительство возлагает задачу обеспечить срочную отправку находящихся здесь венгерских представителей в Венгрию. Если погода позволит, то должны быть использованы самолеты, если же погода не позволит, то придется отправиться поездом.

Прощаясь, Молотов желает отъезжающим успеха в их предстоящей деятельности.

Беседа продолжалась 1 час. 20 минут.

Записал Подцероб.

АВП РФ. ф. 06. Оп. 6. П. 34. Д. 416. Л. 14-17. Подлинник.

113

 


 

 

№ 25

Постановление ГКО о мероприятиях в связи с созывом
Временного Национального собрания и формированием
Временного Национального правительства Венгрии1

г. Москва

13 декабря 1944 г.
СЕКРЕТНО

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ
Постановление № 7147с

13 декабря 1944 г.

Москва, Кремль

В связи с подготовкой созыва Временного Национального Собрания и формирования Временного Национального Правительства Венгрии Государственный Комитет Обороны Союза ССР постановляет:

1. Обязать Военный Совет 2-го Украинского фронта (т. Сусайкова) оказать всемерную помощь инициативной группе венгерских деятелей в г. Дебрецен и на местах по подготовке созыва Временного Национального Собрания и формирования Временного Национального Правительства Венгрии, в частности:

а) обеспечить продовольствием, помещениями и топливом инициативную группу, Временное Национальное Собрание и Временное Национальное Правительство на период их организационного оформления;

б) выделить 20 легковых2 и 15 грузовых автомашин, обеспечить их горючим и смазочным материалами.

2. Обязать Наркомфин СССР (т. Зверева) выделить Военному Совету 2-го Украинского фронта (т. Сусайкову) аванс в сумме один миллион военных пенго на расходы, связанные с подготовкой созыва Временного Национального Собрания и формирования Временного Национального Правительства Венгрии, в счет будущих расчетов с Временным Национальным Правительством Венгрии.

3. Обязать 2-й Украинский фронт (т. Малиновского) обеспечить порядок в г. Дебрецен и охрану лиц и учреждений, связанных с работой по подготовке Временного Национального Собрания и Временного Национального Правительства Венгрии.

4.  Обязать Военный Совет 2-го Украинского фронта (т. Сусайкова) выделить в распоряжение Бюро ЦК Венгрии3 (т. Герэ) 100 продовольственных офицерских пайков, а также 10 легковых и 8 грузовых автомашин, обеспечив их горючим и смазочными материалами4.

Председатель Государственного
Комитета Обороны
И.Сталин

РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 425. Л. 26. Подлинник.

114

 


___________________
1 Разослано Молотову, Маленкову, Берии, Булганину, Антонову, Хрулеву, Деканозову, Малиновскому, Сусайкову, Чадаеву, Звереву. 11 декабря 1944 г. заместитель наркома иностранных дел В.Деканозов направил проект постановления В.Молотову. В сопроводительном письме он сообщал: «Перед отъездом в Венгрию т.т. Пушкин и Гейгер с участием Герэ и Надь и по консультации с ген. Сусайковым составили прилагаемый проект Постановления ГОКО. Я посылал этот проект на согласование т.т. Хрулеву, Антонову и Звереву, от которых возражений не поступило. Представляю этот проект на Ваше рассмотрение». На сопроводительном письме имеется помета синим карандашом: «т. Сталину. Прошу утвердить. В.Молотов. 13/ХII» и резолюция простым карандашом: «За. И.Сталин» (Л. 28). Проект постановления подвергся тем не менее правке И.В.Сталина.
2 В первоначальном варианте предлагалось выделить 35 легковых автомашин.
3 Так в тексте. Имеется в виду ЦК Венгерской компартии.
4 В проекте постановления значилось: «...20 легковых и 8 грузовых автомашин, 18 тонн автобензина и 2 тонны смазочных материалов в месяц».

 

 

№ 26

Информационное письмо В.Г.Деканозова В.М.Молотову
о разговоре по ВЧ с заместителем председателя
Союзной контрольной комиссии (СКК) в Венгрии
генерал-полковником танковых войск И.З.Сусайковым
о созыве Временного Национального собрания
и формировании Временного
Национального правительства Венгрии

г. Москва

15 декабря 1944 г.
СЕКРЕТНО

Тов. В.М.МОЛОТОВУ

Сегодня в 11 часов вечера я разговаривал по ВЧ с генералом Сусайковым, который находится в Дебрецене. Он сообщил, что там уже образовалась инициативная группа из 17 человек, возглавляемая, как это и было намечено нами, Вашвари — бургомистром гор. Дебрецена.

В данное время все члены группы разъехались по периферии, а 19 декабря снова должны будут собраться, чтобы 22 декабря учредить Временное Национальное Собрание.

На мой вопрос, не можем ли мы уже теперь дать нашим союзникам небольшую информацию о создании инициативной группы и других мероприятиях по подготовке к образованию Временного Национального Собрания и Временного Венгерского Правительства, генерал Сусайков высказал мнение, что лучше это сделать 19 или 20 декабря, когда группа снова соберется и будут уже иметься

115

 


результаты работы по созыву Временного Национального Собрания Венгрии1.

Т. Сусайков сообщил, что работа идет дружно, и он вместе с т. Пушкиным будут нас регулярно информировать обо всем у них происходящем по ВЧ и радиотелеграфу.

В.Деканозов

АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6. П. 35. Д. 420. Л. 19. Подлинник.

___________________
1 Информация союзникам была дана 21 декабря 1944 г. — в день открытия первого заседания Временного Национального Собрания. В памятной записке Советского правительства правительству Великобритании от 21 декабря тем не менее говорилось: «По имеющейся у Советского правительства информации Временное Национальное Собрание Венгрии откроется в конце этой недели» (АВП РФ. Ф. 012. Оп. 5. П. 61. Д. 99. Л. 22).

 

 

№ 27

Постановление ГКО об интернировании трудоспособного
немецкого населения на территории Болгарии, Венгрии,
Румынии, Чехословакии и Югославии и отправке его
на работу в СССР1

г. Москва

16 декабря 1944 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ № 7161сс

16 декабря 1944 г.

Москва, Кремль

Государственный Комитет Обороны ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Мобилизовать и интернировать с направлением для работы в СССР всех трудоспособных немцев в возрасте — мужчин от 17 до 45 лет, женщин от 18 до 30 лет, находящихся на освобожденной Красной Армией территории Румынии, Югославии, Венгрии, Болгарии и Чехословакии.

Установить, что мобилизации подлежат немцы как немецкого и венгерского подданства, так и немцы подданные Румынии, Югославии, Болгарии и Чехословакии.

2. Руководство мобилизацией возложить на НКВД СССР (тов. БЕРИЯ).

Поручить НКВД СССР организацию сборных пунктов, прием мобилизуемых, формирование и отправку эшелонов и охрану их в пути.

Мобилизуемых направлять в СССР эшелонами по мере поступления немцев на сборные пункты.

116

 


3. Обязать т.т. МАЛИНОВСКОГО и ВИНОГРАДОВА - по Румынии, т.т. ТОЛБУХИНА и БИРЮЗОВА — по Болгарии и Югославии:

а) оформить через правительственные органы соответствующих стран мобилизацию и интернирование указанных в п. 1 немцев;

б) совместно с представителями НКВД СССР т.т. АПОЛЛО- НОВЫМ и ГОРБАТЮК обеспечить проведение в жизнь соответствующими военными и гражданскими властями необходимых мероприятий, гарантирующих явку на сборные пункты мобилизуемых немцев.

Обязать т.т. МАЛИНОВСКОГО и ТОЛБУХИНА - по Венгрии и т. ПЕТРОВА — по Чехословакии объявить через военных комендантов необходимые распоряжения от имени командования фронта о мобилизации немцев, в соответствии с п. 1 настоящего постановления, и обеспечить совместно с представителями НКВД СССР т.т. АПОЛЛОНОВЫМ и ГОРБАТЮК проведение необходимых мер, гарантирующих явку на сборные пункты мобилизуемых немцев.

4.  Разрешить мобилизованным немцам взять с собой теплую одежду, запас белья, постельные принадлежности, личную посуду и продовольствие, всего весом до 200 кг на человека.

5. Поручить начальнику Тыла Красной Армии тов. ХРУЛЕВУ и начальнику УПВОСО тов. КОВАЛЕВУ обеспечить предоставление ж.д. эшелонов и автотранспорта для перевозки мобилизованных немцев и питание их в пути.

6. Направить всех мобилизованных немцев на работы по восстановлению угольной промышленности Донбасса и черной металлургии Юга.

Из прибывающих на место работы немцев сформировать рабочие батальоны по 1000 человек в каждом.

НКО (тов. ГОЛИКОВУ) выделить на каждый батальон по 12 офицеров из числа ограниченно годных к службе в Красной Армии.

7. Организацию приема интернированных в местах работы, их размещение, питание, а также все остальное материально-бытовое обеспечение интернированных немцев и организацию их использования на работах, возложить на Наркомуголь и Наркомчермет.

Обязать Наркомуголь (тов. ВАХРУШЕВА) и Наркомчермет (тов. ТЕВОСЯНА) подготовить помещения для приема и размещения прибывающих к ним интернированных немцев.

Поручить Наркомвнуделу, совместно с Наркомчерметом и Наркомуглем, установить режим содержания интернированных немцев и условия их использования на работах.

8. Обязать Госплан СССР (тов. ВОЗНЕСЕНСКОГО) выделять Наркомуглю и Наркомчермету с I квартала 1945 года дополнительное количество продовольственных и промышленных товаров на прибывающих к ним на работы интернированных немцев — по нормам рабочих, установленным для соответствующих предприятий этих наркоматов.

117

 


9. Обязать Наркомздрав (тов. МИТЕРЕВА) обеспечить организацию медико-санитарного обслуживания прибывающих на работу на предприятия Наркомугля и Наркомчермета интернированных немцев, а НКЧМ и НКУП предоставить Наркомздраву соответствующие помещения.

10. Мобилизацию и интернирование немцев провести в течение декабря 1944 г. — января 1945 г., закончив доставку на места работ к 15 февраля 1945 года2.

Председатель Государственного
Комитета Обороты
И.Сталин

РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 425. Л. 82-84. Подлинник.

___________________
1 Проект постановления был подготовлен наркомом внутренних дел СССР Л.Берией. На сопроводительном письме имеется резолюция синим карандашом: «За. И.Сталин» (Л. 86). Текст постановления разослан В.Молотову, Л.Берии (НКВД), Вознесенскому, Булганину, Чадаеву, Малиновскому и Виноградову (2 Украинский фронт), Аполлонову, Толбухину и Бирюзову (3 Украинский фронт), Петрову (4 Украинский фронт), Вышинскому, Хрулеву, Ковалеву (ВОСО), Голикову, Тевосяну, Вахрушеву, Мите- реву.
2 См. док № 33.

 

 

№ 28

Запись разговора по ВЧ В.Г.Деканозова с
И.З.Сусайковым и Г.М.Пушкиным о руководстве
Временного Национального собрания Венгрии,
составе будущего правительства и др.1

г. Москва—Дебрецен

20 декабря 1944 г.
20 час.
СЕКРЕТНО

По заявлению т. Пушкина, в Дебрецене к 20 декабря уже собралось 223 делегата Временного Национального Собрания. Таким образом, почти все избранные на местах делегаты прибыли к указанному сроку2.

Намеченный на пост Председателя Временного Национального Собрания профессор Сент-Петри Кун Бела, по сообщению т. Пушкина, пока еще не согласился взяться за эту деятельность, мотивируя свой отказ преклонным возрастом (ему 72 года), оторванностью от политической жизни и пр. К нему сегодня послана специальная делегация от инициативной группы для переговоров. Тов. Пушкин надеется, что Сент-Петри Кун Бела согласится стать Председателем Временного Национального Собрания3.

118

 


Намеченный в качестве заместителя Председателя Временного Национального Собрания доктор Юхас Надь Шандор также сперва не хотел быть рекомендованным на этот пост, заявляя, что его взгляды совершенно противоположны взглядам проф. Сент-Петри Кун Бела и что поэтому он не может работать с ним вместе. Юхас Надь Шандор возражает против сотрудничества со всеми, кто выступает за Хорти. По мнению Пушкина, с ним можно будет сговориться гораздо легче, нежели с Сент-Петри [Кун] Бела.

Что касается второго заместителя Председателя Временного Национального Собрания, Шанто Кальмон, то Пушкин и Сусайков уверены в нем, ибо Шанто Кальмон идет на все предложения4.

По сообщению тов. Пушкина, представители партии мелких сельских хозяев (мелких землевладельцев) и находящегося под руководством этой партии «Крестьянского союза» во главе с Ковач Имрэ, которые прибыли в Дебрецен в качестве делегатов Собрания от города Печ, поставили вопрос о том, чтобы им было обеспечено не менее трех постов в кабинете Временного Национального Правительства. Они выступили также против кандидатуры Эрдеи Ференц, который намечен в качестве министра внутренних дел, указав при этом на то, что он является «скрытым» коммунистом. Тов. Пушкин сказал, что ему и т. Сусайкову пришлось одернуть представителей партии мелких сельских хозяев, после чего они стали просить о том, чтобы их партии были обеспечены соответствующие места среди статс-секретарей, что и было им обещано.

Тов. Сусайков поставил вопрос о разрешении перенести дату открытия Временного Национального Собрания с 21 декабря на 22, мотивируя это необходимостью иметь еще день для лучшей подготовки и целесообразностью предварительных переговоров с некоторыми лицами, в частности, с Сент-Петри Кун Бела и другими, намеченными на руководящие посты. Тов. В.Г.Деканозов не возражал против перенесения даты открытия Собрания с 21 на 22 декабря5. При этом изменении Собрание должно закончить работу 23 декабря.

Тов. Сусайков и Пушкин сообщили далее, что генерал Миклош Бела ведет себя хорошо. Намечаемый на пост военного министра б. начальник Венгерского Генерального Штаба Вереш Янош занимается, главным образом, своими проектами организации воинской части из венгров. Тов. В.П.Деканозов при этом рекомендовал т. Сусайкову информировать об этой подготовке Маршала Малиновского.

Записал Пом. Зав.
3-го Европейского отдела
(И.Лавров)

АВП РФ. ф. 06. Оп. 6. П. 35. Д. 420. Л. 22-23. Заверенная копия.

___________________
1 Разослана В.Молотову, А.Вышинскому, В.Деканозову, 3 ЕО.

 

119

 


2 В разговоре по ВЧ, состоявшемся в 3 часа утра 20 декабря, И.Сусайков сообщил: «Судя по первому знакомству, состав делегатов является вполне подходящим. Так, например, от г. Сегед прибыло 25 человек, среди которых 15 делегатов принадлежат к числу рабочих и интеллигентов, примыкающих к компартии и социал-демократической партии. Примерно аналогичное соотношение и среди других делегаций. Прибывшие делегаты размещены и устроены. Охрана их обеспечена. Наши товарищи в настоящее время знакомятся с прибывшими с мест делегатами. Те, кто должен выступить с речами на заседании Собрания, в частности, Миклош Бела и Вашари Иштван, готовят свои речи» (АВП РФ. Ф. 07. Оп. 5. П. 43. Д. 93. Л. 10).
3 В информации Г.Пушкина, переданной по ВЧ в Москву 16 декабря 1944 г., содержалась следующая характеристика Сент-Петри Куна:

«Профессор Сент-Петри является влиятельным политическим деятелем гор. Дебрецена и известным ученым в Венгрии. Он был членом Верхней палаты венгерского парламента по назначению. В последние три года активной политической деятельностью не занимался. Одно время руководил Правительственной партией в гор. Дебрецене. О Советском Союзе Сент-Петри знает очень мало, однако стремится с ним познакомиться. В беседе с Пушкиным он заявил, что в Венгрии невозможно было найти объективную литературу о Советском Союзе, а пропагандистскую он не читал» (АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6. П. 35. Д. 420. Л. 16).
4 Очевидно, что к 20 декабря 1944 г. произошли изменения в первоначальных расчетах советских представителей в Венгрии. Эти изменения касались кандидатов на должности заместителей Председателя Временного Национального Собрания — Ш.Юхаса Надя и Г.Шанто. В упомянутой выше информации Г.Пушкина говорилось:

«В качестве заместителя председателя Временного Национального Собрания Пушкин рекомендует профессора Дебреценского университета Шанта Гальман, который является крупным ученым в области медицины, политикой до последнего времени не занимался, в партиях никогда не состоял. Возраст — 45 лет. Его жена хорошо знает Советский Союз и близко стоит к нам. К Советскому Союзу относится дружественно. Католик.

В качестве второго заместителя председателя Временного Национального Собрания Пушкин рекомендует утвердить Юхас Надь. Он был министром юстиции в кабинете Карольи в 1919 году. Является авторитетным политическим деятелем. За работу в инициативной группе взялся активно. Очень хорошо настроен в отношении Советского Союза и может быть впоследствии включен в состав кабинета» (Там же. Л. 16—17). Видимо, решение провести в заместители Председателя Ш.Юхаса Надя было принято по указанию из Москвы. 18 декабря 1944 г. ответственному сотруднику центрального аппарата НКИД СССР Б.Подцеробу было передано следующее указание В.Деканозова: «Надо рекомендовать т.т. Сусайкову и Пушкину в качестве заместителя Председателя Временного Национального Собрания иметь абсолютно надежного человека, чтобы влиять на весь ход работы собрания» (Там же Л. 15). Окончательно вопрос был решен 20 декабря 1944 г.: в упомянутом утреннем разговоре по ВЧ И.Сусайкову по указанию В. Деканозова было передано, что «кандидатуры на пост Председателя и заместителей Председателя Временного Национального Собрания санкционированы» и что «текст обращения Временного Национального Собрания утвержден без изменения» (АВП РФ. Ф. 07. Оп. 5. П. 43. Д. 93. Л. 10).
5 Временное Национальное Собрание открылось 21 декабря 1944 г.

120

 


 

 

№ 29

Запись разговора по ВЧ В.Г.Деканозова с
И.З.Сусайковым и Г.М.Пушкиным об открытии первого
заседания Временного Национального собрания Венгрии1

г. Дебрецен—Москва

21 декабря 1944 г.
СЕКРЕТНО

т.т. Сусайков и Пушкин сообщили тов. Деканозову, что в Дебрецен прибыло всего 234 делегата Временного Национального Собрания. Мандаты выданы 229 делегатам, остальные получили гостевые билеты.

В составе делегатов насчитывается 96 коммунистов (легально зарегистрировано в качестве представителей от компартии Венгрии 68 человек), 33 делегата представляют социал-демократическую партию, 50 — партию мелких сельских хозяев, 11 — Крестьянский союз; остальные являются делегатами профессиональных союзов, городских, сельских и заводских организаций.

т. Сусайков передал тов. Деканозову, что, в связи с окончанием подготовительной работы и пожеланием делегатов, поддержанным т. Герэ, он, Сусайков, и Пушкин просят разрешить им открыть собрание не 22 декабря, а 21 декабря. Тов. Деканозов выразил на это согласие.

Спустя несколько часов т.т. Сусайков и Пушкин сообщили тов. Деканозову, что первое заседание Временного Национального Собрания открылось сегодня, 21 декабря, во второй половине дня. После вступительного слова Председателя инициативной группы Вашари Иштван собрание приступило к избранию Председателя и двух заместителей. Намечавшийся ранее на пост Председателя Временного Национального Собрания профессор Дебреценского университета Сент-Петри Кун Бела, который уже и раньше проявлял колебания и отказывался от этой должности, снова стал просить не выдвигать его кандидатуру, мотивируя это тем, что он в последние годы был оторван от политической деятельности, и указывая на свой преклонный возраст. После выступления двух делегатов собрания, которые не поддержали кандидатуру Сент-Петри Кун Бела, последний попросил снять его кандидатуру вообще. Против этого делегаты собрания не возражали.

Затем был объявлен перерыв, в течение которого т.т. Сусайков, Пушкин, Герэ и другие провели совещание и обсудили новую кандидатуру на пост Председателя Временного Национального Собрания. Они решили остановиться на кандидатуре профессора юридических наук из г. Мишкольца Жедени Бела, которого рекомендовал Юхас Надь Шандор. По сообщению тов. Пушкина, профессор Жедени Бела является прогрессивным человеком, настроенным антинемецки. За выступления против немцев Жедени

121

 


Бела арестовывался в городе Мишкольц гитлеровцами. Венгерские коммунисты знают профессора Жедени Бела и характеризуют его с положительной стороны. Тов. Герэ также высказывает положительное мнение о Жедени Бела.

Делегаты собрания отнеслись к Жедени Бела хорошо, и он был избран Председателем Временного Национального Собрания. В качестве заместителей Председателя Временного Национального Собрания избраны, как это и предполагалось, профессор Дебреценского университета Шанта Кальмон и Юхас Надь Шандор.

После этого Председатель Жедени Бела выступил с краткой речью, в которой заявил, что созванное и приступившее к работе Временное Национальное Собрание Венгрии кладет начало созданию демократической Венгрии.

На собрании с речами выступили сегодня намеченный в качестве министра-президента Временного Национального Правительства Миклош Бела и тов. Герэ, которые были хорошо встречены делегатами. В зале заседания часто возникали аплодисменты и возгласы «Да здравствует Маршал Сталин!». Настроение у всех делегатов приподнятое.

На вечернем заседании единодушно, под аплодисменты, принято без поправок «Обращение Временного Национального Собрания к венгерскому народу».

Завтра, 22 декабря, собрание продолжит свою работу, образует Временное Национальное Правительство Венгрии и примет Декларацию Временного Национального Правительства Венгрии2.

Записал: ПОМ. ЗАВ.
III-М ЕВРОПЕЙСКИМ ОТДЕЛОМ
И.Лавров

АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6. П. 35. Д. 420. Л. 24-25. Подлинник.

___________________
1 Разослана В.Молотову, А.Вышинскому, В.Деканозову, в дело.
2 22 декабря 1944 г. И.Сусайков сообщил В.Деканозову по ВЧ из Дебрецена:

«Временное Национальное Собрание Венгрии сегодня, 22 декабря, закончило свою работу. Образовано Временное Национальное Правительство Венгрии во главе с генерал-полковником Миклош Бела. Принята единогласно декларация Временного Национального Правительства Венгрии. Состав Венгерского Правительства и текст правительственной декларации приняты в полном соответствии с намеченными нами проектами.

Кроме того, Собрание приняло два особых решения:

1. Временное Национальное Собрание поручило вновь образованному Временному Национальному Правительству обратиться с просьбой к Советскому Правительству начать переговоры о перемирии.

2. О передаче некоторых функций главы государства Президиуму Временного Национального Собрания Венгрии в лице председателя и двух его заместителей.

а) Об утверждении статс-секретарей (заместителей министров);

б) Об утверждении генералов и некоторых категорий государственных чиновников» (АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6. П. 35. Д. 420. Л. 28).

122

 


В тот же день В.Деканозов направил информационное письмо И.В.Сталину, в котором изложил сообщение И.Сусайкова (Восточная Европа в документах российских архивов. 1944—1953 гг. Т. I. 1944—1948 гг. Москва — Новосибирск, 1997. Док. № 34).

 

 

№ 30

Постановление ГКО о прохождении службы генералами
и офицерами Красной Армии, командированными
в польскую армию1

г. Москва

30 декабря 1944 г.
СЕКРЕТНО

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ № ГОКО-7248с

30 декабря 1944 г.

Москва, Кремль

О прохождении службы генералами и офицерами Красной Армии, командированными в Польскую армию.

Установить следующий порядок прохождения службы генералами и офицерами Красной Армии, командированными в Польскую армию.

1. Генералов и офицеров Красной Армии, находящихся на службе в Польской армии, считать временно командированными в Польскую армию, полагая их состоящими на действительной военной службе в кадрах Красной Армии.

Срок службы в Польской армии засчитывать в общий стаж службы в Красной Армии.

2. Генералы и офицеры Красной Армии, командированные на службу в Польскую армию:

а) в порядке выполнения боевых приказов и заданий, а также несения внутренней службы подчиняются Командованию Польской армии;

б) при нарушении воинской дисциплины несут ответственность в дисциплинарном порядке в соответствии с действующими в Польской армии положениями.

3. Генералы и офицеры Красной Армии, находящиеся на службе в Польской армии, как граждане Союза ССР, освобождаются от обязанности принимать польскую присягу; нарушение ими воинского долга во время службы в Польской армии рассматривать как нарушение присяги, принятой в Красной Армии.

4. Генералы и офицеры Красной Армии, командированные на службу в Польскую армию, за преступления подсудны польским судам, за исключением преступлений, караемых высшей мерой наказания. В этом случае эти офицеры и генералы должны быть судимы Военными Трибуналами Красной Армии.

123

 


5. Генералы и офицеры Красной Армии, командированные в Польскую армию, признанные польским командованием несоответствующими службе в Польской армии, по согласованию вопроса с Военным Советом соответствующего фронта и с Главным Управлением Кадров НКО, откомандировываются в распоряжение Главного Управления Кадров НКО.

6. Присвоение очередных воинских званий до «подполковника» включительно офицерам Красной Армии, командированным в Польскую армию, и лишение их этих званий производится приказами Главного Командования Польской армии.

Воинское звание «полковник» присваивается приказом Главного Командования Польской армии, а генеральские звания — Постановлением Президиума Краевой Рады Народовой после получения согласия на присвоение этих званий от НКО СССР.

7. Награждение орденами и медалями СССР генералов и офицеров Красной Армии, командированных в Польскую армию, производится по представлению Польского Командования:

а) приказами Военного Совета соответствующего фронта (в пределах предоставленных фронту прав), если польские соединения и части входят оперативно в состав фронта Красной Армии;

б) Указами Президиума Верховного Совета Союза ССР в тех случаях, когда польские войска состоят в подчинении Польского Главного Командования.

Награждение польскими орденами советских офицеров и генералов производится Польским Командованием.

8. Генералы и офицеры Красной Армии, командированные в Польскую армию, не владеющие польским языком, носят форму одежды и знаки различия Красной Армии, в соответствии с присвоенными им воинскими званиями.

Генералы и офицеры, владеющие польским языком, носят, соответственно воинским званиям, форму одежды и знаки различия генералов и офицеров Польской армии.

9. Генералы и офицеры, признанные негодными к военной службе по состоянию здоровья, по откомандированию их из частей Польской армии в органы НКО СССР, увольняются с военной службы по месту избранного жительства и обеспечиваются пенсией и пособием на общих основаниях с генералами и офицерами Красной Армии.

10. Генералам и офицерам Красной Армии, командированным в Польскую армию, денежное содержание выплачивается по занимаемым должностям и по нормам, установленным в Польской армии, но не ниже размера денежного содержания (оклад, в том числе и гвардейский, процентная надбавка за выслугу лет и полевые деньги в порядке, предусмотренном Постановлением ГОКО № 6352сс от 9 августа 1944 года), которое генералы и офицеры получали по последней должности в Красной Армии перед командированием их в Польскую армию.

124

 


11. Выплата части денежного содержания генералов и офицеров Красной Армии, командированных на службу в Польскую армию, их семьям, проживающим в СССР, производится по денежным аттестатам, выданным частями Польской армии, а также по денежно-почтовым переводам.

Порядок выдачи денежных аттестатов и порядок расчетов с командованием Польской армии по переводам, аттестатам, по подписке на Государственные займы и прочим удержаниям с военнослужащих устанавливается НКО и НКФ СССР по согласованию с командованием Польской армии.

12. Семьи генералов и офицеров, командированных на службу в Польскую армию, проживающие на территории СССР, в отношении продовольственного и промтоварного обеспечения, пользуются всеми правами и льготами (на пенсии, пособия и пр.), установленными законами для семей генералов и офицеров Красной Армии.

Председатель Государственного
Комитета Обороны
И.Сталин

РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 427. Л. 139-142. Подлинник.

___________________
1 На документе имеется рукописная помета: «15. Молотову, Берии (НКВД), Булганину, Голикову, Антонову, Чадаеву — все, Звереву — 9, 10, 11, 12. Шатилову (в Люблин) — шифром через НКО (послано т. Лившену)».

25 декабря 1944 г. Н.Булганин направил И.Сталину проект постановления со следующим сопроводительным письмом: «Товарищу Сталину И.В. В связи с возросшей численностью советских офицеров и генералов в составе Польской армии (свыше 5000 человек) возникли вопросы служебно-правового положения наших офицеров и генералов. Вопросы эти следующие: О присяге. Должны ли наши офицеры и генералы принимать польскую присягу?

О подсудности наших офицеров польским судам.

О присвоении очередных званий нашим офицерам.

О порядке награждения орденами и медалями.

О снижении воинских званий или лишении их советских офицеров.

О порядке выплаты нашим офицерам денежного содержания и обеспечения деньгами семей, оставшихся в СССР.

О приравнении службы в Польской армии во всех отношениях к фронтовой службе в Красной Армии.

Проект Постановления ГОКО, разработанный для разрешения этих вопросов, представляю на Ваше утверждение.

Проект согласован с Берут, Вецлав (правильно: Веслав; псевдоним В.Гомулки. — Ред.) и Роля-Жимерским, за исключением третьего пункта о присяге. В этом вопросе Берут, Вецлав и Роля-Жимерский считают необходимым, чтобы наши офицеры принимали польскую присягу. Мы считаем достаточным присяги, принятой в Красной Армии, рассматривая нарушение нашими офицерами воинского долга при прохождении службы в Польской армии как нарушение присяги, принятой в Красной Армии. Булганин» (РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 427. Л. 143).

125

 


 

 

№ 31

Докладная записка корреспондента ТАСС в Румынии
В.Морева ответственному руководителю ТАСС
Н.Г.Пальгунову о беседах с членами руководства КПР
Л.Патрашкану и В.Лукой1

г. Москва

10 января 1945 г.
СЕКРЕТНО

ОТВЕТСТВЕННОМУ РУКОВОДИТЕЛЮ
ТАСС
Тов. ПАЛЬГУНОВУ П.Г.

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

Перед отъездом из Бухареста, 26—27 декабря я беседовал с министром Л.Патрашкану и ВЛука по вопросу о внутриполитическом положении в Румынии и позиции Национально-демократического фронта. Беседу с Патрашкану с французского переводил А.Лубо; с Лукой я разговаривал по-русски.

Л.Патрашкану сделал следующее экспозе. Первый правительственный кризис, закончившийся 6 ноября 1944 года созданием второго правительства генерала Санатеску, представлял собой победу Национально-демократического фронта. НДФронт получил девять портфелей (пост вице-премьера, шесть министерских постов и два поста суб-секретарей — заместителей министров). Задача НДФронта состояла в проникновении в государственный аппарат, армию и в деревню и в завоевании там командных высот. Необходимо было провести чистку, арест военных преступников, добиться подъема военного производства. Главной задачей оставалось всемерное содействие выполнению условий перемирия. Таковы были задачи НДФронта в правительстве.

Политической задачей Фронта являлась борьба за роспуск национал-царанистской партии и ликвидацию ее влияния в массах, при опоре на антиманистов внутри этой партии, изоляция Маниу и ликвидация его позиций в румынской политической жизни. Для достижения этой цели Фронт должен был блокироваться с либералами. Такая политика, по мнению Патрашкану, являлась правильной. В правительстве началась серьезная борьба за разрешение проблемы чистки. На заседании исполкома нац[ионал]-царанист-ской партии, которое должно было состояться 12 декабря, Маниу должен был уйти в отставку.

Под ударами левой печати углубились противоречия в руководстве национал-царанистской партии, достигшие апогея после опубликования «Тимпулом» 4 декабря статьи Линецкого из № 22 журнала «Война и рабочий класс»2. Царанистские и близкие к ним газеты сообщали о предстоящей отставке Гици Попа с поста генсека нац[ионал]-царанистской партии. На 12 декабря было назна-

126

 


чено заседание исполкома национал-царанистской партии, на котором должен был быть решен вопрос о председателе партии (Маниу) и об отставке генерального секретаря партии Попа. Первоначально это заседание назначалось на 2 декабря, но затем оно было перенесено Маниу на 12 декабря и позднее отложено на неопределенное время. (В.М.).

Через три недели после образования второго правительства, сказал далее Патрашкану, начался второй правительственный кризис. «Руководство НДФронта, — сказал Патрашкану, — считало, что правительственные кризисы должны повторяться каждые три недели. Таким образом, иронически заметил Патрашкану, после десятого кризиса было бы создано правительство Национально-демократического фронта».

Патрашкану указал, что Пенеску «сделал много ошибок» еще до инцидента в Аппаратории Патриеи (убийство двух рабочих легионерами-офицерами), но что его можно было бы убрать другим способом (таким образом, Патрашкану не одобряет избрание Пенеску объектом для удара со стороны Фронта). Ошибки Пенеску, — сказал Патрашкану, — послужили хорошим предлогом для развязывания кризиса, и НДФронт атаковал Пенеску.

Патрашкану указал, что, хотя Пенеску и не был виновен в инциденте в Аппаратории Патриеи, он, как министр внутренних дел, был ответственен за существование политической атмосферы, при которой этот инцидент оказался возможным.

По словам Патрашкану, Маниу был недоволен правительством так же, как и предыдущим (т.е. первым правительством Санатеску), и хотел использовать кризис для укрепления своих позиций, т.е. для создания правительства специалистов. По мнению Патрашкану, Маниу хотел развязывания кризиса.

Кризис с самого начала развивался неблагоприятно для НДФронта, что, по мнению Патрашкану, можно было предвидеть заранее. Радеску попытался создать правительство специалистов без участия представителей НДФронта. По мнению Патрашкану, такую смелость Радеску придало то обстоятельство, что мелкая буржуазия и так называемое «общественное мнение» (государственные чиновники и правая интеллигенция) были напуганы решительностью НДФронта, который вывел на улицы стотысячные массы трудящихся Бухареста, и шарахнулись вправо в объятия Маниу. Кроме того, сказал Патрашкану, внешнеполитическую поддержку Маниу оказали события в Греции. Как известно, «Скынтейя» резко выступила против создания такого правительства, и через три дня было создано коалиционное правительство с участием представителей политических партий.

В результате Национально-демократический фронт окончательно потерял военное министерство (которое должен был возглавить представитель Фронта генерал Рашкану), и на посту премьера оказался Радеску — неглупый и энергичный реакционер. «Если раньше, — сказал Патрашкану, — мы имели премьера, ко-

127

 


торый сидел у НДФронта в кармане, то теперь мы получили премьер-министра, который сидит в чьем-то чужом кармане». На просьбу развить это положение Патрашкану заявил, что «за спиной Радеску стоят враждебные внутренние и внешние (имеются в виду англичане) силы».

Отказаться от вхождения в правительство Радеску НДФронт не мог, и это было бы ошибкой, ибо уход в оппозицию только облегчил бы Маниу его подрывную антидемократическую деятельность.

Создание правительства Радеску приободрило румынскую реакцию. Первые две декларации Радеску представляли собой объявление войны НДФронту. На эти декларации Фронт непосредственно не ответил. Косвенный ответ на них содержался в речи Патрашкану, в которой он заявил, что демократические свободы не могут быть отменены.

Таким образом, по определению Патрашкану, Национально-демократический фронт, который после первого кризиса находился в наступлении, после второго кризиса перешел к обороне. «В правительстве Радеску, — сказал Патрашкану, — НДФронт проводит сейчас ту же политику, что и четыре недели назад, но в более трудных условиях». По его мнению, второй кризис правительства оказался ошибкой НДФронта.

В настоящее время (конец декабря), — сказал далее Патрашкану, — НДФронт ведет правильную политику в правительстве, спокойно и энергично борясь за реализацию платформы НДФронта. В будущем министрам Фронта необходимо вести гибкую политику, заставляя правительство проводить прогрессивные мероприятия. Надо бороться за развертывание производственных усилий, преодолевая панику и саботаж, спровоцированные реакционерами при вступлении Красной Армии. Необходимо настойчиво бороться за проведение чистки, которая из политического мероприятия сейчас превратилась в юридический процесс, поскольку оттяжки и отсрочки привели к тому, что сотрудничество отдельных лиц с немцами, бывшее непосредственно после переворота явным, теперь нуждается в юридическом обосновании, доказательстве и т.д.

Патрашкану сказал, что неблагоприятное для Фронта разрешение второго правительственного кризиса привело к усилению сильно пошатнувшихся перед этим позиций Маниу. Удары Фронта по Пенеску привели к тому, что Пенеску, заявивший после первого правительственного кризиса, что он идет на разрыв с национал-царанистской партией и выделение из нее царанистского крыла во главе с Михалаке (что представляло бы огромный удар по Маниу), и приступивший к практическому сотрудничеству с компартией в этом вопросе, отшатнулся от НДФронта. Предоставление Пенеску поста генерального секретаря в НЦпартии свидетельствует о, по крайней мере, временном смягчении этих разногласий и наличии соглашения между Маниу

128

 


и Михалаке (Пенеску является сподвижником Михалаке по руководству партией). Таким образом, Маниу укрепил свои позиции, а Михалаке отошел в тень.

Патрашкану сообщил также некоторые подробности подготовки к перевороту 23 августа.

Первое совещание в связи с подготовкой к перевороту состоялось во дворце у короля в мае 1944 года. На совещании, кроме короля, присутствовали генералы: Санатеску, Михаил, Рашкану, Альдя, назначенный впоследствии министром иностранных дел Никулеску-Бузешти, барон Стырча, Л.Патрашкану и Бодорашь3. Последние два представителя компартии были единственными представителями политических партий. Патрашкану особо подчеркнул, что король просил не сообщать Маниу подробности заговора и не раскрывать его сроков, так как король опасался, что Маниу выдаст его немцам. Когда в августе Маниу было поручено начать формирование политического правительства, он начал политику оттяжек и проволочек. 18 августа Патрашкану организовал у короля совещание руководителей четырех партий с королем и Санатеску. На совещании присутствовали: Маниу — от национал-царанистской партии, Титель Петреску — от социал-демократов, Патрашкану — от компартии и Д.Братиану — от либералов. На этом совещании Маниу дал согласие сформировать правительство. Однако 23 августа утром, когда Патрашкану встретился с Маниу, чтобы получить у него список правительства, тот обещал доставить ему список в 3 часа дня. В 3 часа дня Маниу не явился, ибо уехал в Синай, устранившись, таким образом, от участия в событиях. Поэтому, после того как в 6 часов вечера 23 августа Антонеску был арестован, правительство было сформировано наспех, и в него вошли, главным образом, военные. До 24 августа Маниу не знал даже, что он является членом правительства.

Патрашкану написал декларацию для правительства НДБлока. Так как изменять декларацию уже не было времени, она была опубликована по радио без изменений, несмотря на то, что было создано правительство из военных.

О руководителе социал-демократической партии Титель Петреску Патрашкану сказал, что Т.Петреску «работает непосредственно с англичанами против компартии» и хочет взорвать НДФронт. Патрашкану сказал также, что сильный нажим компартии во время второго кризиса испугал мелкую буржуазию, и часть ее шарахнулась от компартии к социал-демократам.

В.Лука заявил, что высказывания Патрашкану не всегда отражают точку зрения руководства коммунистической партии. «Патрашкану, сказал Лука, не является даже членом ЦК румынской компартии и вошел в историю случайно, оказавшись на гребне событий. Он не является последовательным коммунистом» 4

По словам Лука, исход второго правительственного кризиса не представляет собой поражения НДФронта. Радеску — реакционер, но он умный и энергичный человек, способный выполнять данные им обещания, чего нельзя сказать о Санатеску.

129

 


По словам Лука, Радеску недоволен стремлением Маниу навязать правительству свою политическую диктатуру и едва не ушел в отставку, когда (23—25 декабря 1944 г.) Маниу решительно воспротивился принятию правительством закона об аресте военных преступников.

Лука указал, что НДФронт ведет сейчас борьбу за радикальное проведение аграрной реформы. В комиссии, созданной для этой цели при министерстве земледелия, имеется 7 представителей НДФронта, которые, пользуясь случаем, отстаивают проведение реформы в духе платформы НДФронта. Воспользовавшись предоставившейся трибуной, Лука, например, разъяснил, что национализация банков, которой требует НДФронт, не сопровождается конфискацией акций или вкладов и будет означать только переход к государственному контролю над распределением кредитов. Это заявление вернуло НДФронту симпатии мелких вкладчиков и держателей акций.

Корреспондент ТАСС в Румынии (В.Морев)

АВП РФ. Ф. 0125. Оп. 33. П. 129. Д. 22. Л. 7-13. Заверенная копия.

___________________
1 Разослана И.Сталину, В.Молотову, А.Микояну, Л.Берии, А.Вышинскому, В.Деканозову, в дело.
2 Речь идет о статье В.Линецкого «О положении в Румынии», в которой на главу кабинета К.Санатеску и руководителей «исторических» партий возлагалась ответственность за нарушения Соглашения о перемирии. Особенно резкой критике подвергался лидер НЦП Ю.Маниу, обвинявшийся автором статьи в связях с легионерами и стремлении легализовать фашистские организации в стране.
3 Так в тексте. Правильно: Боднараш.
4 В.Лука выразил неприязненное отношение части руководства КПР к «интеллигенту» Л.Патрашкану, являвшемуся носителем идей сохранения политической коалиции в рамках НДФ, проведения гибкой экономической политики.

 

 

№ 32

Донесение Л.П.Берии И.В.Сталину о мерах по усилению
гарнизонов войск НКВД СССР на территории Румынии

г. Москва

11 января 1945 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

Товарищу СТАЛИНУ И.В.

Во исполнение Ваших указаний об усилении гарнизонов войск НКВД на территории Румынии1, НКВД СССР формируются две стрелковые дивизии численностью 5.000 человек каждая.

130

 


Части этих дивизий будут дислоцированы:

Управление 65 стрелковой дивизии

и 88 стрелковый полк.................. Бухарест
387 стрелковый полк.................... Плоешти
324 стрелковый полк.................... Крайова

Управление 66 стрелковой дивизии

и 337 стрелковый полк............... Сибиу
40 стрелковый полк....................... Тимишоара
201 стрелковый полк.................... Брашув

88 и 337 стрелковые полки в пункты своей дислокации — Бухарест и Сибиу будут сосредоточены к 19 января 1945 г.

Остальные части 65 и 66 дивизий находятся на территории Румынии и используются в настоящее время в проводимой НКВД СССР операции по интернированию немцев.

Для несения гарнизонной службы в г. Дебрецен к 15-му января сосредотачивается 335 полк войск НКВД.

ПРИЛОЖЕНИЕ: карта дислокации частей 65 и 66 дивизий войск НКВД2.

Народный Комиссар
Внутренних Дел Союза ССР
Л.Берия

ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 92. Л. 112. Копия.

___________________
1 Речь идет о Постановлении ГКО № 7163/сс от 18 декабря 1944 г. «Об охране тыла Действующей Красной Армии на территории Восточной Пруссии, Польши, Чехословакии, Венгрии и Румынии». В Постановлении, в частности, говорилось:

«1. Возложить на НКВД СССР организацию охраны тыла и коммуникаций Действующей Красной Армии на территории Восточной Пруссии, Польши, Чехословакии, Венгрии и Румынии.

2. Для осуществления охраны НКО сформировать 6 дивизий по 5000 чел. каждая общей численностью 30000 человек. Каждая дивизия трехполкового состава без артиллерии.

Укомплектование формируемых дивизий личным составом произвести на 50 % из числа ограниченно годных к строевой службе.

[...]

10. Обязать НКВД СССР организацию охраны тыла и коммуникаций Действующей Красной Армии закончить:

на территории Восточной Пруссии, Польши и Чехословакии к 25 января 1945 г.;

на территории Венгрии и Румынии к 25 февраля 1945 года

[...]

Председатель Государственного
комитета обороны
И.Сталин»

(РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 345. Л. 12-13).

2 В деле отсутствует.

131

 


 

 

№ 33

Донесение Л.П.Берии И.В.Сталину и В.М.Молотову
об отправке на работу в СССР немцев, интернированных
на территории Венгрии, Румынии, Чехословакии
и Югославии1

г. Москва

20 января 1945 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

ГОКО - тов. СТАЛИНУ
СНК СССР - тов. МОЛОТОВУ

НКВД СССР докладывает, что по состоянию на 19 января с.г. из Балканских стран в СССР отправлено 67.930 интернированных немцев, из них мужчин 35.350, женщин 32.580.

Из Югославии 10.935 человек, из них мужчин 3.692, женщин 7.243.

Из Венгрии 23.707, из них мужчин 15.098, женщин 8.609.

Из Чехословакии 215, из них мужчин 49, женщин 166.

Из Румынии 33.073, из них мужчин 16.515, женщин 16.558.

Прибыло к месту назначения и разгружено 7.193 человека. Прибывшие распределены: Наркомуглю 6.193 человека, Наркомчермету 1000 человек2.

Народный Комиссар
Внутренних Дел Союза ССР
(Л.Берия)

ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 92. Л. 152. Заверенная копия.

___________________
1 На документе имеется помета: «Сообщение т. Апполонова и Сладкевича по "ВЧ" из Бухареста от 20.1.45 г. Сводка Аркадьева № 3 о ходе перевозок интернир[ованных] немцев с Балкан от 19 янв[аря] 1945 г.».
2 Аналогичные донесения направлялись руководством НКВД СССР «наверх» регулярно. Так, например, 5 января 1945 г. Л.Берия сообщал И.Сталину и В.Молотову об отправке в СССР из Югославии пятью эшелонами 9899 интернированных немцев. «Из этого числа, — говорилось в донесении, — 3 эшелона в количестве 5.700 человек направляются на ст. Горловка для работы на шахтах треста Сталинуголь и 2 эшелона в количестве 3.800 человек направляется для работы на шахтах треста Ворошилову- голь» (ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 92. Л. 44).

 

 

№ 34

Письмо И.В.Сталина Президенту Чехословацкой
Республики Э.Бенешу в связи с событиями
в Закарпатской Украине1

г. Москва 23 января 1945 г.

Уважаемый Президент, господин Бенеш! Сегодня я узнал от товарища Готвальда, что Чехословацкое Правительство испытывает неловкость в связи с событиями в За-

132

 


карпатской Украине, полагая, что Советское Правительство думает односторонне решить вопрос о Закарпатской Украине вопреки договору между нашими странами.

Должен Вам сказать, что если у Вас создалось такое предположение, то это основано на недоразумении.

Советское Правительство не запрещало, и не могло запретить населению Закарпатской Украины выразить свою национальную волю2. Это тем более понятно, что Вы сами мне в Москве говорили о Вашей готовности передать Закарпатскую Украину Советскому Союзу3, при этом, как Вы, должно быть, помните, я не дал тогда на это своего согласия. Но из того, что Советское Правительство не запретило закарпатским украинцам выразить свою волю, ни в коем случае не следует, что Советское Правительство намерено будто бы нарушить договор между нашими странами и односторонне решить вопрос о Закарпатской Украине. Такое предположение было бы оскорбительным для Советского Правительства.

Поскольку вопрос о Закарпатской Украине поставлен самим населением Закарпатской Украины, его, конечно, придется решить. Но этот вопрос может быть решен лишь по соглашению между Чехословакией и Советским Союзом еще до окончания войны с Германией или после окончания войны, когда это найдут целесообразным оба правительства4.

Прошу верить, что у Советского Правительства нет намерения нанести какой-либо ущерб интересам Чехословацкой республики и ее престижу. Наоборот, Советское Правительство полно решимости оказать Чехословацкой республике всяческое содействие в деле ее освобождения и восстановления.

С уважением И.СТАЛИН

АВП РФ. Ф. 06. Оп. 7. П. 51. Д. 820. Л. 1. Копия.

___________________
1 Поверенный в делах СССР в Чехословакии И.А.Чичаев вручил это письмо Э.Бенешу 25 января 1945 г.
2 26 ноября 1944 г. первым съездом Народных комитетов Закарпатской Украины был принят Манифест, где официально от имени народа Закарпатской Украины выдвигалось требование добиться воссоединения с «...великой матерью Советской Украиной и выйти из состава Чехословакии».
3 Вопрос о возможности передачи территории Закарпатской Украины СССР был впервые поставлен Э.Бенешем в сентябре 1939 г. в беседе с советским послом в Великобритании И.М.Майским. На протяжении 1941 и 1942 гг. Бенеш прямо или косвенно подтверждал эту позицию. После беседы с В.М.Молотовым в июне 1942 г., когда Молотов заявил, что СССР признает Чехословакию в домюнхенских границах, вопрос о Закарпатской Украине был временно снят. Однако в июле 1944 г. Бенеш вновь ставит вопрос о Закарпатской Украине перед советскими дипломатами в Лондоне. Он заявляет, что «не будет возражать против присоединения Карпатской Украины к СССР, но хотел бы этот вопрос разрешить после осво-

133

 


бождения всей Чехословакии и переезда правительства в страну» (АВП РФ. Ф. 07. Оп. 5. П. 50. Д. 198. Л. 2-3).
4 В своем ответе И.В.Сталину 29 января 1945 г. Бенеш выразил согласие с этим предложением: «...я совершенно согласен с Вами в том, чтобы этот вопрос был решен лишь по соглашению между Чехословакией и Советским Союзом, "когда это найдут целесообразным оба правительства", как Вы сами формулируете это в своем послании». (АВП РФ. Ф. 06. Оп. 7. П. 51. Д. 820. Л. 4).

 

 

№ 35

Из доклада секретаря ЦК КПЮ Э.Карделя
в Отделе международной информации (ОМИ)
ЦК ВКП(б) о политической ситуации
в Югославии1

г. Москва

5 февраля 1945 г.
СЕКРЕТНО

<...>

II.
Народно-освободительный фронт

Народно-освободительный фронт охватил огромное большинство народных масс Югославии. Он стал величайшей организованной силой, представляющей собой политическую базу нашей народно-освободительной армии и народной власти, которая родилась из народно-освободительной войны. Хотя мы стремились придать Народно-освободительному фронту такие формы организации, которые давали бы возможность охватить более широкие массы, все-таки было необходимым внести и в это движение известную организационную дисциплину, которая давала бы партии возможность укрепить насколько возможно выше революционную демократическую сущность, уже находящуюся в этом движении с самого начала. Теперь во всех деревнях и городах Югославии существуют широкие местные комитеты Народно-освободительного фронта, охватывающие всех тех, которые в той или иной форме выражают свою привязанность к народно-освободительному движению. Каждый комитет имеет свой маленький секретариат, представляющий кадры тех политических активистов, на которых прежде всего наша партия опирается в проведении правильной политической линии. Из этих активистов чаще всего рекрутируются члены партии. Дальше, Народно-освободительный фронт имеет свои районные и окружные комитеты, которые выбираются на конференциях, причем стараются включить в них представителей самых различных политических течений. А в рамках отдельных национальных областей имеется исполнительный комитет Народно-освободительного фронта, являющийся политичес-

134

 


ким руководством отдельных национальностей. Центрального исполнительного органа Народно-освободительного фронта формально пока еще нет. Но это только формальная сторона. Фактическим центральным руководством является Центральный Комитет коммунистической партии Югославии, который осуществляет свою политическую линию, прежде всего через Национальный комитет освобождения Югославии. Вероятно, что после того, как будет сформировано единственное правительство, мы создадим и формально руководство Народно-освободительного фронта Югославии.

Такая система организации одного политического движения, наряду с органами народной власти, показала себя в наших условиях очень полезной. Коммунистическая партия осуществляет свою политическую линию через Фронт. Политические партии, входящие в Народно-освободительный фронт, постепенно теряют свои собственные организации, ибо массы этих партий растворяются и активизируются в единых комитетах Народно-освободительного фронта. Одновременно такая форма дает нам максимальные возможности маневрирования как по отношению к отдельным партиям, так и во внешнеполитических вопросах.

Мы стремимся к тому, чтобы привлечь в Народно-освободительный фронт все те политические группы и партии, не сотрудничавшие с оккупантами. Особенно в Сербии мы целым партийным руководствам предоставляем возможность, чтобы они как таковые входили в Народно-освободительный фронт, чтобы они дальше существовали, но при условии, чтобы они не создавали своих собственных организаций среди масс, а работали в рамках Народно-освободительного фронта в единых комитетах. В последнее время при таких условиях примкнуло несколько групп к Народно-освободительному фронту. Таким образом, центр тяжести борьбы за изоляцию реакционных клик мы переносим в рамки Народно-освободительного фронта, где партия непрерывно становится более мощной, вследствие чего препятствуем реакции разбивать единство народа в вопросе власти и междупартийной борьбы.

Кроме Сербии и Македонии, эта битва уже в основном завоевана во всех остальных областях Югославии. Под руководством партии Народно-освободительный фронт становится все более крепким, укрепляется революционный демократический союз пролетариата с основными массами крестьянства, интеллигенции, на которые наша партия будет иметь возможность опираться и в дальнейшем развитии революции в нашей стране. Поэтому мы уделяем Народно-освободительному фронту максимальную заботу как снизу, укрепляя единственные местные комитеты, так и сверху, углубляя дифференциацию между теми реакционными элементами, которые пытаются опираться на англичан и американцев, и, с другой стороны, теми, которые и в дальнейшем [будут] стоять на позиции сотрудничества с компартией.

135

 


III.
Вопросы власти

Старый югославский государственный аппарат, а также аппарат оккупантов, целиком разрушен за период народно-освободительной борьбы. Ни один орган старой власти не существует. Демократическая революция создала новые органы власти. Народно-освободительные комитеты, которые появились сначала как органы народно-освободительной борьбы, были по существу первыми комитетами Народно-освободительного фронта на освобожденной территории, и они автоматически брали власть, стали органами власти. Им принадлежала вся власть. По форме и своим функциям народно-освободительные комитеты являются не чем иным, как Советами. Это, по существу, является основным как для низовых органов, так и для национальных и центральных органов. Руководство нашей партии обеспечено во всех органах власти от районного народно-освободительного комитета вверх и в большинстве сельских народно-освободительных комитетов. Это является основным для всех западных областей, между тем как в Сербии и Македонии мы сейчас работаем на укрепление этой власти. Разумеется, что процесс еще не окончен, но ситуация в Югославии такова, что развитие не может оставаться на полпути. Внешне-политическая ситуация требует от нас придерживаться теперешних форм на известный период. С другой стороны, нажим масс снизу в таких вопросах, как, например, аграрный вопрос, вопрос церковного имущества и т.д., показывает, что мы в скором будущем должны будем приступить к революционному решению и этих вопросов, что, несомненно, еще более обострит внутриклассовые противоречия. Кроме того, буржуазия, потерявшая свои политические позиции, явно обнаруживает тенденции закрепиться на экономических позициях и с поддержкой заграничных элементов подготовиться к борьбе за власть. В будущем мы, несомненно, должны будем направить свои усилия на разгром этих тенденций буржуазии, на разгром ее экономических позиций, вследствие чего и вопрос развития революции в нашей стране будет ставиться по-новому.

Учитывая внешнеполитическое положение, мы согласились пойти на некоторые концессии по вопросу регентства и создания правительства со стороны этого регентства. В этом смысле заключено соглашение с Шубашичем. Смысл этого соглашения в том, чтобы формально, законным путем, т.е. в согласии со старой конституцией, прийти к ликвидации монархии в Югославии. Таким образом, мы до крайности сделали все, чтобы уменьшить возможность интервенции иностранных империалистов в нашей стране. Но с другой стороны, как временное правительство, так и конституанта 2 будут полностью в наших руках, это будет средством нашего внутреннего укрепления, чтобы после этого мы могли начать новые наступления и новые удары против внутренней реакции. Кроме того, мы имеем в виду необходимость не обострять по во-

136

 


просу Югославии противоречия между Советским Союзом и империалистическими странами. Поэтому мы замедляем внутренние революционные процессы внутри страны более, чем это было бы нужно, учитывая объективное положение в стране...3

V.
Вопросы нашей внешней политики

В течение последних месяцев наше внешнее политическое положение порядочно поправилось, особенно если сравнивать с положением в ноябре и декабре, когда английское и американское правительства на базисе самых различных вопросов очень жестко нажимали на нас. Считаем, что облегчению этого нажима способствовало прежде всего положение в Греции и ситуация на восточном фронте. Мы стараемся идти в ногу с англичанами и американцами до крайних возможных границ и предоставить с нашим вопросом возможно меньше трудностей Советскому Союзу. Когда будет создано новое правительство, и поскольку оно будет признано со стороны Америки и Англии, постольку наше положение будет более крепким, и мы будем иметь возможность предпринимать некоторые более смелые шаги в нашей внутренней политике.

Что касается перспектив, мы считаем необходимым, чтобы Югославия теснее связывалась с Болгарией и Албанией, а также с Австрией и Венгрией, если политические процессы в этих странах будут развиваться в таком направлении, которое сделало бы возможным такую связь.

Что касается Болгарии, мы считали необходимым осуществить насколько возможно скорее федерацию с Болгарией. Считаем, что в теперешней ситуации конфедерация не была бы самой удобной формой объединения Болгарии с Югославией, а именно вследствие внутренних политических причин. В борьбе против нас реакция в Хорватии и в Словении выступает в последнее время как раз с лозунгом конфедерации южнославянских народов, а не федерации. Объединение с Болгарией в форме конфедерации усилило бы такие тенденции как в Хорватии, так и в Словении и привело бы к ослаблению связи между нашими народами в Югославии. Поэтому считаем, что, поскольку в самой Болгарии еще не созрели внешнеполитические и внутренние политические условия для объединения в форме федерации, будет лучше поступать так, чтобы создать крепкий братский союз, осуществить взаимную помощь во всех областях и так посредством ежедневного сотрудничества практически создать все политические, экономические и моральные условия для будущего объединения в форме федерации.

Почти одинаково обстоит дело с Албанией, где внутренние политические условия уже совсем созрели для объединения, и Албания сама под руководством коммунистической партии не имеет Другого выхода, кроме того, чтобы самым тесным образом опереться на Югославию. Но поскольку внешнеполитические условия не являются удобными для объединения, мы договорились с Алба-

137

 


нией, чтобы заключить с ней пакт о взаимной помощи, который должен быть подписан в самое короткое время.

В Австрии внутренние политические процессы развиваются очень благоприятно. Правда, активизация австрийских масс в борьбе против Гитлера развивается очень медленно, но в развивающемся движении отпора против Гитлера пользуется преобладающим влиянием коммунистическая партия или австрийский освободительный фронт. Поскольку английская и американская интервенция не будет препятствовать нормальному развитию, можно почти без всяких сомнений ждать, что громадное большинство австрийского народа пойдет за освободительным фронтом. С такой Австрией Югославия могла бы связаться самым теснейшим образом и получить громадную пользу от ее промышленности. Представителям Центрального Комитета коммунистической партии Австрии мы помогаем во всех отношениях.

VI.
Заключение

Учитывая вышеприведенные факты, нам необходимо следующее:

1. Самый тесный контакт с Москвой для консультации по всем вопросам нашей внешней и внутренней политики.

2.  Сколько возможно больше технической литературы, материалов, лекций и т.д. по всем вопросам государственного строительства.

3. По возможности советников по отдельным линиям государственного строительства.

4.  Возможность отправки наших делегаций из разных областей деятельности (например, педагогов, юристов, агрономов и т.д.) в Советский Союз для краткосрочного пребывания с целью изучения советского строя.

5. Побольше материалов, лекций, программ и т.д. для воспитания наших партийных кадров.

6. Побольше разных пропагандистских материалов из Советского Союза (фильмов и т.д.).

7. Ваше мнение по вопросам нашей внутренней политики и о перспективе развития.

Э.Кардэль4

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 777. Л. 127-131, 135-137. Подлинник.

___________________
1 К документу прилагается сопроводительное письмо от 17 февраля 1945 г. В.Мошетова Г.Димитрову, в котором говорится: «При этом представляю краткий доклад т. Карделя о политической ситуации в Югославии после освобождения Сербии.

Прошу Вашего указания о возможности использования отдельных положений из этого доклада в справке, готовящейся к печати в очередной номер бюллетеня Бюро информации. В.Мошетов. 17 февраля 1945 г.». На письме имеется резолюция: «Послать с препроводительным письмом

138

 


т. Сталину, т. Молотову, т. Маленкову, т. Щербакову, т. Вышинскому. 2.2.45. Г.Д[имитров]».
2 Конституанта — Учредительная скупщина, которой предстояло решить вопрос об «окончательном внутреннем устройстве» Югославии.
3 Опущены разделы доклада, содержащие общий политический обзор положения в стране и характеристику состояния экономики.
4 Так в тексте. Правильно: Э.Кардель.

 

 

№ 36

Письмо болгарского писателя руководителя Дирекции
радиовещания Болгарии О.Василева Г.М.Димитрову
о необходимости широкого привлечения советских
специалистов к экономическому и культурному
строительству в Болгарии1

г. София—Москва

10 февраля 1945 г.
СОВ. СЕКРЕТНО
Перевод с болгарского

Товарищу ДИМИТРОВУ

Нынешнее положение Болгарии во многом сходно с положением, в которое она попала непосредственно после первого своего освобождения. Она стоит перед необходимостью перестроить свою жизнь во всех областях. Если бы это переустройство было чисто советским, то нам было бы во много раз легче, так как мы восприняли бы выработанные уже Советским Союзом формы работы, использовали бы, так сказать, готовый колоссальный общественный и государственный опыт. Наше переустройство на советской основе могло бы совершиться быстро еще и потому, что мы могли бы использовать во всех отраслях присланных к нам советских специалистов.

Сегодняшняя международная обстановка, однако, не позволяет, чтобы процесс нашего переустройства пошел по самому легкому пути. Переустройство должно совершиться на более неопределенной, более неясной, промежуточной, компромиссной основе демократизма, при этом и реформы будут все такие же средние, промежуточные и с не очень ярко очерченными формами. А как раз для таких преобразований отсутствует и пример, и опыт, и подготовленные кадры. Поэтому и бремя ответственных лиц — партийных и работающих в государственном строительстве — еще больше. Именно это положение требует чрезвычайной бдительности, предосторожности, конкретного подхода и большого напряжения.

Что должны мы делать внутри страны, могло бы быть предметом другой докладной записки. В этой своей записке я хочу оста-

139

 


новиться только на том, что могло бы быть сделано со стороны различных органов советского государства.

Имея в виду всегда особую международную обстановку и невозможность для СССР вмешиваться открыто в наши внутренние дела, я все же считаю, что во многих и многих отношениях, многими и многими путями нам могла бы быть и должна быть оказана помощь, потому что без этой помощи мы потеряем позиции, которые позже трудно будет завоевать, особенно если пропустить начальный период, когда советские войска еще находятся в Болгарии.

К Союзной Контрольной Комиссии или под какой-либо другой формой в Болгарию должно быть послано гораздо больше советских специалистов из всех отраслей государственной, общественной и культурной деятельности. Подчеркиваю: должны быть посланы не только партийные работники, а именно знатоки государственных работ в полном смысле этого слова.

Например: такая помощь должна быть оказана министерству финансов. Нельзя предоставить такую важную область только одному министру, в особенности, когда он не наш2, а даже если он и наш. В министерстве остались все те же фашизированные специалисты, которые по старому способу вырабатывают и бюджеты, и распоряжения, и налоговую систему, и валютную политику, банковое дело, организуют народные займы, при этом непрерывно повторяют, что стоимость лева понижается, что мы идем к инфляции, что сбор помощи расстраивает выплату налогов. Они сбивают с толку остальных министров своим «тонким» знанием вещей, именно тем, что они специалисты и пр. Один опытный набитый 3 советский глаз нашел бы пути для применения советского опыта к нам. *А в какой форме должна проявиться помощь советского специалиста, чтобы не создалось впечатления о вмешательстве во внутренние дела, — это вопрос деталей*4.

Министерство торговли. В сложной обстановке отечественнофронтовской Болгарии область торговли будет областью, в которой фашизм постарается дать нам бой средствами, силу которых мы недостаточно знаем и владеем. В особенности, когда границы будут открыты и в страну хлынет с полным требованием равноправия английский, американский и вообще международный капитал. Именно тогда породятся возможности антисоветской деятельности и международных осложнений. А в большой степени этого можно было бы избежать, если еще теперь быстро использовать благоприятную обстановку, чтобы подготовить путем нового законодательства и путем договоров и пр. овладение рядом новых позиций. Немыслимо организовать область внутренней и внешней торговли только своими силами, внутрипартийными или силами болгарских специалистов. Я остановлюсь в нескольких словах на вопросе о «хозяйственной милиции». Существует такой отдел в дирекции милиции. Значение «хозяйственной милиции» все еще не вполне осознано, и еще менее принимаются действительные меры для того, чтобы полностью организовать ее. В этот переходный период

140

 


роль экономической милиции значительна. Она должна раскрывать махинации противника во всех областях хозяйственной и финансовой деятельности. Она должна следить за игрой валют, за борьбой со спекуляцией, за повышением цен, она должна быть вообще всесторонним органом надзора в одной системе, которая сохраняет старую форму, тогда как существенно меняет свое содержание. При будущей международной хозяйственной и торговой борьбе она также будет играть значительную роль, а она остается любительским «партизанским» учреждением. В ней собран десяток хороших парней, на некоторые места поставлены бывшие партизаны, именно потому что они герои, хотя вполне очевидно, что наряду с героизмом в хозяйственной милиции необходимо основательное знание хозяйственных законов, хозяйственной действительности, приемов грабежа, торговли, финансов, банкового дела, счетоводных операций и пр., и пр. Вот и здесь помощь советского специалиста была бы чрезвычайно полезна.

В области промышленности — также.
В области кооперации — также.
В области здравоохранения — также.
В области земледелия — также.
В области правосудия — также, вообще в области законодательства и кодификационной комиссии. Ежедневно через министерский совет5 проходит ряд законов, которые затрагивают всю нашу жизнь. Один опытный человек, который знал бы эту область, был бы незаменимо полезен.

А в области просвещения?

Я наблюдаю, как месяцами подряд наши педагоги и просветительные деятели6 мечутся из стороны в сторону и все же не нашли еще нужные методы переустройства нашей учебной системы, а от ее переустройства зависит в большой степени завоевание народа и молодежи. По радио надо было начать курсы для учителей, вопрос об учебниках, вопрос о новых методах, вопрос об изучении русского языка, вопрос об организации самодеятельности учащихся, вопрос о взаимоотношениях между родителями и учителями, между учениками, родителями и учителями — как много помог бы советский просвещенный деятель!

В области культурного строительства — также.

Здесь в Советском Союзе все писательские и другие союзы находятся на службе государства. На них возложены самые ответственные задачи, они имеют свои предприятия и пр. Дело поставлено так, что все втянуты в работу, и такую работу, которая направляется и руководится с учетом задач момента. И у нас можно легко сделать то же самое, но нам не хватает опыта. Мы просто не знаем, как все организовано здесь, хотя и в наших союзах могут быть секции, они могут иметь предприятия, хотя министерский совет и не отказал бы нам поставить на голосование соответствующий закон.

Если бы приехали и побывали среди нас специалисты — организаторы — деятели Союза советских писателей, художников, ар-

141

 


тистов, работников кино, архитекторов, журналистов, музыкантов и композиторов, они бы нам чрезвычайно помогли. Речь идет не о писателях, которые бы нам что-нибудь прочли, или об артистах, которые бы нам что-нибудь спели, а об организаторах, политических деятелях, государственных деятелях.

Для радиофикации Болгарии нужно выслать туда комиссию в составе самых лучших специалистов, которые на месте изучили бы, что нужно сделать, и заключили бы договоры, чтобы сохранить сферу влияния, «концессии».

Другая техническая бригада должна изучить состояние нашей техники вообще, ее нужды, потребности в запасных частях, изучить, какими путями сможет пойти постепенный перевод техники на советской технической базе7. Немцы доставляли нам машины, но не доставляли нам большое количество запасных частей, именно для того, чтобы держать нас в зависимости. Я не буду распространяться больше, ибо нахожу, что вопрос совершенно ясен.

Советские режиссеры должны помочь обновлению болгарского театра. Советские кинорежиссеры и сценаристы должны помочь созданию болгарского фильма — этим будет втянута и вся наша творческая интеллигенция.

Советские музыковеды должны изучать болгарскую музыку, дать нам свою, а все вышеперечисленные деятели должны помочь нам в идеологическом просветлении докладами, беседами и разговорами.

Вообще должно измениться то отношение, которое я успел заметить, что существует в некоторой степени: незнание нашей действительности в ряде советских учреждений, даже в тех, которых имеют прямую обязанность хорошо нас знать. Недооценивается положение Болгарии как середины Балкан и ее прекрасные условия, которые должны быть использованы. Но когда я ставил где-либо вопросы, как следует, деятели, с которыми я разговаривал, прекрасно политически подготовленные, — сразу меня понимали и предпринимали меры. Однако речь идет не об однократном оказании помощи, а путем систематической помощи, о помощи при мобилизации наших собственных внутренних сил.

Вы мне простите мое, может быть, ошибочное, мнение, но я его выскажу откровенно: недостаточно возвратить из СССР всех наших партийных деятелей, — они сразу нагружают себя работой, делают многое, но все же, по-моему, они жили преимущественно не государственной, а партийной жизнью, поэтому я прошу наряду с ними присылать советских государственных деятелей.

Необходимо вообще создать у нас в Болгарии более широкий, всесторонний центр с единым руководством и точно установленными практическими задачами. Он будет находиться в дипломатической среде, но не будет покрываться ее работой8.

Необходимо прислать в Москву на некоторое время людей из различных областей нашего строительства — государственного и культурного, чтобы они прошли определенный стаж, следя за оп-

142

 


ределенными проблемами, и сразу после ознакомления вернулись обратно.

Нужно послать людей всюду: для устройства спортивных организаций, устройства детских садов, начальных училищ, гимназий, университетов, институтов, музея революции и музеев отдельных писателей, иначе мы вынуждены «открывать постоянно Америку».

Этот обмен должен совершиться, чтобы больше не существовало такое положение, как в ВОКС'е, где заведующий Балканского отдела не знает ни одного балканского языка, не видел ни одной балканской страны, и референты отдельных стран приблизительно в том же положении.

Подобное положение существует и в Радиокомитете. Передачи проводятся без учета того, слушает их кто-либо или нет.

Все у нас рассчитывают, что СССР поможет.

СССР, на самом деле, может помочь, если мы найдем способы, какими просить эту помощь.

Прошу меня выслушать по всем этим вопросам, если найдете необходимым. Не имею времени обо всем написать, а есть, что добавить.

Ваш преданный Орлин Василев
Перевела Димитрова

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 758. Л. 21-26. Подлинник.

___________________
1 На письме имеется резолюция: «т. Баранову. Следовало бы продумать, что можно было бы предпринять конкретно по поводу этих вопросов. Г.Д[имитров]. 15.2.45 г.». 14 марта 1945 г. Г.Димитров направил заведующему Управлением пропаганды ЦК ВКП(б) Г.Александрову письмо Василева с сопроводительной запиской следующего содержания: «Товарищу Александрову. Посылаю Вам приложенную к сему докладную записку болгарского писателя-коммуниста Орлина Васильева (так в тексте. — Ред.), который недавно пробыл некоторое время в Москве.

Очень прошу обратить внимание на его соображения и предложения, часть которых считаю очень уместными, и принять соответствующие меры по линии пропаганды ЦК ВКП(б), которые Вы считали бы целесообразными. Г.Димитров» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 758. Л. 39).

Письму О.Василева был дан ход. В специально подготовленной Л.Барановым справке от 5 июля 1945 г. говорилось, что «по целому ряду пунктов письма т. Орлина Васильева (так в тексте. — Ред.) проведены мероприятия Управлением пропаганды ЦК ВКП(б)...». Судя по справке, Баранов подготовил проект соответствующего письма на имя В.Молотова и Г.Маленкова, по-видимому, с конкретными предложениями. Проект был направлен для подписи Александрову. «Тов. Александров письмо не подписал, — отмечалось в справке, — но, как он мне сообщил, говорил устно с тт. Маленковым и Димитровым ... Работники искусств посетили и будут, видимо, впредь посещать Болгарию. В свою очередь, приезжали и приезжают из Болгарии товарищи для ознакомления с различными областями культуры и народного хозяйства СССР. Вопросы об их приезде, а равно и о поездке делегаций из СССР в Болгарию, в каждом отдельном случае решаются в ЦК по нашему представлению. Общего собрания провести не Удалось, но по отдельным вопросам договаривались с отдельными ведомствами и организациями».

143

 


Ознакомившийся со справкой, Г.Димитров наложил на нее следующую резолюцию: «т. Баранову. Просьба следить и в дальнейшем для возможное культурное и другое обслуживание (так в тексте. — Ред.) болгарских товарищей. Г.Димитров. 6.7.45 г.» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 758. Л. 37).
2 В первом правительстве Отечественного фронта (ОФ) пост министра финансов занимал П.Стоянов, представлявший т.н. «независимых» интеллектуалов.
3 Так в тексте, болгаризм. Следует читать: наметанный.
4 Напротив фразы, помеченной *—*, слева на полях документа Г.Димитровым отчеркнута вертикальная линия.
5 Так в тексте, болгаризм. Правильно: Совет министров.
6 Так в тексте.
7 Так в тексте.
8 Так в тексте.

№ 37

Постановление ГКО о мерах по оказанию помощи
югославской армии в целях превращения ее в регулярную1

г. Москва

10 февраля 1945 г.
СОВ. СЕКРЕТНО
ОСОБОЙ ВАЖНОСТИ

Постановление № ГОКО — 7527/сс-ов

от 10 февраля 1945 г.

Москва, Кремль

В целях оказания помощи Национальному комитету освобождения Югославии и реорганизации, вооружении армии и превращения ее в регулярную Государственный Комитет Обороны постановляет:

1. Отпустить 15000 винтовок для довооружения до 9000 состава 10 стрелковых дивизий, ранее получивших наше вооружение из расчета на 7500 человек.* Всего винтовок отпустить 89165, из них: винтовок снайперских 4240, винтовок самозарядных (автоматических) 15000, карабинов образца 1938 года 69175, карабинов образца 1944 года — 750.*2

2. Отпустить вооружение, автотранспорт и другое имущество, согласно прилагаемым расчетам:

а) для 20 стрелковых дивизий 6000 состава в сроки:

на 10 стрелковых дивизий — к 1 мая с.г.,

на 10 стрелковых дивизий — к 1 ноября с.г.

б) для 3 артиллерийских бригад, согласно прилагаемому расчету, в сроки:

на одну бригаду — к 1 мая с.г.;

на одну бригаду — к 1 августа с.г. и

на одну бригаду — к 1 ноября с.г.

144

 


Для подготовки личного состава артиллерийских бригад отпустить в феврале месяце с.г. в счет вооружения, выделяемого для первой бригады, по два орудия каждого типа;

в) для трех армейских инженерных и одного понтонного батальонов — к 15 мая с.г.;

г) для четырех полков связи, шести линейных батальонов связи, девяти кабельно-шестовых рот, одной телеграфно-строительной и одной телеграфно-эксплуатационной рот — 1 июня с.г.;

д) для трех автомобильных батальонов в сроки:

для одного батальона — к 1 мая с.г.,

для одного батальона — к 1 августа с.г.,

для одного батальона — [к] 1 ноября с.г.

3. Отпустить танки, вооружение, автотранспорт для двух танковых бригад в сроки:

для одной бригады, формируемой в г. Тула, — в феврале с.г.;

для одной танковой бригады — к 15 июня с.г.

4. Отпустить в течение 1945 года самолеты, вооружение и другое имущество, согласно прилагаемому расчету на формирование:

а) одной смешанной авиадивизии трехполкового состава, с включением в ее состав сформированных на территории СССР одного истребительного и одного штурмового авиаполков;

б) одной транспортной авиадивизии;

в) одной летной школы, численностью курсантов:

летчиков — 360 человек;

летчиков-наблюдателей — 60 -"-;

стрелков-радистов — 60 -"-;

воздушных стрелков — 120 -"-;

курсантов первоначального обучения — 180 человек, в срок до 1 июля с.г.;

г) одной школы механиков численностью 720 курсантов, в срок до 1 июля с.г.;

д) одной школы младших авиаспециалистов численностью 400 человек-курсантов — в срок до 1 июля с.г.;

е) одного инженерно-аэродромного батальона в срок до 1 мая с.г.;

ж) одной авторемонтной и одной авиационной мастерских в срок до 1 мая с.г.;

з) для 10 отдельных рот связи — к 1 июня с.г.;

и) автомашины для доукомплектования пяти батальонов аэродромного обслуживания — к 1 августа с.г.;

к) авиационное имущество и материалы для текущей эксплуатации самолетов в 15 % норме, а по моторам в 50 % норме от табельной потребности;

л) 1000 комплектов обмундирования и снаряжения для летчиков.

5. Отпустить, согласно прилагаемым расчетам, учебное вооружение и имущество в течение 1945 года:

а) для десяти пехотных школ подготовки офицеров с численностью переменного состава по 1000 человек каждая;

145

 


б) для одной пехотной офицерской школы с численностью переменного состава 2000 человек;

в) для одних курсов усовершенствования старших и высших офицеров численностью 500 человек переменного состава;

г) для десяти артиллерийских школ и учебных центров с обшей численностью 1500 человек переменного состава;

д) для одного инженерного училища численностью 1000 человек курсантов;

е) для одного училища связи численностью 1200 человек курсантов;

ж) для одного танкового учебного центра с численностью переменного состава 100 человек;

з) для пяти запасных бригад численностью по 6000 (чел.) в каждой.

6. Отпустить до 1 августа для текущего довольствия и снабжения:

а) обмундирования — 50000 комплектов;

б) обуви — 50000 пар;

в) боеприпасов — 2 боекомплекта на отпускаемые по настоящему постановлению виды оружия;

г) автобензина на 6 месяцев — 18000 тонн, по 3000 [тонн] в месяц;

д) смазочных материалов на 6 месяцев — 900 тонн, по 150 тонн в месяц;

е) нефти для дизелей на 6 месяцев — 6000 тонн, по 1000 тонн в месяц;

ж) мазута на 6 месяцев — 1500 тонн, по 250 тонн в месяц;

з) моторного масла на 6 месяцев — 600 тонн — по 100 тонн в месяц;

и) запасные части для автомашин, согласно прилагаемой ведомости.

7. Предоставить Народно-освободительной армии Югославии возможность направить в течение 1945 г. в военно-учебные заведения Красной Армии для подготовки:

а) в военные училища

пехотные 500 человек
артиллерийские 200 - " -
инженерные 50 - " -
кавалерийские 30 - " -
танковые 50 - " -
училища связи 100 - " -
медицинские 70 - " -
Итого: 1000 человек

б) на курсы усовершенствования офицеров

пехотные 50 человек
артиллерийские 40 -"-
инженерные 10 -"-
кавалерийские 5 -"-
связи 15 -"-

146

 


танковые 10 -"-
медицинские 30 -"-
политсостава 50 -"-
Итого: 210 человек

в) в военные училища ВВС

рядовых летчиков 350 человек
офицеров летчиков 30 -"-
младшего технического состава 800 -"-
офицеров технического состава 150 -"-

г) в военные академии ВВС

инженеров 30 человек3

8. Обязать Начальника Главного Управления Кадров Красной Армии т. Голикова и др. начальников управлений и родов войск НКО выделить для НОАЮ в штабы, соединения, части и военно- учебные заведения 111 советников и инструкторов, согласно прилагаемому расчету.

Поставить аппарату советников и инструкторов задачу оказания помощи НОАЮ в реорганизации штабов, соединений и частей, в обучении армии и, главным образом, ее офицерских кадров, на основе опыта современной войны, применительно к особенностям Югославии и ее театру военных действий.

9. Утвердить положение об аппарате советников и инструкторов в НОАЮ (см. приложение № 15).

10. Обязать Народного Комиссара Военно-Морского Флота тов. Кузнецова:

а) принять для обучения югославов в военно-морских учебных заведениях в количестве:

морских офицеров — 16
унтер-офицеров — 60
курсантов — 10

б) помочь югославскому речному флоту в тралении мин на Дунае тралами Наркомвоенморфлота;

в) оказать помощь литературой по технике и тактике флота, а также в оборудовании учебными пособиями кабинетов военно- морского училища Югославии.

11. Обязать начальников родов войск КА и Начальников Главных Управлений НКО выделять по заявкам Начальника Управления Спецзаданий Генерального Штаба КА необходимые уставы, наставления, инструкции, литературу, топографические карты и учебные пособия для НОАЮ.

12. Обязать Генеральный Штаб КА оказать помощь Верховному Штабу НОАЮ в разработке штатов и табелей для формируемых штабов, соединений и частей.

13. Обязать Начальника ГАУ КА тов. Яковлева помочь в организации одной мастерской по ремонту артиллерийского и стрелково-минометного вооружения. Выделить для этого и послать на время необходимых инструкторов.

147

 


Приложение:

Ведомости на отпускаемое вооружение, танки, самолеты, автомобили, имущество связи, инженерное, химическое, политпросвет, санитарное и ветеринарное имущество №№ 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 144.

2. Расчет инструкторов.

3. Положение о советниках.

4. Штатные расчеты стрелковых дивизий 9000 и 6000 состава и артбригады РГК5.

Председатель Государственного
Комитета Обороны
И.Сталин

Приложение № 15

Положение о советских военных советниках
и инструкторах в Народно-освободительной армии
Югославии (НОАЮ) 6

1. Генералы и офицеры Красной Армии направляются в НОАЮ в качестве советников и инструкторов по просьбе Национального комитета освобождения Югославии.

2. На советников и инструкторов НОАЮ возлагается задача оказания помощи югославскому военному командованию в вопросах организации вооруженных сил НОАЮ, а также в подготовке и обучении армии и, главным образом, ее офицерских кадров, на основе опыта современной войны, применительно к особенностям Югославии и ее театру военных действий.

3. Советники и инструктора в отношении личного состава НОАЮ никакими административными правами не пользуются.

Основным методом работы советников и инструкторов в осуществлении задач, изложенных в пункте 2, является оказание повседневной помощи командиру или начальнику НОАЮ (при котором состоит советник или инструктор) во всех вопросах жизни и деятельности части, соединения и учреждения.

В своей практической деятельности советники и инструктора не допускают элементов подмены командования НОАЮ в его административной деятельности.

Каждый советник и инструктор в своей практической работе должен установить полное взаимное понимание и тесный контакт, способствующий росту и укреплению югославской армии.

4.  Все советники и инструктора в НОАЮ остаются на действительной военной службе в Красной Армии, сохраняют все права и преимущества, установленные соответственно для генералов и офицеров Красной Армии, и носят форму и знаки различия, присвоенные им в Красной Армии.

5. Материальное обеспечение:

а) вещевое довольствие для аппарата советников, инструкторов и административно-технического персонала отпускается по нор-

148

 


мам и срокам, установленным в Красной Армии. При отъезде в НОАЮ им выдается новый комплект обмундирования вне зависимости от выданного ранее. Этот комплект состоит из повседневной и парадной формы улучшенного качества.

Отпуск предметов вещевого довольствия осуществляется Начальником Тыла Красной Армии по заявкам Управления Специальных заданий Генерального Штаба Красной Армии;

б) денежное довольствие личному составу аппарата военных советников, инструкторов и административно-технического персонала выплачивается за счет сметы НКО Союза ССР.

За личным составом аппарата военных советников, инструкторов и административно-технического персонала на все время правительственной командировки сохраняются размеры денежного содержания (основной оклад, в том числе и гвардейский, и процентная надбавка за выслугу лет), получаемые по ранее занимаемой должности.

За семьями генералов и офицеров аппарата советников и инструкторов сохраняется литерное питание (обеденная карточка и абонемент на сухой паек), которое получал глава семьи до убытия в правительственную командировку;

в) табельное вооружение и боеприпасы аппарату военных советников, инструкторов и административно-технического состава выдается Начальником Главного Артиллерийского Управления Красной Армии по заявкам Управления Специальных заданий Генерального Штаба Красной Армии;

г) питание, квартиры и коммунальные услуги для всего личного состава советников, инструкторов и административно-технического персонала обеспечиваются Югославским Правительством бесплатно.

Приложение № 16

Расчет на выделение инструкторов для частей
и учреждений Народно-освободительной армии Югославии

Наименование частей и учреждений Количество инструкторов Примечание
На Управления Военного Министерства и Генеральный Штаб 36 При начальниках управлений и отделов по 1 ч.
На 3 полевые управления армии 15 На каждое управление армии — по 5 человек
На 3 артиллерийские бригады РГК 3 При командире бригады 1 чел. = 3 чел.
На 4 полка связи 4 При командире полка связи — 1 чел. = 4 чел.

149

 


Наименование частей и учреждений Количество инструкторов Примечание
На 1 смешанную авиадивизию 4 При командире авиадивизии 1 чел., при командире авиаполка — 1 чел. = 3 чел.
На пехотные училища 20
На 1 транспортную авиадивизию 1 При командире авиадивизии 1 чел.
На 1 школу летчиков 15 По отраслям специальных классов
На 1 школу авиамехаников 5 То же
На 1 школу младших авиаспециалистов 5 То же
На 1 авиационную и 1 авторемонтную мастерские 2
На Управление ВВС НОАЮ 1
Итого: 111 (человек)

 

РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 451. Л. 111-117, 162-164, 165, 173. Подлинник.

___________________
1 Проект постановления направлен 4 февраля 1945 г. И.Сталину Н.Булганиным и А.Антоновым (Л. 174). На постановлении в левом верхнем углу имеется резолюция красным карандашом: «т. Булганину. Поправку о винтовках внести в текст постановления. И.Сталин». В приложенной к постановлению «ведомости вооружения и автотранспорта» (Л. 175) Сталин красным карандашом внес поправку в число автоматических винтовок, отпускаемых югославам: вместо предполагавшихся 49130 шт. — 15000. Здесь же имеется его резолюция: «т. Булганину. Сократить количество самозарядных (автоматических) винтовок до 15000 и соответственно увеличить количество винтовок и карабинов. Во всем остальном согласен. И.Сталин».

Постановление разослано Н.Булганину, А.Василевскому (все); Яковлеву (ГАУ), Воробьеву (ГВИУ), Пересыпкину, Хрулеву, Федоренко, Новикову (ВВС), Кормилицыну, Голикову, Кузнецову (НКВМФ), Щербакову, Аборенкову, Смирнову (НКО) — соот[ветственно].
2 Текст, отмеченный *—*, внесен синими чернилами с учетом замечаний Сталина.
3 Советская сторона активно содействовала подготовке военных кадров и для других стран Восточной Европы. Так, постановление ГКО от 21 февраля 1945 г., касавшееся помощи вооружением Войску Польскому,

150

 


предусматривало помимо прочего, принятие 215 военнослужащих Войска Польского в военные академии и на курсы усовершенствования командного состава Красной Армии, в том числе: в Высшую Академию им. Ворошилова — 5 чел., в Академию им. Фрунзе — 60 чел., в Артиллерийскую Академию им. Дзержинского — 20 чел., в Мотомехакадемию им. Сталина — 40 чел., в Военно-инженерную Академию — 20 чел., в Академию связи — 20 чел., в Академию химической защиты — 20 чел., на артиллерийские курсы усовершенствования — 30 чел. (РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 453. Л. 99).
4 Не публикуется.
5 Не публикуется.
6 Аналогичные положения принимались и в отношении военных советников и инструкторов, направлявшихся в армии других стран Восточной Европы. Общим в этих документах являлась констатация того факта, что основой для командирования советских офицеров являлась просьба соответствующей стороны, что советские офицеры не наделялись административными правами и не могли подменять национальные кадры. Особое внимание обращалось на установление взаимопонимания и тесного контакта с личным составом и командирами частей и соединений. Одинаково формулировались условия материального обеспечения офицеров-советников и инструкторов, считавшихся убывшими в «правительственную командировку».

Некоторые различия заключались в формулировании задач, которые ставились перед офицерами. Так, например, в «Положении о советских офицерах-инструкторах в Болгарской армии» (принято 11 марта 1945 г.) указывалось: «На офицеров-инструкторов возлагается задача оказания помощи командованию частей и соединений Болгарской армии в вопросах подготовки и обучения личного состава и, главным образом, офицерских кадров, по применению и использованию отпускаемого Болгарской армии советского вооружения» (РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 460. Л. 151). В «Положении о советских офицерах-инструкторах в Чехословацкой армии» (13 апреля 1945 г.) формулировалась также задача «оказания помощи командованию военных училищ чехословацкой армии в подготовке и обучении курсантского состава» (Там же. Д. 478. Л. 19).

 

 

№ 38

Письмо военнопленных генералов румынской армии
И.В.Сталину с выражением поддержки программы
Национально-демократического фронта (НДФ)
и просьбой об образовании филиала Общества румынских
военнопленных для усиления связи с СССР 1

12 февраля 1945 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

Господин МАРШАЛ СТАЛИН.

Мы, нижеподписавшиеся румынские военнопленные генералы в СССР, с глубоким уважением просим Вас соизволить разрешить скорейшее образование филиала «Общества румынских военнопленных для усиления связи с СССР», о котором мы про-

151

 


сили протоколом, составленным 2 января 1945 года и представленным уважаемому Правительству СССР.

Тяжелая политическая обстановка, переживаемая в настоящее время нашей страной, а также экономический хаос, к которому мы скользим, — настоятельно требуют как можно быстрее создать это общество и поставить перед ним главной и непосредственной целью осуществление правительственной программы, выработанной Национально-демократическим фронтом.

Полностью присоединяясь к мероприятиям и реформам, изложенным в этой программе, воодушевленные реальным и горячим пониманием нужд страны в настоящий момент, мы берем на себя обязательство приложить все усилия к тому, чтобы:

—  Объединить в обществе в качестве членов всех румынских военнопленных, находящихся в СССР.

—  Разъяснить им, что единственный путь для вывода страны из тяжелого положения, в котором она находится, это — безусловная поддержка Национально-демократического фронта с целью, чтобы он как можно скорее стал у руководства страной и, таким образом, мог осуществить свою благотворную программу.

—  Сделать из общества боевой орган Национально-демократического фронта, члены которого по возвращении в страну перейдут к действиям решительно и до конца на стороне Национально-демократического фронта.

Заверяя Вас в искренности чувств, на которых основывается кампания, которую мы предполагаем начать, а также в твердой решимости, с которой мы намерены сотрудничать с истинными сынами родины, объединившимися в Национально-демократическом фронте для спасения отечества и укрепления связей с СССР, мы просим Вас, господин Маршал, благоволить принять нашу особую благодарность и в то же время нашу теплую признательность за Ваше разрешение, которое мы ждем с нетерпением.

Корпусной генерал (ЛАСКАР Михаил)
Дивизионный генерал (МАЗАРИНИ Николае)
генерал (НЕДЕЛЯ Саву)
генерал (ТРАЯН Станеску)
генерал (Р.ДМИТРИУ)
генерал (БРАТЕСКУ К.)

12 февраля 1945 г.

ГА РФ Ф. 9401. Оп. 2. Д. 93. Л. 192—193. Заверенная копия.

___________________
1 27 февраля 1945 г. Л.Берия переслал полученное его ведомством письмо И.Сталину, а копию — В.Молотову. В сопроводительной записке указывалось: «Одновременно военнопленные генералы подали личные заявления о своем присоединении к программе Национально-демократического фронта и просят переслать эти заявления в Румынию» (ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 93. Л. 191).

152

 


 

 

№ 39

Постановление ГКО о советско-польской границе,
функциях польской администрации, обязанностях
оперативно-чекистских групп и войск НКВД
на территории Польши, командировании советников
в Министерства общественной безопасности
и общественной администрации и др. 1

г. Москва

20 февраля 1945 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

Постановление № ГОКО 7558 сс

от 20 февраля 1945 г.

Москва, Кремль

Вопросы Польши

Государственный Комитет Обороны постановляет:

1.  Впредь до окончательного определения западных и северных границ Польши на будущей Мирной конференции западную границу Польши следует считать по линии западнее СВИНЕМЮНДЕ до реки ОДЕР, с оставлением города ШТЕТТИНА на стороне Польши, далее вверх по течению реки ОДЕР до устья реки НЕЙСЕ (западной) и отсюда по реке НЕЙСЕ (западной) до Чехословацкой границы. Северную часть территории Восточной Пруссии по линии от Советской границы, севернее населенного пункта ВИТАЙНЫ, далее севернее ГОЛЬДАП, на НОРДЕНБУРГ, ПРЕЙСИШ-АЙЛАУ, севернее БРАУНСБЕРГ, с городом и портом КЕНИГСБЕРГ считать в границах СССР, а всю остальную часть Восточной Пруссии, а также Данцигскую область с городом и портом ДАНЦИГ — в границах Польши.

2. На основании Советско-польского соглашения от 26 июля 1944 г. на всей территории Польши, освобожденной Красной Армией от немецко-фашистских захватчиков, действует польская администрация.

В отношениях с польской администрацией обязать командующих фронтами и армиями, действующими на территории Польши, руководствоваться следующим:

а) Временное Польское правительство через свою администрацию обеспечивает на территории Польши государственную безопасность и общественный порядок, борьбу с шпионско-диверсионной и террористической агентурой немецких разведывательных органов и немецкого военного командования, борьбу с бандитизмом, повстанчеством и иными враждебными элементами, проводящими подрывную деятельность против Временного Польского правительства и освободительной работы Красной Армии;

153

 


б) в прифронтовой полосе *глубиной*2 от 60 до 100 клм от передней линии фронта, в которой ответственность за государственную безопасность и общественный порядок возложена на командующих фронтами *и представителей НКВД*3, существующая польская администрация оказывает всяческое содействие и необходимую помощь военному командованию Красной Армии *и органам НКВД*4 в деле проведения мероприятий, связанных с ведением военных действий;

в) тыловую линию упомянутой в [пункте] «б» прифронтовой полосы по состоянию на 18 февраля т.г. определить по следующим населенным пунктам: Алленштайн, Серпц, Влоцлавек, Яновитц (Яново), Оборники, Пинне (Пнево), Лисса (Лешно), Острув, Ченстохова, Краков, Тылич. (Все пункты для прифронтовой полосы исключительно.)

В дальнейшем изменения тыловой линии прифронтовой полосы в зависимости от продвижения советских войск и Войска польского на отдельных участках фронта производятся Генеральным Штабом Красной Армии;

г) на территории Польши железные дороги, обеспечивающие военные перевозки, крупные железнодорожные мосты, склады боеприпасов, горючего, продовольствия, интендантские склады, военные аэродромы и другие важные военные объекты остаются под охраной Красной Армии и войск НКВД.

3. Признать целесообразным иметь при Военных Советах фронтов и армий, действующих на территории Польши, представителей Временного Польского правительства для оказания помощи командованию фронтов и армий в разрешении различных вопросов, связанных с нуждами Красной Армии, и для осуществления связи с органами польской администрации.

4.  Установить, что оперативно-чекистские группы и войска НКВД, действующие в пределах указанной выше 60—100 километровой прифронтовой полосы, обязаны:

а) аресты среди местного польского населения проводить после должной проверки материалов;

б) при аресте известных лиц из числа польских граждан информировать об этом соответствующие органы польской администрации;

в) привлекать к проведению арестов вражеских элементов польскую администрацию, местные органы Министерства внутренних дел (Министерство общественной администрации) и Министерства общественной безопасности.

5. Удовлетворить просьбу Временного Польского правительства о выделении советников министров внутренних дел (Министерства общественной администрации и Министерства общественной безопасности) Польши для оказания им практической помощи в работе, а также о выделении в распоряжение этих советников соответствующих частей войск НКВД.

154

 


Поручить НКВД (т. Берия) подобрать и согласовать с польским правительством кандидатуры советников и необходимое количество инструкторов.

6. Обязать советские военные органы при разрешении вопросов использования для нужд ведения войны промышленных предприятий, оборудования и материалов и всякого рода трофейного имущества, находившихся на территории Польши, руководствоваться следующим:

а) заводы, фабрики и другие предприятия немедля передаются соответствующим польским властям с тем, чтобы некоторые промышленные предприятия, необходимые для ведения войны, были приспособлены по договоренности с польскими властями для обслуживания нужд Красной Армии и Войска польского;

б) подлежат вывозу в СССР, по согласованию с польским правительством, только необходимые для нужд ведения войны оборудование, материалы и готовая продукция с немецких и расширенных немцами во время войны предприятий Польши, в том числе и предприятий, расположенных на германской территории, отходящей к Польше;

в) подлежит возврату в СССР оборудование и другое имущество, вывезенное немцами из СССР, независимо от того, на предприятиях Германии или Польши это оборудование находится в настоящее время;

г) передаются в распоряжение местных польских органов власти взятые в виде трофеев у немцев склады с мукой, зерном, крупой и всякого рода другой готовой продукцией в тех случаях, когда нет непосредственной нужды в этих продуктах у Красной Армии и Войска польского.

Председатель Государственного
Комитета Обороны
И.Сталин

РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 453. Л. 92-95, 96. Подлинник.

___________________
1 В левом верхнем углу документа простым карандашом нанесена резолюция: «За. И.Сталин». Разослано В.Молотову, Г.Маленкову, Л.Берии (НКВД), Н.Булганину, Н.Вознесенскому, А.Вышинскому, А.Антонову, Лебедеву, Шатилову, Шухову, Василевскому, Коневу, Рокоссовскому (шифром через НКО), Хрулеву, Чадаеву.
2 Текст, отмеченный * — *, исправлен. В первоначальном варианте — слово «шириной». Правка И.Сталина.
3 Текст, отмеченный * — *, внесен И.Сталиным от руки черным карандашом.
4 Правка, отмеченная * — *, также сделана И.Сталиным от руки черным карандашом.

155

 


 

 

№ 40

Телефонограмма по ВЧ политического советника СКК в Румынии А.П.Павлова В.М.Молотову о необходимости
привлечения Н.Радеску к ответственности в связи с
беспорядками в стране и проведения расследования его
антисоюзнической деятельности1

г. Бухарест—Москва

3 марта 1945 г.
16 час. 45мин.
СЕКРЕТНО

Тов. МОЛОТОВУ В.М.

В настоящее время вскрываются все новые и новые факты, характеризующие профашистскую деятельность Радеску и его клики. Эти факты показывают, что бывшее правительство Радеску2 из-за засоренности его реакционными элементами оказалось не только не способным обеспечить порядок и спокойствие в стране, являющейся тылом Красной Армии, но и прямо поощряло преступную деятельность железногвардейцев, приверженцев Антонеску и других фашистских элементов. Радеску препятствовал выявлению и наказанию военных преступников и саботировал чистку армии и государственного аппарата от легионерско-фашистских элементов. Характерно, что из армии, насчитывающей несколько сот тысяч солдат и несколько десятков тысяч офицеров, были исключены и преданы суду в качестве прогитлеровцев и военных преступников только 53 человека, из которых к тому же ни один не осужден. До самого недавнего времени на действительной службе в румынской армии состояли, например, такие явные преступники войны, как генералы Думитраке, Николаеску и капитан Островский-Аравян. Генерал Николаеску прославился грабежом мирного населения советской Украины во время временной оккупации ее районов. После 23 августа этот вор скрылся в Бухарест, где и спрятал награбленное им советское добро. Будучи командиром территориального корпуса в Яссах, Николаеску прятал автомашины, подлежащие реквизиции для нужд Красной Армии, пытался сорвать передачу Красной Армии трофейного германского имущества, подлежащего передаче советскому командованию в соответствии со статьей 7 Соглашения о перемирии. Дивизионный генерал Ион Думитраке организовал в Нальчике расстрел в танковом рву 600 советских женщин и детей. Думитраке расстреливал пленных советских бойцов и офицеров, грабил мирных жителей, вывозя из Нальчика в Румынию грузовики с ценным имуществом. Особое место среди пользовавшихся полной безнаказанностью и покровительством Радеску мародеров и убийц занимает капитан Островский-Аравян. В Жмеринке, Мелитополе и под Сталинградом этот садист пытал и расстреливал мирных советских граждан, мучил женщин и подростков, вымогая у них ценности. Этому мерзавцу, по которому давно уже плачет веревка, был предоставлен пост в

156

 


высшем органе румынской армии — Генеральном штабе, где он и подвизался до самого последнего времени.

Засоренность армии подобного рода элементами привела к систематическому нарушению командованием румынской армии военных статей Соглашения о перемирии и регламента, установленного Союзной Контрольной Комиссией для румынской армии. Части, находящиеся на фронте, своевременно не пополнялись, особенно офицерским составом. После своей речи 11 февраля, явившейся прямым сигналом к активизации всех сил реакции в стране, Радеску начал подготовку к установлению режима военной фашистской диктатуры. Органами СКК и Советским военным командованием в районе Бухареста за последнее время было обнаружено большое количество тайных складов оружия и даже целые тайно содержавшиеся воинские части. На днях на одном из городских румынских кладбищ Бухареста был обнаружен целый артиллерийский дивизион, который был разоружен советским командованием. Около сотни танков, находившихся в полной боевой готовности, было обнаружено СКК в районе Бухареста и вывезено 18 — 22 февраля на фронт по приказу Маршала Малиновского. Радеску, преследуя свои преступные цели, всячески поощрял деятельность реакционных организаций вроде примыкающей к национал-царанистской партии группы трансильванских беженцев, возглавляемой известным фашистом Илие Лазарем. 12 февраля в принадлежащем этой группе помещении в Бухаресте по шоссе Колентина 15 был обнаружен тайный склад оружия, в котором находилось значительное количество винтовок и боеприпасов. Владелец этого склада заявил, что оружие было передано ему руководством национал-царанистской партии и предназначалось для вооружения членов группы. Такой же склад оружия находился у председателя 2-й бухарестской районной организации национал-царанистской партии Цезаря Симеонеску, который, однако, успел переправить оружие в другое место. Симеонеску заявил, что о существовании этого склада знали Лазарь и его дядя, небезызвестный Ю.Маниу. Военный комендант Бухареста Теодореску признал, что это оружие, вопреки правилам, установленным СКК, припрятано этой организацией после 23 августа.

Такая обстановка широко использовалась легионерами, проводящими свою подрывную работу по заданиям из Берлина. По сообщению газеты «Тимпул» в районе Плоешти 22 февраля были обнаружены крупные склады оружия, созданные легионерами. Один из самых крупных складов находился в горах в окрестностях Тырговиште. Здесь было заготовлено оружие и боеприпасы для легионеров всего уезда Прахова. Установлено, что легионеры, арестованные в Плоешти, имели связь со всеми легионерскими ячейками «Квибами», существовавшими в районе Прахова. Газета указывала, что из показаний арестованных легионеров выяснилось, что все эти ячейки работали под руководством известного легионерского террориста Газе, сбежавшего в Германию и через свою агентуру до последнего времени руководившего легионерами в районе Прахова.

157

 


В журналистских кругах передают, что представителям легионеров, явившимся в канцелярию Радеску в Президиум Совета министров с ходатайством об освобождении арестованных, заявили, что освободить их «пока, к сожалению, невозможно, так как, отстреливаясь при аресте, они убили полицейского». Обстановка полной безнаказанности и свободы действий, предоставленная Радеску легионерам, привела к тому, что эта гитлеровская агентура использует румынские самолеты для переброски гитлеровских диверсантов через линию фронта. 9 февраля над Дебреценом нашими истребителями был сбит румынский самолет, на котором пытались улететь из Румынии в Германию два офицера, тесно связанные с немцами и легионерскими подпольными организациями в Румынии.

25 января на аэродроме Пипера в Бухаресте младший офицер-легионер Трандафир застрелил в самолете командира эскадрильи капитана Моцой и взлетел с аэродрома. В районе Клужа его заставили приземлиться советские истребители. Трандафир изобличен в тесных связях с диверсионной шайкой, занимавшейся в Румынии организацией побегов пленных немецких офицеров.

Недавно в Брашовском уезде задержана большая группа парашютистов-диверсантов из числа легионеров, переброшенных из Германии для подрывной работы на территорию Румынии в тыл советских войск. 28 февраля в Брашове произошел взрыв в здании советской комендатуры. Убиты 7 и ранены 9 работников и посетителей комендатуры. Имеются данные, что это — результат диверсионного акта. В ночь на 28 февраля в районе Бухареста подверглась обстрелу со стороны автоматчиков в гражданской одежде машина советского командования. В кузове обнаружено 4 пулевых пробоины, а китель шофера оказался простреленным в трех местах. В ту же ночь и в этом же районе в результате обстрела неизвестными лицами ранены два бойца советского комендантского патруля.

Уже после увольнения в отставку Радеску пытался использовать возглавляемое им до сформирования нового правительства министерство внутренних дел для оказания помощи легионерам. Днем 2 марта из помещения префектуры полиции в Бухаресте бежали при явном попустительстве полицейских властей 94 человека из задержанных румын немецкого происхождения.

По сообщению газет в Каракал прибыла возглавляемая генералом Санду комиссия, имевшая прямое задание Радеску провести освобождение большого числа арестованных легионеров. Расследование преступной антисоюзнической деятельности Радеску продолжается. Оно позволит вскрыть и те источники, которыми эта подрывная деятельность в тылу Красной Армии вдохновлялась и направлялась.

Все эти, а также десятки других фактов заставили Союзную Контрольную Комиссию и Советское Военное Командование принять ряд мер к обеспечению порядка и спокойствия. В румынской столице и ряде румынских городов проведена переброска укомплектованных частей на фронт. Следует надеяться, что новое правительство не только установит необходимый порядок, но и при-

158

 


влечет к ответственности провокатора и профашиста Радеску и его клику.

№ 030302

А.Павлов

Этот материал было бы, по нашему мнению, целесообразно опубликовать в виде сообщения ТАСС из Бухареста в советской печати.

Тов. Вышинский А.Я. с этим согласен.

А. Павлов

Передал т.Грибанов
Приняла Кепанова

АВП РФ. Ф. 012. Оп. 6. П. 82. Д. 196. Л. 21-25. Подлинник. Опубл. в:
Три визита А.Я.Вышинского в Бухарест. 1944—1946 гг. Документы российских архивов. М., 1998. Док. № 44.

___________________
1 Разослана В.Молотову, В.Деканозову, В.Зорину, Зинченко, в дело. На экземпляре документа, направленном В.Зорину, имеется помета: «т. Паисову. 3.III. В.Зорин. Опубликовано» (АВП РФ. Ф. 0125. Оп. 33. П. 129. Д. 21. Л. 1).
2 Правительство Радеску ушло в отставку 28 февраля 1945 г.

 

 

№ 41

Телефонограмма по ВЧ А.Я.Вышинского
В.М.Молотову с проектом ответа заместителю
Политического Представителя Великобритании
в Румынии Д.Марджерибенксу о внутриполитическом
положении Румынии при правительстве Н.Радеску
и принципах образования нового румынского правительства1

г. Москва—Бухарест

5 марта 1945 г.
СЕКРЕТНО

Г-ну Марджерибенкс,
заместителю Политического Представителя
Великобритании в Румынии

Уважаемый г-н Марджерибенкс,

Как Вы припомните, затронутые Вами в письмах от 28 февраля и 1 марта вопросы относительно положения в Румынии были нами рассмотрены в нашей с Вами беседе 1 марта.

В этой беседе я обратил Ваше внимание на то обстоятельство, что уволенное теперь в отставку правительство Рэдэску, как это показали последние события в Румынии, оказалось неспособным обеспечить порядок в Румынии, являющейся тылом Красной Армии, и что Рэдэску содействовал усилению активности прогитлеровских элементов, поощряя насилия и расстрелы мирных граж-

159

 


дан, требующих роспуска фашистских организаций и добросовестного проведения в жизнь условий Соглашения о перемирии. Правительство Рэдэску прилагало все усилия к тому, чтобы террористическими методами навязать свою волю большинству румынского народа. Такое положение не может быть терпимо, особенно в стране, являющейся тылом Красной Армии, и должно быть устранено путем создания правительства, способного обеспечить порядок и честное выполнение условий Соглашения. Советское Правительство выражает надежду, что британские представители, со своей стороны, будут оказывать должное содействие в этом деле, и не будет создаваться затруднений в установлении необходимого порядка в Румынии, в тылу советских войск. Что касается вопроса о применении принципов Крымской Декларации в связи с создавшимся в Румынии положением и необходимостью обеспечения образования правительства из представителей политических партий в Румынии, то Советское Правительство, несущее в первую очередь ответственность за румынские дела, считает правильным, чтобы новое румынское правительство было образовано из представителей действительно демократических партий и беспартийных общественных деятелей, готовых на деле участвовать в разрешении указанных задач2. Такое правительство было бы в состоянии обеспечить уничтожение последних остатков нацизма и фашизма в Румынии, создать демократические учреждения по собственному выбору народа, как это указывается в Декларации Глав Трех Союзных Правительств, и утвердить в стране, являющейся тылом Красной Армии, порядок и спокойствие в интересах нашей общей борьбы против гитлеровской Германии.

Относительно информации о положении в Румынии, сообщенной в письме Британского Посла в Москве 24 февраля, я в той же беседе указал Вам на ряд фактов, подтверждающих односторонность и неправильность информации, которая была в Вашем распоряжении.

С искренним уважением
А.Вышинский.

Передал — Грибанов.
Приняла — Карасева.

АВП РФ. Ф. 07. Оп. 10. П. 24. Д. 330. Л. 2-3. Подлинник. Опубл. в:
Три визита А.Я.Вышинского в Бухарест. 1944—1946. Документы российских архивов. М., 1998. Док. № 48.

___________________
1 Разослана В.Молотову, В.Деканозову, Новикову, В.Зорину, в дело. На документе имеется помета: «Принято по ВЧ из Бухареста».
2 1 марта 1945 г. А.Я.Вышинский посетил румынского короля и сделал ему заявление относительно П.Грозы, настаивая на том, чтобы «поручение (сформировать правительство. — Ред.) было дано ему как лицу, которое отвечает всем условиям... Король ответил, что он внимательно ознакомился с точкой зрения Советского Правительства и надеется, что сможет принять решение в соответствии с указанием Советского Правительства» (АВП РФ Ф. 0125. Оп. 33. П. 127. Д. 5. Л. 22).

160

 


 

 

№ 42

Из донесения Л.П.Берии И.В.Сталину и В.М.Молотову
о наличии военнопленных и их национальном составе

г. Москва

5 марта 1945 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

ГОКО - товарищу СТАЛИНУ И.В.
СНК СССР - товарищу МОЛОТОВУ В.М.

НКВД СССР докладывает о наличии и трудовом использовании военнопленных по состоянию на 25 февраля 1945 года1.

Всего военнопленных 920.077 человек, из них:

в тыловых лагерях НКВД — 570.333
на приемных пунктах, фронтовых лагерях и в пути — 240.333
в госпиталях Наркомздрава и Наркомата Обороны — 73.909
снято с учета (передано на формирование национальных частей) — 35.502

В числе военнопленных:

немцев — 422.263
румын — 148.081
венгров — 189.453
итальянцев — 18.053
поляков — 14.712
французов — 9.193
чехословаков — 11.211
югославов — 6.798
финнов — 120
болгар — 182
[...] 2

ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 93. Л. 279. Заверенная копия.

___________________
1 Об освобождении военнопленных и отправке их на родину см. док. № 69.
2 Снят статистический материал об использовании труда военнопленных, о больных и умерших, а также данные о численности рядового и офицерского состава.

161

 


 

 

№ 43

Постановление ГКО о первоочередных экономических
мероприятиях венгерского правительства
и об удовлетворении его просьбы об оказании помощи
1

г. Москва

7 марта 1945 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

Постановление № ГОКО — 7725 сс

от 7 марта 1945 г.

Москва, Кремль

По вопросам Венгрии

Государственный Комитет Обороны постановляет:

1. Считать первоочередной задачей в Венгрии немедленное проведение земельной реформы, примерно на тех же принципах, на которых она осуществлена в Польше 2.

Обязать Союзную Контрольную Комиссию в Венгрии взять под особый контроль все мероприятия Венгерского Правительства, связанные с проведением земельной реформы, с тем, чтобы эта реформа была проведена в течение ближайших двух-трех недель 3.

2. При условии быстрого проведения в Венгрии земельной реформы 4, Государственный Комитет Обороны считает возможным удовлетворить просьбу Венгерского Правительства об оказании5 помощи в следующем:

а) предоставить ему заем в сумме 250 млн. пенго в венгерских денежных знаках на тех же условиях, на которых был предоставлен заем 20 февраля 1945 г. в 100 млн. пенго;

б) отпустить Венгерскому Правительству заимообразно для снабжения населения города6 Будапешта и *других промышленных центров*7 20000 тонн продовольствия, из них 15000 тонн продовольственного зерна, 2000 тонн сахару и 3000 тонн мяса с условием возврата этого продовольствия не позже 1 ноября 1945 года8, *предупредив Венгерское Правительство, что оно должно организовать заготовки сельскохозяйственных продуктов своими средствами для обеспечения всех своих нужд*9;

в) продать из фондов, поступающих от Румынии, для весенней посевной кампании идругих неотложных нужд Венгерскому Правительству 1000 тонн бензина, 10000 тонн керосина, 700 тонн смазочных масел, с поставкой указанных нефтепродуктов к началу весенней посевной кампании в Венгрии.

Условия расчета с Венгерским Правительством по этой операции установить10 Наркомвнешторгу.

3. Обязать 2 и 3 Украинские фронты:

а) передать все промышленные предприятия Венгрии за пределами 50 — 100 километровой зоны их собственникам или администрации этих предприятий, а в случае отсутствия собственников и

162

 


администрации — представителям Венгерского Правительства для восстановления и пуска их в ход. Не подлежат передаче предприятия, которые работают на нужды фронта или которые намечены *Особым комитетом при ГОКО*11 к вывозу полностью или частично в СССР;

б) передать собственникам или администрации, а в случае их отсутствия представителям Правительства Венгрии все угольные шахты с запасами угля на поверхности, за исключением *шахт и*12 количества угля, потребного фронтам для их13 нужд.

в) не препятствовать венгерским предпринимателям14, заводской администрации и представителям Венгерского Правительства восстанавливать и эксплуатировать необходимые15 промышленные предприятия16, которые расположены в 50 — 100-километровой зоне1', причем список таких предприятий должен быть утвержден Председателем СКК в Венгрии18;

г) передать немедленно правительству Венгрии Монетный Двор в Будапеште со всем оборудованием и материалами (кроме драгоценных металлов)19.

4.  Обязать командование 2 и 3 Украинских фронтов передать Венгерскому Правительству для вооружения венгерской полиции часть ручного20 оружия, отобранного у населения Венгрии и находящегося на складах военных комендатур. Количество передаваемого оружия и порядок его передачи установить21 Председателю СКК в Венгрии22

5. Обязать СКК в Венгрии взять под особый контроль:

а) все мероприятия Правительства, связанные с восстановлением и эксплуатацией промышленных предприятий, железнодорожного транспорта и средств связи, с проведением весенней посевной кампании;

б) за расходованием Правительством денежных средств, полученных им от Советского Правительства в виде займов;

в) за правильным расходованием продовольственных продуктов, переданных Венгерскому Правительству заимообразно23.

Председатель Государственного
Комитета Обороны
И.Сталин

РЦХИДНИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 458. Л. 60-62. Подлинник.

___________________
1 Среди материалов Секретариата В.М.Молотова хранится проект данного постановления (АВП РФ. Ф. 06. Оп. 7. П. 28. Д. 371. Л. 8-10) и дополнительные пункты к проекту (там же. Л. 5). Проект содержит правку, сделанную рукой Молотова, по всей видимости, при обсуждении проекта, поскольку окончательная правка и текст постановления совпадают. 7 марта 1945 г. Молотов направил Сталину проект на утверждение. В сопроводительной записке, написанной Молотовым на листе блокнота от Руки синим карандашом, указывалось: «В рассмотрении проекта участвовали т.т. Ворошилов, Микоян, Хрулев, Деканозов, Пушкин» (Л. 64). В тот же день, 7 марта, переработанный проект был направлен Ворошиловым Сталину с соответствующим сопроводительным письмом (Л. 65). На за-

 

163

 


писке Молотова имеется резолюция: «Молотову. Согласен. И.Сталин» (Л. 64).
2 В проекте Молотов предложил начать пункт 1 следующим образом: «В интересах сплочения широких демократических слоев и особенно крестьянства вокруг правительства Венгрии, а также в целях обеспечения снабжения городов продовольствием и укрепления венгерского тыла советских войск считать первоочередной задачей в Венгрии...» (далее по тексту). Абзац зачеркнут.
3 В первоначальном варианте предлагалось, чтобы реформа была проведена «не позднее 1 апреля 1945 года». В проекте данный текст зачеркнут, и слова «в течение ближайших двух-трех недель» вписаны над строкой.
4 В первоначальном варианте формулировка звучала так: «При условии быстрого проведения в Венгрии земельной реформы, которая создаст для Венгерского Правительства прочную материальную базу и укрепит авторитет правительства, Государственный Комитет Обороны считает возможным...» (далее по тексту). Часть предложения взята в круглые скобки и зачеркнута.
5 В проекте Молотов вписал, а затем зачеркнул над словами «просьбу Венгерского Правительства» уточнение «до организации».
6 Над словами «населения города» Молотов вписал, а затем зачеркнул уточнение «до организации».
7 Текст между *—* вписан рукой Молотова.
8 В первоначальном варианте проекта дата не уточнялась. Речь шла о возврате продовольствия «из урожая 1945 года».
9 Текст между *—* вписан рукой Молотова.
10 В первоначальном варианте проекта условия расчета с Венгерским Правительством предлагалось «выработать Наркомвнешторгу». Слово «выработать» зачеркнуто, а слово «установить» вписано над строкой.
11 Текст между *—* вписан рукой Молотова.
12 Текст между *—* вписан рукой Молотова.
13 В проекте вместо слова «их» было слово «текущих». Зачеркнуто.
14 В проекте пункт начинался словами «Обязать командование 2 и 3 Украинских фронтов не препятствовать...» (далее по тексту). Зачеркнуто.
15 Слово «необходимые» вписано рукой Молотова над строкой.
16 В проекте после слов «промышленные предприятия» имелось уточнение «имеющие общегосударственное значение». Зачеркнуто.
17 В проекте имелось уточнение: «но не ближе, чем в 25 км от линии фронта». Зачеркнуто.
18 В проекте предлагалась формулировка, согласно которой список предприятий «Председатель СКК в Венгрии согласует с Председателем Особого Комитета при ГОКО». Зачеркнуто. Слова «должен быть утвержден» вписаны Молотовым над строкой.
19 Пункт г) в первоначальном варианте отсутствовал. Вписан полностью рукой Молотова.
20 Слово «ручного» вписано Молотовым.
21 В первоначальном варианте количество оружия и порядок его передачи предлагалось «согласовать с Председателем СКК в Венгрии». Зачеркнуто. Слово «установить» вписано Молотовым.
22 В проекте далее следовал пункт «7. Учитывая продовольственные затруднения в Венгрии, а также необходимость бесперебойного снабжения

164

 


продовольственными продуктами 2-го и 3-го Украинских фронтов, прекратить дополнительные заготовки на территории Венгрии представителем Начальника Тыла Красной Армии». Пункт зачеркнут.
23 В проекте имелось продолжение формулировки: «имея в виду, что это продовольствие предназначено в первую очередь для трудовой части населения Будапешта». Текст зачеркнут.
24 По всей видимости, упомянутые в комм. 1 «дополнительные пункты к проекту постановления ГОКО по вопросам Венгрии» были рассмотрены при подготовке постановления, поскольку пункт 5 постановления, касающийся СКК в Венгрии, полностью заимствован, причем в расширенной формулировке (см. комм. 23). Пункт I, не включенный в постановление, гласил:

«I. Признать необходимым:

а) разделить Министерство Торговли, Транспорта и Связи на два Министерства — Министерство Торговли и Министерство Транспорта и Связи;

б) в целях ослабления реакционной части в Правительстве взять курс на замену Министра финансов Вашари и Министра снабжения Фараго. Замену этих министров произвести в подходящий момент после переезда Правительства в Будапешт;

в) ввести в Правительстве пост заместителя Премьер-министра, на который подобрать подходящего и вполне надежного человека;

г) в целях контроля за исполнением решений Правительства отдельными Министерствами и их органами на местах создать специальный департамент контроля при Премьер-министре, обеспечив его укомплектование достаточно проверенными и честными людьми;

д) назначить проверенного и опытного коммуниста на должность заместителя Статс-секретаря по пропаганде и печати».

 

 

№ 44

Постановление ГКО об учреждении при Временном
Польском правительстве экономической миссии
Советского правительства 1

г. Москва

17 марта 1945 г.
СЕКРЕТНО

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 7863

от 17 марта 1945 г.

Москва, Кремль

Об Экономической Миссии
при Временном Польском Правительстве

1. В целях оказания помощи Временному Польскому Правительству в быстрейшем восстановлении и налаживании хозяйственной жизни в Польше Государственный Комитет Обороны признает необходимым иметь при Временном Польском Правительстве Экономическую Миссию Советского Правительства*.

165

 


2. Утвердить Советскую Экономическую Миссию в следующем составе: руководитель Миссии — т. Пронин В.П. и члены Миссии — т.т. Лаврищев А.Н., Оника Д.Г., Борычев И.И., Малявин Г.А., Толов В.В. и Румянцев П.И.

3. Обязать Экономическую Миссию в первую очередь сосредоточить свое внимание на оказании помощи Временному Польскому Правительству в разрешении следующих задач:

а) в организации работы каменноугольных шахт и увеличении добычи угля в Домбровском и Силезском бассейнах;

б) в организации работы и пуске промышленных предприятий, прежде всего в основных промышленных центрах Польши — Лодзь, Краков, Познань;

в) в восстановлении города Варшавы3, в первую очередь электростанций, водопровода, канализации, транспорта и связи;

г) в организации финансов, открытии банков и составлении государственного бюджета;

д) в проведении земельной реформы и организации машинопрокатных станций;

е) в организации работы железнодорожного транспорта для нужд народного хозяйства Польши.

4.  Разрешить Советской Экономической Миссии иметь аппарат в составе 30 — 40 человек, обязав т. Пронина представить персональный список работников.

5. Обеспечение Экономической Миссии транспортом и всеми видами довольствия возложить на Начальника Управления Тыла КА т. Хрулева.

6. Обязать тт. Пронина и Зверева внести на утверждение Оперативного Бюро ГОКО смету расходов на содержание Советской Экономической Миссии.

Председатель Государственного
Комитета Обороны
(И.Сталин)

РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 382. Л. 133-134. Копия.

___________________
1 В левом верхнем углу документа резолюция синим карандашом: «Не подлежит публикации. И.Сталин». Постановление разослано Молотову, Маленкову, Берии (ГОКО), Микояну, Вознесенскому, Пронину, Булганину, Хрулеву, Шатилову, Лебедеву (шифром), Звереву, Чадаеву.
2 25 июля 1945 г. ГКО принял постановление № 9555с «Об экономической миссии при Временном Польском правительстве», которым предписывалось «ликвидировать Экономическую миссию Советского правительства при Временном Польском правительстве, отозвав руководителя миссии и членов миссии в Советский Союз» (РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 520. Л. 165).

В сопроводительном письме к проекту постановления, направленном Г.Маленковым, Н.Вознесенским, Н.Булганиным и А.Микояном на имя И.В.Сталина, указывалось: «Экономическая миссия Советского правитель-

166

 


ства при Временном Польском правительстве проводит свою работу в продолжение 4-х месяцев и по свидетельству самих поляков помогла Временному Польскому правительству в восстановлении народного хозяйства.

В настоящее время президент Берут, а также советский посол Лебедев ставят вопрос о ликвидации Экономической миссии Советского Правительства в Польше. Со своей стороны считаем это предложение правильным...» (Л. 166).

В левом верхнем углу письма синим карандашом сделана помета: «Тов. Сталин — За. (АП)» [видимо, А.Поскребышев. — Ред.].
3 15 ноября 1944 г. И.В.Сталин принимал польскую делегацию жителей Варшавы (Варшава к тому времени еще находилась в руках немцев) во главе с М.Спыхальским. На реплику одного из членов делегации о том, что «Варшаву, пожалуй, нельзя будет восстановить», Сталин ответил: «Ничего, восстановить Варшаву мы вам поможем. Один город как-нибудь отстроим. Сталинград был не так разрушен, да и то уже возрождается» (АП РФ. Ф. 45. Оп. 1. Д. 354. Л. 106).

 

 

№ 45

Письмо генерального секретаря ЦК компартии Венгрии
М.Ракоши заведующему ОМИ ЦК ВКП(б)
Г.М.Димитрову о внутриполитическом
и экономическом положении Венгрии1

г. Дебрецен

17 марта 1945 г.
СТРОГО СЕКРЕТНО

ТОВАРИЩУ ДИМИТРОВУ Г.М.

В центре нашей деятельности стоит сейчас земельная реформа. Проект, представленный товарищем Надь, предусматривал, как максимум, в феодальном крупном землевладении — 100 хольдов, в крестьянских хозяйствах — 200 хольдов (около 108 га). В качестве выкупа предусмотрен двадцатикратный чистый доход, срок выплаты — 20 лет. Это соответствует примерно одной трети предвоенной стоимости земли. Социал-демократы целиком и полностью согласны с этим планом. Партия мелких сельских хозяйств2 внешне согласна по крайней мере с величиной оставляемых хозяйств, но при проведении раздела земли эта партия все же хотела бы включить и непричастных кулаков, а у некоторых категорий предусмотреть выплату выкупа до 60-кратного размера чистого дохода.

Вокруг этих пунктов, конечно, разгорелась сильная борьба. Но прибыла контрольная комиссия и потребовала скорейшего принятия закона. После этого партия мелких сельских хозяев неохотно пошла на уступки, и сегодня после полдня на совместном заседании министерством принят закон в той форме, в какой он был предложен межпартийной конференцией. Закон будет завтра напечатан в газетах, и на следующей неделе начнется его осуществление.

167

 


Несомненно, при проведении в жизнь этого закона мы встретим некоторые трудности. Реакция попытается всеми средствами сорвать раздел земли. Мы, в свою очередь, мобилизуем комитеты претендентов на землю и профсоюз сельскохозяйственных рабочих. Одна часть деревенской бедноты ожидает реформы с большим нетерпением. Другая часть деревенской бедноты относится к ней с некоторой апатией.

Отсутствует тягловая сила, посевной материал — это делает для нее реформу менее привлекательной. Мы надеемся вскоре преодолеть эту апатию.

В связи с земельной реформой классовая борьба в деревне обострится, так как земля фашистов, изменников родины и военных преступников будет конфискована. Мы возлагаем большие надежды на это обострение, так как общее дело страдает от пассивности широких масс, а мы до сих пор не находили средств преодолеть эту пассивность.

В организации армии также достигнуты некоторые успехи. Первая дивизия сформирована. На важнейших постах находятся наши люди, однако нам не удалось еще до сих пор прочно утвердиться в Генеральном штабе. Реакционеры пытаются параллельно с формированием новой армии создавать так называемые «охранные батальоны», которые должны заменить распущенную жандармерию. Они просили для этих батальонов 10.000 солдат. Контрольная комиссия оставит, вероятно, только 500. Многие признаки свидетельствуют о том, что реакция намечает в далекой перспективе вооруженную борьбу. Мы имеем сведения о том, что в армию набираются в первую очередь фашистские унтер-офицеры по секретным указаниям, в то время как коммунисты и антифашисты в армию не принимаются. Мы, конечно, принимаем свои меры. В гарнизоне Дебрецена у нас 400 коммунистов, среди них много офицеров. Руководитель армейской разведки, а также руководитель контрразведки стоят близко к нам. Командир 2-й формируемой дивизии — наш товарищ, игравший руководящую роль в партизанском движении в районе Мишкольц.

В делах полиции проявляют активность социал-демократы и другие партии. Они жалуются на «монополию коммунистов» и предлагают «демократический паритет». Так как большинство руководящих постов в полиции занято нашими товарищами, нам придется немного уступить в этом вопросе. При этом мы, конечно, будем стремиться сохранить ключевые позиции в наших руках.

Усиливается нажим на министра внутренних дел Ференца Эрдея, стоящего близко к нам. Бельмом в глазу реакции является также его заместитель статс-секретарь коммунист Зольд. Здесь мы, конечно, не уступим.

В деле снабжения Будапешта заметно некоторое улучшение. Население получает сейчас ежедневно 100 гр. хлеба. После опубликования закона о земельной реформе Красная Армия предоставит в наше распоряжение, заимообразно до нового урожая, большее количество продуктов питания, что, по-видимому, дает воз-

168

 


можность увеличить норму выдаваемого хлеба до 200 гр. Это, конечно, повысит уважение как к Советскому Союзу, так и к партии.

В общем отмечается пробуждение реакции. Проверка государственных служащих окончилась для нас явной неудачей. Если не считать государственных и частных служащих, бежавших в западную Венгрию, то не менее 95% оставшихся здесь служащих снова возвращаются на свои старые должности. Это, безусловно, делает новую проверку крайне необходимой. Народные суды действуют также неправильно. Под нашим давлением в их деятельность было внесено некоторое оживление, однако эти учреждения построены так, что приведение смертных приговоров в исполнение производится очень медленно. Наша задача сейчас — принимать все необходимые меры и требовать как быстрого решения дел, так и привлечения к ответственности действительно больших политических преступников, а не только мелких жуликов.

Наши отношения с социал-демократической партией стали немного более тесными. Мы решили созвать несколько общих митингов, контактная комиссия стала работать немного лучше; со времени, когда во главе партии стал Сакашич, сотрудничество улучшилось. Значительная часть рабочих социал-демократов перешла к коммунистам. Социал-демократическая партия сильно обедняла кадрами и пополняется иногда за счет реакционной мелкой буржуазии и государственных служащих. Старые функционеры этой партии явно сердятся на нас, они никак не могут примириться с тем, что наша партия обогнала их.

В этом отношении еще хуже обстоит дело с партией мелких сельских хозяев. Она рассматривает Национальную крестьянскую партию, организацию деревенской бедноты, как дело рук коммунистов, направленное против партии мелких сельских хозяев.

Эта партия имеет соглашение с социал-демократами, и маневры реакции, целью которых является удержать социал-демократическую партию от союза с коммунистами, чтобы изолировать нас, исходят из партии мелких сельских хозяев. Уже неоднократно раздавались угрозы, что эта партия будет вести себя пассивно. На прошлой неделе мы настояли на проведении выборов в Национальное собрание в Будапеште. Мы достигли соглашения с социал-демократами, согласно которому мы распределяем мандаты на паритетных началах, но ни в коем случае не допускаем такой паритетности по отношению партии мелких сельских хозяев. Завтра я выезжаю в Будапешт; на этих днях у нас определенно будут горячие дебаты с партией мелких сельских хозяев.

Что касается выборов в Будапеште, то социал-демократы внесли предложение о некотором равенстве между социал-демократическими и коммунистическими мандатами. Социал-демократы утверждают, что они имеют из 230 мандатов (считая все) только 42, коммунисты же имеют свыше 90. После долгих переговоров мы, наконец, согласились на то, чтобы при выборах де-

169

 


путатов от профсоюзов в Будапеште социал-демократы получили на 2 мандата больше, чем коммунисты, а при предстоящих выборах в провинции получили еще 3 мандата. Вопрос этот был для нас труден не потому, что мы не желали упустить 5 мандатов, а потому, что мы не хотели допустить, чтобы создалось впечатление, якобы коммунисты в Будапеште слабее, чем социал-демократы.

Национальная крестьянская партия растет, и можно надеяться, что она станет хорошим союзником нашей партии. То обстоятельство, что радикальные крестьянские руководители, главным образом, крестьянская интеллигенция, находятся в рядах Национальной крестьянской партии, дает себя чувствовать в партии мелких сельских хозяев, где реакционные силы имеют возможность свободно развивать свою деятельность. Мы уже поставили вопрос о том, не целесообразно ли после проведения аграрной реформы Национальной крестьянской партии, а следовательно, и ее радикально настроенным руководителям, вернуться в партию мелких сельских хозяев. Пока, конечно, об этом не может быть и речи.

Буржуазно-демократическая партия пока не оформилась. В ее будапештском руководстве засели настолько явные реакционеры, что Национальный комитет воздержался от приема этой партии в Национальный фронт независимости.

Профсоюзы продолжают расти. Наше влияние продолжает оставаться сильным. Письмо в парижский профсоюзный центр мы получили. Мы отправили его в Белград через югославскую миссию, прибывшую сюда недавно. Из Белграда письмо будет переслано по назначению.

Мы получаем много жалоб из Словакии о том, что тамошние товарищи ведут неправильную политику по отношению к венграм. Свои действия они обосновывают тем, что в словацкую «демократическую» партию проникли глинковские элементы и при приеме венгерских коммунистов им необходимо соблюдать известную предосторожность, иначе они не могут выступать как национальная партия. В результате этого в Словакии даже не выходит венгерской еженедельной коммунистической газеты, а венгерские коммунисты чувствуют себя подавленно и обращаются за помощью к нам. Они ссылаются на то, что в Трансильвании и особенно в Югославии политика по отношению к венгерскому меньшинству более демократическая. Мы слышали, что в ближайшие дни в Москву выезжают словацкие товарищи. Прошу Вас поговорить с ними по этим вопросам.

Что касается нашей партии, то она продолжает расти. В Большом Будапеште сейчас 14000 членов партии. Мы считаем, что теперь следует приостановить рост партии, чтобы иметь возможность «переварить» вновь принятых членов. Мы еще ознакомимся с положением и будем форсировать вовлечение в партию прежде всего там, где мы еще слабы.

170

 


Среди средних и низовых партийных работников есть многообещающие товарищи, но нет ни одного настоящего первоклассного руководителя. В Центральной партийной школе учится 55 чел. Курс рассчитан на 5 недель. Сейчас первый набор заканчивает учебу. Следующий набор намечаем в таком же количестве слушателей, продолжительность учебы — полтора месяца. Одновременно подготавливаем трехмесячный курс для 30 пропагандистов. Занятия начнутся 1 апреля.

Большие трудности испытываем мы от того, что на улицах Будапешта снова участились облавы. Иногда бывает, что тысячи рабочих, идущих на фабрики или возвращающихся оттуда, останавливаются на улицах и направляются в качестве военнопленных в различные лагери. Эти мероприятия обосновывают тем, что в Будапеште много фашистских солдат, переодетых в штатское. В результате сотни товарищей исчезают. Дом Центрального комитета ежедневно буквально осаждают наши люди, жалующиеся на это. За все это считают частично ответственной партию. Угнетающе действует на настроение рабочих то обстоятельство, что на многих фабриках, работающих для обеспечения Красной Армии, рабочим не выплачивается зарплата и не выдаются продукты. Голодные рабочие работают неохотно, зачастую имеют место случаи, когда рабочих бьют и пр. Вчера я поставил этот вопрос в Контрольной комиссии. Мы договорились, что я завтра выеду в Будапешт и представлю проверенные данные 2-му Украинскому фронту, в чьей зоне находится Будапешт. Товарищ Герэ, бывший здесь несколько дней назад, и товарищ Реваи, прибывший оттуда недавно, утверждают, что эти обстоятельства очень чувствительно отражаются на влиянии партии.

Я должен поставить вопрос о венгерских товарищах в Москве. Мы страдаем от недостатка кадров, и нам совершенно непонятно, почему до сих пор не прибыли товарищи, о которых мы просили еще в ноябре и декабре. Из-за этого некоторые области нашей работы в полном смысле слова дезорганизованы. У нас есть возможность получить посты в секретной разведывательной службе Министерства внутренних дел, но у нас нет подходящих кандидатур. Прошу Вас еще раз поставить вопрос о Яноше Ковач. Поскольку мне известны здешние условия, я могу с уверенностью сказать, что, если бы он работал здесь, он принес бы в 10 раз больше пользы и для нас, и для своего теперешнего учреждения, я удивлен, что Ваши товарищи с трудом осознают это. Мы имеем возможность оказать решающее влияние на театр страны, но опять-таки для этого нужны люди, например, Франц Гонт и Юлиус Гай. В этих вопросах мы ущемлены и даже искусственно задерживаем организацию, ибо надеемся, что в ближайшие дни товарищи прибудут. В ближайшие дни нам необходимо создать нашу партийную газету в Будапеште. Мы сделаем это таким образом, что из других газет будут взяты кадры, в то же время такие товарищи, как Андор Габор, находятся в Москве.

171

 


Слабым участком нашей работы является работа среди интеллигенции, и товарищ Лукач мог бы принести здесь огромную пользу. Нам не хватает таких интеллигентных и опытных товарищей, как Зольтан Санто, Липпай, Зольтан Ракоши и др. На ответственнейших постах у нас зачастую работают непроверенные люди. Сейчас мы имеем один тяжелый случай. Наш секретарь областной организации в Кечкемет, по-видимому, полицейский шпион. Он в то же время является членом Национального собрания и одним из четырех членов политического комитета. Я привожу этот пример для того, чтобы Вы видели, какие у нас большие трудности с кадрами.

Прошу Вас принять в этом деле решительные меры, ибо партия серьезно страдает.

В ближайшее время правительство создает 2 небольшие радиостанции. Будущий руководитель этих радиостанций — близкий нам человек. В этой связи я прошу еще раз поставить вопрос о том, не целесообразнее ли товарищей, занятых на работе по национальному вещанию, в первую очередь товарищей Санто и Фриш, использовать здесь.

Наша работа немного страдает от того, что нам дали совет не выступать против реакционных и саботирующих министров. Благодаря этому упускаются некоторые возможности борьбы, которые повысили бы популярность и влияние партии. Наша работа затрудняется еще и тем, что мы фактически имеем 2 центра, здесь и в Будапеште.

Мы надеемся, что правительство еще в этом месяце переедет в Будапешт, однако при нынешней военной обстановке это едва ли возможно. 3-го апреля состоится заседание Национального собрания, на котором должен быть утвержден закон о земельной реформе. Мы используем эту возможность для того, чтобы провести короткую партийную конференцию, которая изберет Центральный комитет.

В общем, следует сказать, что работа идет немного напряженно, но хорошо. Мы страдаем от того, что совершенно ничего не получаем из Москвы. Я уже 8 недель как уехал из Москвы, но не получил ни одной строчки3.

Желаю Вам доброго здоровья и успехов в работе.

С горячим коммунистическим приветом
Ваш Ракоши.

Перевел с немецкого Г.Короткевич
21/III-1945 г.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 782. Л. 126-134. Заверенный перевод.

___________________
1 Судя по пометам на документе, с ним ознакомились В.Деканозов и Л.Баранов.
2 Так в тексте. Следует читать: хозяев.
3 См. док. № 48.

172

 


 

 

№ 46

Из дневника Чрезвычайного и Полномочного Посла СССР
в Великобритании Ф.Т.Гусева. Запись беседы
с Э.Бенешем и министром иностранных дел
Чехословакии Я.Масариком о составе чехословацкого
правительства, переселении немцев и границах страны 1

г. Лондон

17 марта 1945 г.
СЕКРЕТНО

2 марта Бенеш и Масарик были на завтраке в Посольстве. Во время разговора Бенеш сообщил, что он вместе с членами правительства и своими сотрудниками вылетит из Лондона 7 марта по южному маршруту до Тегерана, — так, по крайней мере, англичане обещали Бенешу. Бенеш намерен пробыть 7—10 дней в Москве, а затем на поезде выехать в Кошицу2. Бенеш предполагает обсудить в Москве с Маршалом Сталиным основные вопросы советско-чехословацких отношений. Бенеш сказал, что он надеется получить совет Маршала Сталина по вопросу о составе чехословацкого правительства3 и сразу же, по прибытии на чехословацкую территорию, объявить о составе нового правительства. Масарик предполагает сопровождать Бенеша до чехословацкой территории, но он не уверен, будет ли у него достаточно времени, чтобы вернуться в Лондон и подготовиться к конференции в Сан-Франциско, куда он едет в качестве главы чехословацкой делегации.

Во время приема в Посольстве у тов. Чичаева Бенеш сообщил мне, что здесь, в Лондоне, остается Рика4, и он, Бенеш, хотел бы надеяться, что Рипка будет иметь возможность обсуждать вопросы, касающиеся Чехословакии в связи с работой Европейской Консультативной Комиссии5. Бенеш сказал, что его в первую очередь интересуют два основных вопроса:

1) Восстановление домюнхенских границ Чехословакии.

2) Переселение немцев с чехословацкой территории6. Бенеш сказал, что он хотел бы надеяться, что советские представители в Европейской Консультативной Комиссии поддержат его предложение. Я ответил, что, со своей стороны, я готов в любое время обсуждать с господином Рипка вопросы, касающиеся Чехословакии.

Посол СССР в Великобритании Ф.Гусев

АВП РФ. Ф. 0138. Оп. 26. П. 132. Д. 9. Л. 12. Подлинник.

___________________
1 Разослана В.Молотову, А.Вышинскому, в дело.
2 Так в тексте. Следует читать: Кошице.
3 К моменту приезда Э.Бенеша в Москву ЦК ВКП(б) имел достаточно полную информацию о кандидатах в состав будущего чехословацкого правительства. Заграничное руководство КПЧ в начале марта 1945 г. направило в ОМИ ЦК ВКП(б) информационную записку за подписью К.Готваль-

173

 


да с характеристиками З.Фирлингера, В.Шробара, Я.Шрамека, Й.Давида, Л.Свободы, Я.Странского, Я.Масарика, Я.Урсини, Б.Лаушмана, Г.Рипки, Й.Леттриха, Ф.Галы, т.е. группы демократических политиков, связанных с Э.Бенешем. Я.Масарик был единственным, кто характеризовался как «союзник реакционных элементов чехословацкого правительства... Он заявлял повсюду, что в войне против Германии будут решать западные великие державы. Резко враждебно настроен против коммунистов» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 1082. Л. 65). По-видимому, у советской стороны такая характеристика вызвала недоверие. В.М.Молотов направил запрос И.М.Майскому в Лондон, откуда и был получен следующий ответ 25 марта 1945 г.: «...Масарика я знаю давно и хорошо. Видел его в разных обстоятельствах и положениях. При оценке политического лица Масарика необходимо учитывать, что молодость Масарика прошла в США, и что большую часть своего зрелого возраста он провел в Англии. Его общая ориентация до войны была "западническая", т.е. в сторону Англии, США и Франции. Однако он и тогда ясно понимал, что маленькая Чехословакия является разменной монетой в политической игре названных великих держав. В разговорах со мной он не раз горько жаловался на это. К СССР Масарик всегда относился с общей симпатией, которая до известной степени умерялась его малым знакомством с нашей страной. Чем больше обнаруживалось банкротство Запада в борьбе с гитлеровской агрессией, тем больше возрастало сочувствие Масарика к СССР. Он сильно помогал мне в годы испанской войны в пресловутом Комитете по невмешательству.

Он вел себя мужественно в мюнхенские дни, демонстративно отказавшись от поста чехословацкого посланника в Лондоне после вынужденной отставки Бенеша.

Советско-германский пакт о ненападении и ликвидация Чехословацкой миссии в Москве на время дезориентировали Масарика, однако даже в тот период Масарик не порывал со мной отношений и не раз высказывал надежду на укрепление связи между СССР и Чехословакией в будущем. С момента вступления СССР в войну Масарик стал горячим сторонником тесного союза между Чехословакией и СССР. Мои переговоры с ним в июле 1941 г. о заключении советско-чехословацкого пакта взаимопомощи прошли чрезвычайно гладко: в каких-нибудь 2 часа мы обо всем договорились. Справедливость требует сказать, что этот переход Масарика к "восточной" ориентации психологически был для него не совсем легок. По воспитанию, привычкам, традициям он, конечно, гораздо ближе к миру Запада, чем к СССР. Ему больше сродни Париж, Лондон, Нью-Йорк, чем Москва, Ленинград. Однако Масарик — умный человек и уже после Мюнхена прекрасно понял, что будущее Чехословакии как самостоятельной страны гораздо теснее связано с Востоком, чем с Западом. Отсюда он сумел сделать правильные политические выводы, хотя, может быть, в душе и испытывал некоторое сожаление о том, что политика отрывает его от Запада. Суммируя, я хотел бы сказать, что Масарик представляет собой тип европейско-американского радикала (не социалиста), который, имей он свободу выбора, предпочел бы ориентацию на "демократию" англо-американского типа, однако в нынешней обстановке логикой вещей он толкается в сторону СССР и, как умный человек, понимает, что другого выхода для его страны нет, и что из данного положения нужно делать надлежащие выводы...

По существу же Масарик является человеком, настроенным дружественно в отношении СССР, хотя, пожалуй, в этой дружественности у него больше расчета, чем искренней симпатии.

И.Майский»

(АВП РФ. Ф. 06. Оп. 7. П. 64. Д. 833. Л. 18-20).

174

 


4 Так в тексте. Правильно: Рипка.
5 Европейская консультативная комиссия (ЕКК) создана в октябре 1943 г. по решению Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании (1943 г.). В задачи ЕКК входило рассмотрение европейских вопросов, связанных с окончанием военных действий и переданных правительствами указанных стран в ведение ЕКК для выработки совместных решений.
6 Выселение немцев из Чехословакии в кругах чехословацкой демократической эмиграции, концентрировавшейся вокруг президента Э.Бенеша, рассматривалось как важнейший инструмент обеспечения безопасности страны в послевоенной Европе. Э.Бенеш был наиболее последовательным сторонником реализации этой акции, и на протяжении 1942 — 1945 гг. он настойчиво добивался международного признания, в первую очередь со стороны великих держав, необходимости переселения этнических немцев в границы послевоенной Германии. Советская дипломатия еще летом 1942 г. дала понять, что чехословацкая сторона может рассчитывать на полное понимание и поддержку советского правительства, но об этом следует говорить позже, «когда это будет актуально» (АВП РФ. Ф. 0138. Оп. 29. П. 147. Д. 14. Л. 20). Во время пребывания в Москве Бенеш на встрече с Молотовым получил подтверждение позитивного отношения советского правительства к предложению о выселении немцев из Чехословакии.

 

 

№ 47

Замечания заведующего IV Европейским отделом (ЕО)
НКИД СССР В.А.Зорина по проекту программы
правительства Национального Фронта Чехов
и Словаков, разработанному Заграничным
руководством КПЧ1

г. Москва

19 марта 1945 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

Замечания к проекту платформы
нового чехословацкого правительства

К разделу I. Вызывает сомнение избрание и созыв Временного Национального Собрания, которое проведет предварительные выборы президента, предшествующие проведению всеобщих выборов в Учредительное Собрание, которое должно выработать новую конституцию. При такой процедуре может быть слишком растянут период установления и окончательного оформления центральной власти после освобождения страны, что вряд ли может быть оправдано для Чехословакии. Кажется возможным после некоторого периода деятельности Временного Правительства *подготовить выборы в Учредительное Собрание без созыва Временного Национального Собрания*2.

К разделу II. Начало раздела звучит как бы оправданием для выдвижения главной задачи — полного освобождения всей стра-

175

 


ны и окончательного разгрома гитлеровской Германии («но фронт войны еще проходит по территории...», «при этих обстоятельствах правительство считает своей главной задачей»). О главной задаче следует сказать прямо, без какой-либо тени оправдания.

К разделу III. Весь раздел *лишен чувства меры в вопросе об отношении к Советскому Союзу и к единству славянских народов* (формулировки: «приверженность Чехословакии к Советскому Союзу» стр. 3-я, «славянскую линию своей внешней политики правительство будет поддерживать...» стр. 5, «поддержать стремление по сближению... со среднеевропейским и восточноевропейским объединением славянских народов» стр. 5 и др.). Весь раздел требует исправления с тем, чтобы при сохранении ориентации Чехословакии на Советский Союз и на укрепление единства славянских народов подчеркнуть также укрепление дружественных отношений Чехословакии с Англией, США, Францией и др. объединенными нациями и устранить скользкие формулировки о славянской линии внешней политики, среднеевропейском и восточноевропейском объединении славянских народов и т.п. Следует также устранить в конце раздела формулировку о «новом порядке» в Европе, напоминающую формулу гитлеровцев.

К разделу IV. В конце раздела неудачно сказано, что «народ будет иметь право создавать на добровольных началах организации разного рода — политические, профсоюзные, кооперативные...», как будто эти права ему впервые предоставляются. Очевидно, необходимо сказать о полном восстановлении всех демократических прав народа.

К разделу V. Начало раздела (первый абзац) требует редакционного исправления. Во всем разделе, хотя и говорится о равноправии чешского и словацкого народов, вопрос о государственных формах их дальнейшего существования поставлен крайне расплывчато: нет упоминания ни об автономии Словакии, ни о федеративном объединении Чехии и Словакии. В интересах преодоления словацкого сепаратизма, особо культивировавшегося немцами, очевидно, следует сказать более определенно о будущих государственных формах существования Словакии в рамках единого чехословацкого государства. Кроме того, совершенно необходимо сформулировать обязательства об обеспечении прав национальных меньшинств (в первую очередь украинцев и русин).

К разделу VII. Не следует говорить об *автоматическом утверждении гражданства и обеспечении возвращения в республику для лиц немецкой и венгерской национальностей*, хотя бы и при установлении определенных условий. Очевидно, здесь требуется персональный подход в каждом случае.

176

 


К разделу VIII. Следует указать на *привлечение к ответственности немецких и венгерских военных преступников*, совершавших преступления не только в отношении народов Чехословакии и СССР, но и в отношении народов других союзных стран. Вряд ли следует также говорить о том, что «служба в государственном и общественном аппарате бывшего оккупационного и предательского режима сама по себе не будет считаться подлежащей наказанию» (стр. 13).

К разделу X. Во втором абзаце следует исключить слово «крупным», когда говорится об отчуждении *земли немецких и венгерских помещиков*3.

К разделу XIV. Выражение «нужно взяться за корень зла» (стр. 22) непонятно. Слишком общо также выражение «в духе нового времени и новых потребностей государства» (стр. 23). Непонятно также, почему нужны чрезвычайные декреты, чтобы дать возможность молодежи вступать в средние школы и культурные учреждения «на основе своих способностей» (стр. 24).

Как общее замечание следует указать, что проект платформы в ряде разделов *слишком детален*, в связи с чем и весь проект громоздок. В целом проект может быть принят за основу для выработки платформы нового чехословацкого правительства.

В.Зорин

АВП РФ. Ф. 06. Оп. 7. П. 51. Д. 822. Л. 1-3. Подлинник.

___________________
1 Разослано В.Молотову, А.Вышинскому. 10 марта 1945 г. К.Готвальд направил в ОМИ ЦК ВКП(б) и НКИД СССР проект правительственной программы, которая должна была стать основой для переговоров коммунистов с демократическим лагерем, возглавляемым президентом Э.Бенешем, по вопросам послевоенного развития страны. В сопроводительном письме К.Готвальд писал: «Проект правительственной программы в целом проходит стадию обсуждения. Еще предстоит подробно рассмотреть его после приезда наших товарищей из Словакии и Лондона до того, как в письменном и окончательном варианте он будет предложен нашим партнерам. Мы обращаемся к Вам с большой просьбой помочь нам советами и указаниями при решении этой важной задачи» (РГАСПИ Ф. 17. Оп. 128. Д. 128. Л. 76). В ЦК с текстом проекта знакомился Г.М.Димитров. В НКИД СССР документ смотрел В.М.Молотов. На тексте проекта имеются письменные пометы Молотова: «1. Славянский союз (Объединение + Ср[едняя] Ев[ропа], Вост[очная] Ев[ропа].

2. Закарпатская Украина — немедленная передача и присоединение к Украинской ССР.

3. Два гос[ударст]ва (чехи + словаки)» (РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 1357. Л. 177).
2 Текст, отмеченный * — *, подчеркнут В.Молотовым.
3 Замечания к разделам VII, VIII, X отчеркнуты В.Молотовым по левому полю волнистой чертой.

177

 


 

 

№ 48

Письмо заместителя заведующего ОМИ ЦК ВКП(б)
Л.С.Баранова М.Ракоши об отправке на родину
венгерских коммунистов и с просьбой о присылке копий
партийных документов и информации по ряду вопросов

г. Москва

23 марта 1945 г.
СЕКРЕТНО

Уважаемый товарищ Ракоши!

Ваше письмо от 17 марта 1945 г.1 получено. Вы, вероятно, уже получили нашу телеграмму по вопросу об отправке на родину венгерских товарищей. Кроме 7-ми товарищей, которые прибудут тем же самолетом, что и это письмо, к отъезду готовы еще 10 человек, в том числе Ракоши Зольтан, Варга Иштван, Керестеш М[...]2, Цобель Анна и еще 6 товарищей из Челябинска.

Что касается «Кошута»3, то, по нашему мнению, его деятельность может быть прекращена, как только наладится работа радиостанций, о предполагаемой организации которых Вы пишете.

Прошу Вас выслать нам копии важнейших партийных решений и других документов, а также комплекты важнейших венгерских газет за последние недели. Мы имеем только отдельные случайные номера. Нам необходима, кроме того, более подробная информация по следующим вопросам:

1. Экономическое положение страны (состояние промышленности, сельского хозяйства, ход весеннего сева, запасы продовольствия, топлива, состояние электростанций, транспорта и т.д.).

2. Деятельность реакционных сил, особенно в связи с земельной реформой.

3. Отношение различных слоев населения и политических кругов к Трансильванскому вопросу.

4.  Позиция церкви.

5. Отношение населения к Красной Армии, Советскому Союзу и союзным странам.

6. Каково положение с информацией населения о Советском Союзе, его политике, культуре и пр. Что, с Вашей точки зрения, следует предпринять для улучшения постановки этого дела?

7. Каковы отклики на обращение будапештского комитета по вопросу о снабжении столицы и есть ли какие-либо результаты? Как вообще организовано дело снабжения?

Хотелось бы также получить краткие характеристики на остававшихся в стране, а также вновь выдвинувшихся и не известных нам руководящих работников КП Венгрии.

Л.Баранов

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 782. Л. 135-136. Подлинник.

178

 


___________________
1 См. док. № 45.
2 Имя не читается.
3 Имеется в виду действовавшая в Москве до окончания войны радиостанция венгерских коммунистов им. Кошута.

 

 

№ 49

Постановление ГКО об охране границы между
Польшей и Чехословакией погранотрядами
НКВД СССР 1

г. Москва

2 апреля 1945 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

Постановление № ГОКО — 7970 сс

от 2 апреля 1945 г.

Москва, Кремль

Государственный Комитет Обороны постановляет:

1. Возложить на НКВД СССР охрану границы Польши с Чехословакией.

2. Обязать НКВД СССР (тов. БЕРИЯ) для охраны границы Польши с Чехословакией сформировать пять пограничных отрядов общей численностью 10100 человек, укомплектовав их опытным рядовым, сержантским и офицерским составом пограничных войск, несущих службу по охране государственной границы СССР2.

Для руководства пограничными отрядами на польско-чехословацкой границе сформировать Окружное управление пограничных войск НКВД и дислоцировать его в г. Краков.

3. Организацию охраны границы Польши с Чехословакией на участке от станции Уток до селения Яблонка, ныне освобожденного от немецких войск, закончить к 1 мая с.г. и на участке от селения Яблонка до реки Одер — по мере освобождения территории от немецких войск.

4. Обязать НКО (т.т. БУЛГАНИНА и СМОРОДИНОВА) передать НКВД СССР к 10 апреля с.г. 5000 человек, годных к несению строевой службы, из них: офицеров — 650 человек, сержантов и рядовых — 4350 человек.

5. Обязать НКО (тов. БУЛГАНИНА) рассмотреть и удовлетворить заявки НКВД СССР на автотранспорт, вооружение, конский состав и другое имущество, необходимое для обеспечения вновь формируемых пяти пограничных отрядов.

6. Увеличить численность пограничных войск НКВД СССР на 5000 чел.

179

 


7. Обязать Наркомфин СССР (тов. ЗВЕРЕВА) увеличить ассигнования по смете НКВД СССР на содержание дополнительной численности войск.

Председатель Государственного
Комитета Обороны
И.Сталин

РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 467. Л. 128-129. Подлинник.

___________________
1 31 марта 1945 г. Л.Берия направил проект постановления И.Сталину со следующим сопроводительным письмом: «Сов. секретно. Государственный комитет обороны. Товарищу Сталину И.В. В соответствии с Вашим указанием об организации охраны границы Польши с Чехословакией, для охраны польско-чехословацкой границы протяженностью 630 км будет сформировано 5 пограничных отрядов и организовано Управление пограничных войск округа в гор. Краков.

Вопрос о принятии под охрану пограничных войск НКВД польско-чехословацкой границы на время, пока Польское Временное правительство сформирует свою пограничную охрану, нами согласован с БЕРУТОМ.

Представляя при этом проект постановления Государственного Комитета Обороны, прошу Вашего решения. Народный Комиссар внутренних дел Союза ССР Л.Берия» (РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 467. Л. 130). К проекту была также приложена «Справка по дислокации погранчастей НКВД Юго-Западного округа на границе Польши с Чехословакией» за подписью Начальника пограничных войск НКВД СССР генерал-лейтенанта Стаханова (Л. 131).

Постановление разослано Берии (НКВД), Молотову, Маленкову, Вознесенскому, Булганину, Хрулеву, Чадаеву — все; Смородинову — 4; Звереву — 6,7.
2 После принятия этого постановления Л.Берия подготовил на имя И.В.Сталина докладную записку, в которой сформулировал конкретные предложения: «НКВД СССР считает целесообразным:

1. Организовать охрану границы между Чехословакией и Польшей по границе 1939 г., для чего предложить НКВД СССР договориться с Чехословацким правительством об отводе чехословацкой администрации из указанных районов.

2. Учитывая хозяйственно-бытовые нужды пограничного населения Польши и Чехословакии, сохранить существующий порядок упрощенного перехода границы между Польшей и Чехословакией.

3. Распространить на пограничные отряды НКВД существующее положение о порядке производства арестов органами КРО «СМЕРШ» в прифронтовой полосе, установив, что пограничные отряды подвергают задержанию всех лиц, пытающихся нелегально нарушить границу, а также производят аресты в 50 км. полосе от границы бандитов, диверсантов, агентов противника, активных участников организации Армии Крайовой, контрабандистов, перекупщиков и других лиц, готовящихся к побегу за границу» (АП РФ. Ф. 3. Оп. 66. Д. 725. Л. 7-8).

180

 


 

 

№ 50

Постановление ГКО об организации охраны президента
Э.Бенеша и правительства Чехословакии силами
НКВД СССР1

г. Москва

2 апреля 1945 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

Постановление ГОКО № 7971 сс

от 2 апреля 1945 г.

Москва, Кремль

Государственный Комитет Обороны постановляет:

1. Поручить НКВД СССР (т. Берия) выделить для охраны президента Чехословакии Бенеша и чехословацкого правительства на освобожденной Красной Армией территории Чехословакии отдельный батальон войск НКВД численностью в 350 человек.

2. Обязать НКО (т. Воронова) для прикрытия резиденции чехословацкого правительства выделить один зенитный полк в составе:

85-ти мм орудий — 48
37-ми мм орудий — 36
зенитных пулеметов — 33
прожекторов — 46
батарей «СОН» — 2

и один истребительный авиационный полк в 32 самолета. Выделяемые средства прикрытия подчинить командиру отдельного батальона войск НКВД.

3. Обязать НКО (т.т. Хрулева, Федоренко и Пересыпкина) выделить на укомплектование отдельного батальона НКВД:

грузовых автомашин «ЗИС» — 15
легковых автомашин «Виллис» — 5
бронетранспортеров — 5
санитарных машин — 1
радиостанцию «РАФ» на автомашине — 1

Председатель Государственного
Комитета Обороны
И.Сталин

РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 467. Л. 132-133. Подлинник.

___________________
1 31 марта 1945 г. Л.Берия в сопроводительном письме И.Сталину, к которому был приложен проект постановления, сообщал: «В соответствии с Вашими указаниями для охраны президента Чехословакии Бенеша и чехословацкого правительства на освобожденной Красной Армией территории Чехословакии формируется отдельный батальон войск НКВД. Для организации охраны в Чехословакию командируется комиссар госбезопасности тов. ШАДРИН с группой оперативных работников. Командующим

181

 


Артиллерией Красной Армии тов. Вороновым выделяется для прикрытия резиденции Чехословацкого правительства один зенитный полк и один истребительный авиационный полк... Прошу Вашего решения» (РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 467. Л. 134).

Постановление разослано Берии (НКВД), Молотову, Маленкову, Булганину, Чадаеву — все; Воронову — 2; Хрулеву, Федоренко, Пересыпкину — 3.

 

 

№ 51

Донесение И.А.Серова Л.П.Берии о дезертирстве
из рядов 2-й Польской армии1

2 апреля 1945 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

1-й БЕЛОРУССКИЙ ФРОНТ

Москва. НКВД СССР - товарищу БЕРИЯ

В соответствии с решением Ставки 2-я польская армия в период марта месяца передислоцировалась с 1-го Белорусского фронта на 1-й Украинский фронт. По достижении дивизиями района Бреслау, среди офицерского и рядового состава стали появляться провокационные слухи о том, что 2-ю польскую армию ведут к границам Чехословакии, чтобы разоружить и погрузить в эшелоны для отправки в Сибирь. В результате таких слухов в период с 23 по 27 марта с.г. в 8-й, 9-й и 10-й польских дивизиях началось дезертирство солдат и подофицеров. В общей сложности из этих трех дивизий дезертировало около 200 человек2.

Командующий 2-й польской армией генерал-лейтенант СВЕРЧЕВСКИЙ был встревожен этим обстоятельством, в связи с чем обратился ко мне за помощью.

При выезде на место ознакомился с состоянием оперативной работы отделов информации дивизий и установил, что работа стоит на низком уровне, а начальник отдела информации 2-й польской армии подполковник ГУРО спился и заболел белой горячкой, в связи с этим с должности начальника отдела информации освобожден. Начальником отдела информации назначен подполковник ЗАЙЦЕВ, работающий заместителем начальника отдела.

С начальниками отделов информации дивизий проведено совещание, на котором даны конкретные указания о работе в дивизиях, а в полки назначены более квалифицированные уполномоченные.

Также была установлена плохая работа политических органов во 2-й польской армии, в связи с чем тов. ШАТИЛОВ провел инструктивное совещание с политработниками дивизий.

В частях и дивизиях, где были случаи дезертирства и провокационных слухов, проведена разъяснительная работа на собраниях рядового и офицерского состава.

182

 


Организованным преследованием дезертировавших 29 марта была настигнута группа дезертиров из 8-й польской дивизии в числе 24-х человек, которые оказали сопротивление. В результате перестрелки 3-е убито, 3-е ранено, остальные захвачены живыми. Также задержано 10 дезертиров из 10-й пехотной польской дивизии.

Допросом дезертиров установлено, что в батальоне, из которого дезертировали солдаты и подофицеры, служили 2 аковца, которые вечером 24 марта подняли солдат, забрали оружие и ушли; пройдя 20 километров, эти подофицеры сообщили дезертировавшим, что им нужно расходиться по домам, а сами ушли в лес.

Ведется дальнейший допрос арестованных дезертиров в целях выявления среди военнослужащих 2-й польской армии руководящих лиц из числа аковцев, проникших в подразделения.

Также считаю необходимым доложить, что среди отдельных военнослужащих польской армии имеется настроение, подогреваемое аковцами, о том, что против участка фронта Войска Польского будет наступать армия Андерса, с которой необходимо брататься, так как она является основным польским войском3.

Приняты меры к выявлению и аресту распространителей этих провокационных разговоров.

(Серов)

ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 94. Л. 277-278. Заверенная копия.

___________________
1 Разослано И.Сталину, В.Молотову, Г.Маленкову, Н.Булганину.
2 Дезертирство из польских воинских частей весной 1945 г. носило довольно массовый характер. Например, 2 марта 1945 г. из офицерской танковой школы Войска Польского дезертировало 70 вооруженных курсантов во главе с командиром роты, которые на следующий день были с помощью оружия задержаны двумя оперативными группами польской службы безопасности. В тот же день, 2 марта, во время движения на фронт дезертировал батальон (до 380 чел.) 28 полка 9-й польской дивизии. Органами милиции были задержаны 48 чел., 3 чел. вернулись в часть самостоятельно; 29 апреля 1945 г. в Жешовском воеводстве (г. Соколув) дезертировал батальон численностью 450 чел., из которых — 240 вооруженных военнослужащих. Для преследования дезертиров были использованы 2 батальона внутренних войск НКВД (ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 93. Л. 318, 319; Д. 95. Л. 341).

Массовое дезертирство имело место и из внутренних войск Министерства общественной безопасности Польши. Так, 23 апреля 1945 г. дезертировал расквартированный в г. Любарчев батальон численностью 640 чел., 30 апреля в г. Билгорай покинули казармы 450, а 2 мая еще 510 солдат и офицеров внутренних войск (ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 95. Л. 371—373).
3 16 апреля 1945 г. И.Серов направил Л.Берии подробное донесение о том, что «среди солдат и офицеров 1-й польской армии, действующей в составе 1-го Белорусского фронта, появились нездоровые настроения в связи с предстоящей встречей с войсками армии Андерса». Он предложил предпринять меры для устранения таких настроений в польской армии, и в частности: «Перед началом активных действий под различными предлогами изъять всех военнослужащих, активно выступающих за дружескую встречу с армией Андерса и против временного правительства» (ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 95. Л. 32-35).

183

 


 

 

№ 52

Постановление ГКО о дополнительном предоставлении
правительству Чехословакии вооружения и военного
имущества и выделении офицеров-инструкторов
для чехословацкой армии 1

г. Москва

13 апреля 1945 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

Постановление № ГОКО-8122 сс

от 13 апреля 1945 г.

Москва, Кремль

Государственный Комитет Обороны постановляет: Отпустить Правительству Чехословакии недостающее вооружение, автотранспорт, самолеты, танки, имущество связи, инженерное и химическое имущество, согласно прилагаемым расчетам2:

1. В первую очередь к 15 мая 1945 г.:

а) вооружение, автотранспорт и военное имущество для:

— четырех пехотных дивизий по табелям гвардейской стрелковой дивизии КА численностью 10712 человек, развертываемых на базе трех чехословацких пехотных и одной воздушно-десантной бригад;

— одного армейского управления, развертываемого на базе управления I чехословацкого пехотного корпуса;

— одного армейского полка связи, развертываемого на базе существующего чехословацкого корпусного батальона связи;

— одной батареи командующего артиллерией армии, формируемой на базе батарей командующего артиллерией чехословацкого пехотного корпуса;

— одного автотранспортного батальона, формируемого на базе чехословацкой автороты подвоза;

— одной роты охраны армейского управления;

— одного штабного автомобильного взвода армейского управления;

б) учебное вооружение и учебное имущество на формирование:

— одного пехотного училища численностью 1000 человек курсантов;

— одного артиллерийского училища численностью 800 человек курсантов;

— одного инженерного училища численностью 800 человек курсантов;

— одного училища связи численностью 800 человек курсантов.

2. Во вторую очередь к 15 июля 1945 года:

а) 32 самолета ПЕ-2 на формирование одного бомбардировочного авиационного полка, включаемого в состав смешанной чехословацкой авиационной дивизии;

б) 65 танков Т-34 на вооружение существующей чехословацкой танковой бригады;

в) вооружение, автотранспорт и имущество на формирование:

— одной армейской пушечной артиллерийской бригады, развертываемой на базе чехословацкого корпусного артиллерийского полка;

184

 


— одной минометной бригады;

— одной артиллерийской истребительно-противотанковой бригады;

— одного армейского полка ПВО.

3. Отпустить до 15 мая с.г. полтора боекомплекта боеприпасов на выделяемые по настоящему постановлению виды оружия.

4.  Отпустить до 15 мая с.г. для правительственного аппарата Чехословакии автомашин: «ГАЗ-67» — 24; грузовых — 58 и мотоциклов — 38.

5. Обязать Начальника Главного Управления Кадров НКО т. Голикова и командующих родов войск Красной Армии выделить для формируемых чехословацких военных училищ сроком на 6 месяцев 24 человека офицера-инструктора согласно приложению № 9.

6. Утвердить положение об офицерах-инструкторах в училищах чехословацкой армии (см. приложение № 10).

Приложения. 1. Ведомости на отпускаемое артиллерийское вооружение, автомобили, имущество связи, инженерное и химическое имущество за № 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 83.

2. Расчет выделения офицеров-инструкторов — № 9.

3. Положение об офицерах-инструкторах — № 10.

Председатель Государственного
Комитета Обороны
И.Сталин

Сов. секретно
Приложение № 9
к постановлению ГОКО№ 8122 сс
от 13 апреля 1945 г.

Расчет выделения офицеров-инструкторов для училищ Чехословацкой армии

Наименование специальностей Количество выделяемых
Инструктор по тактике и топографии 4
Инструктор огневого дела 4
Инструктор по артиллерии

и материальной части артиллерии
3
Инструктор инженерного дела 3
Инструктор по фортификации 1
Инструктор по минно-подрывному

и минно-подземному делу
1
Инструктор по военным мостам и переравам 4
Инструктор по средствам связи
Инструктор по электротехнике и радиоехнике 3
Всего 24

185

 


Сов. секретно
Приложение № 10
к постановлению ГОКО № 8122 сс
от 13 апреля 1945 г.

Положение о советских офицерах-инструкторах
в чехословацкой армии

1. Офицеры Красной Армии направляются в чехословацкую армию в качестве инструкторов-преподавателей по просьбе чехословацкого правительства.

2. На офицеров-инструкторов возлагается задача оказания помощи командованию военных училищ чехословацкой армии в подготовке и обучении курсантского состава.

3. Офицеры-инструктора в отношении личного состава чехословацкой армии никакими административными правами не пользуются.

Основным методом работы инструкторов в осуществлении задач, изложенных в пункте 2, является непосредственное обучение курсантов военных училищ, способствующее наилучшему усвоению проходимых программных вопросов и правильному применению и эффективному использованию отпускаемого для чехословацкой армии советского вооружения и военного имущества.

В своей практической деятельности инструктора не допускают элементов подмены командования чехословацких училищ.

Каждый инструктор в своей практической работе должен установить полное взаимное понимание и тесный контакт, способствующий росту теоретических и практических знаний курсантов училищ чехословацкой армии.

4. Все инструктора подчиняются старшему инструктору, который, в свою очередь, подчиняется Начальнику Управления специальных заданий Генерального Штаба Красной Армии. Инструктора остаются на действительной военной службе в Красной Армии, сохраняют все права и преимущества, установленные для офицеров Красной Армии, и носят форму и знаки различия, присвоенные им в Красной Армии.

5. Материальное обеспечение:

а) вещевое довольствие инструкторам отпускается по нормам и срокам, установленным в Красной Армии.

При отъезде в чехословацкую армию им выдается новый комплект обмундирования вне зависимости от выданного ранее. Этот комплект состоит из повседневной и парадной формы улучшенного качества. Отпуск вещевого довольствия осуществляется Начальником Тыла Красной Армии по заявкам Управления специальных заданий Генерального Штаба Красной Армии;

б) денежное довольствие составу инструкторов выплачивается за счет сметы НКО Союза ССР.

За личным составом офицеров-инструкторов на все время правительственной командировки сохраняются размеры денежного

186

 


содержания (основной оклад, в том числе и гвардейский, и процентная надбавка за выслугу лет), получаемые по ранее занимаемой должности.

За семьями офицеров-инструкторов сохраняется литерное питание (обеденная карточка и сухой паек), если их получал глава семьи до убытия в правительственную командировку;

в) табельное вооружение и боеприпасы аппарату инструкторов выдается Начальником Главного артиллерийского управления Красной Армии по заявкам Управления специальных заданий Генерального Штаба Красной Армии;

г) питание, квартиры и коммунальные услуги для всех офицеров-инструкторов обеспечиваются чехословацким правительством бесплатно.

РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 478. Л. 1-3, 18, 19-21. Подлинник.

___________________
1 Разослано Булганину, Антонову — все; Яковлеву, Хрулеву, Тягунову, Пересыпкину, Воробьеву (НКО), Аборенкову, Новикову (ВВС), Федоренко, Голикову — соответственно.

Из документов фонда ГКО следует, что, начиная с ноября 1942 г., советское правительство регулярно оказывало материально-техническую и кадровую помощь формирующимся на территории СССР чехословацким воинским частям. Так, в постановлении ГКО № 4859 сс от 30 декабря 1943 г. говорилось: «...1. Удовлетворить ходатайство Чехословацкого командования о дополнительном сформировании, кроме существующих (1-я отдельная ордена Суворова 2-й степени Чехословацкая бригада и запасная рота), новых чехословацких воинских формирований:

1) Отдельной чехословацкой воздушно-десантной бригады...

2)  Отдельного чехословацкого танкового батальона...

3)  Отдельной чехословацкой авиационной эскадрильи истребителей...

4)  Запасного чехословацкого пехотного батальона...

2. На укомплектование формируемых частей обратить личный состав ныне существующей запасной чехословацкой части, а также состав военнопленных германской, венгерской, итальянской и румынской армий чехословацких национальностей и гражданства, содержащихся в лагерях НКВД для военнопленных.

3. Пунктом формирования воздушно-десантной бригады, отдельного танкового и запасного батальонов определить г. Ефремов (МВО). Пунктом формирования и подготовки отдельной авиационной эскадрильи истребителей определить г. Иваново (МВО).

[...] 6. Поручить генерал-майору т. Петрову совместно с т. Жуковым отобрать из числа содержащихся в лагерях НКВД в качестве военнопленных лиц чехословацких национальностей и гражданства, пригодных для службы в формируемых чехословацких частях, к 10 января 1944 года направить их в г. Ефремов и передать чехословацкому командованию.

7. НКВД СССР ежемесячно сообщать т. Жукову данные о поступающих в лагеря для военнопленных лицах чехословацких национальностей и, по согласованию с ним, передавать этих лиц в распоряжение чехословацкого командования.

8. Генерал-полковнику т. Смородинову дать указание командующим фронтами-округами о направлении в пункт формирования чехословацких частей лиц чехословацких национальностей, захватываемых в составе ор-

187

 


ганизаций ТОДТа или вливающихся с партизанскими отрядами в части К[расной] А[рмии].

[...] 10. Возложить на НКО СССР материальное и финансовое обеспечение формируемых на территории СССР чехословацких воинских частей наравне с частями КА... Все имущество для чехословацких частей отпускать бесплатно.

[...] 14. Удовлетворить ходатайство чехословацкого командования о разрешении въезда в СССР недостающего количества старших офицеров. Поручить НКИД при получении заявки от чехов установить упрощенный порядок въезда в СССР чехословацких офицеров.

15. Оперативное обслуживание чехословацких воинских частей на территории СССР возложить на НКГБ СССР.

Председатель Государственного
Комитета Обороны
И.Сталин»

(РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 184. Л. 160-163).
2 Не публикуются.
3 Не публикуются.

№ 53

Записка Л.С.Баранова Г.М.Димитрову о посылке
спецкурьера в Румынию для получения необходимой
информации по ряду вопросов
1

г. Москва

23 апреля 1945 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

Георгий Михайлович!

Прошу просмотреть и утвердить перечень вопросов по Румынии, который мы предполагаем вручить спец. курьеру.

Прошу также Вашего разрешения на посылку в качестве курьера тов. Матвеева. Во-первых, он оторвался от страны и ему будет полезно побывать там; во-вторых, он все-таки знает язык, кадры, и, при соответствующей настойчивости с его стороны, он может полнее и быстрее получить там нужную нам информацию.

Прошу также Ваших указаний т. Прудникову2 о возможно более быстрой посылке самолета с курьером в Бухарест, т.к. нам материал этот нужен для бюллетеня.

Л.Баранов
СОВ. СЕКРЕТНО

От ЦК КП Румынии для Отдела ЦК ВКП(б)
необходимы данные по следующим вопросам:

О военном и политическим положении в стране.

а) Важнейшие мероприятия правительства Гроза в деле укрепления демократических сил в стране.

188

 


б) Преобразование вооруженных сил страны. Состояние армии (кадры, политико-моральное состояние и др.).

в) Мероприятия правительства, направленные на упрочение демократических сил в Трансильвании. Положение в Трансильвании.

г) Ход земельной реформы. Роль компартии и других партий3 в проведении реформы.

д) Восстановление промышленности и всего народного хозяйства.

е) Внешнеполитическое положение страны. Отношение с соседними странами;

ж) Краткая характеристика членов правительства концентрации демократических сил.

О компартии

а) Численный и социальный состав партии (накануне войны, во время войны и в данное время).

б) Организационная структура партийных органов и аппарата ЦК. Состояние партхозяйства (учет коммунистов и парткадров).

в) Характеристики членов политбюро, членов ЦК, руководящих партийных работников обкомов, уездных комитетов и крупных городских комитетов.

г) Оценка ЦК роли компартии в объединении всех народных сил на борьбу против фашизма и реакции (накануне войны, во время войны и в настоящее время) и в борьбе за демократизацию страны.

д) Роль партии в проведении важнейших мероприятий нового правительства, направленных на упрочение демократических сил в стране.

О комсомоле

а) Численный и социальный состав комсомольской организации (накануне войны, во время войны, в настоящее время).

б) Организационная структура комсомольских органов и аппарата ЦК.

в) Характеристика членов бюро ЦК, членов ЦК, руководящих работников обкомов, уездных комитетов, крупных городских комитетов.

г) Молодежные организации и их руководители, поддерживающие комсомол или сотрудничающие с ним.

О Национально-демократическом фронте

а) Организационная структура НДФ.

б) Характеристика членов Совета НДФ.

в) Характеристика руководства организаций, входящих в НДФ, их численный состав и деятельность (социал-демократическая партия, фронт земледельцев, патриотический союз, патриотическая защита).

189

 


г) Программа НДФ. Роль НДФ в борьбе за демократизацию страны.

д) Данные об организациях и их руководителях, поддерживающих НДФ (Арлюс, Общество священников-демократов, оппозиционные группы «исторических» партий и др.).

О профсоюзах

а) Организационная структура профсоюзов и их численный состав.

б) Характеристика членов конфедерации труда и руководящих работников отдельных4 профсоюзов.

в) Важнейшие мероприятия новых профсоюзов по улучшению положения рабочего класса.

О печати

а) Периодическая печать компартии (название газет, тираж, характеристика руководства).

б) Периодическая печать, поддерживающая или сотрудничающая с НДФ (название газет, тираж, характеристика руководства).

в) Периодическая печать реакционных враждебных кругов (название газет, тираж, характеристика руководства).

О реакционных партиях иорганизациях

а) Численный и социальный состав национал-царанистской и национал-либеральной партий. Процесс расслоения и внутр[енней] борьбы в этих партиях5.

б) Организационная структура. Краткая характеристика руководства.

в) Реакционная, антидемократическая деятельность «исторических» партий (накануне войны, во время войны и в настоящее время).

г) Образование оппозиционных групп в «исторических» партиях.

д) Краткая характеристика руководства, численный состав и деятельность «железногвардейцев» и др. организации.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 769. Л. 17-19. Подлинник.

___________________
1 На документе имеются резолюции: «т. Баранову. Можно отправить т. Матвеева в качестве курьера. 24.4.45 г. Г.Д[имитров]», «Исполнено в м. [неразборчиво] 1945 г. Матвеев выбыл и организовал посылку информации (подпись неразборчива)», «Сообщить т.Прудникову. Г.Д[имитров]», «т. Мошетову. Прошу реализовать это (зачеркнуто) указание Г[еоргия] М[ихайловича]. Л.Баранов».
2 Прудников М.Б. — директор Научно-исследовательского центра № 100, находившегося в распоряжении ОВП. Институт занимался обеспечением специальной курьерской связи с компартиями, отправкой «спецгрузов», поддержанием радиосвязи с зарубежными компартиями и др. техническими вопросами.

190

 


3 Перечень содержит правку Г.Димитрова. Слова «и других партий» вписаны карандашом.
4 Слово «отдельных» вписано Г.Димитровым.
5 Слова «Процесс расслоения и внутр[енней] борьбы в этих партиях» вписаны от руки Г.Димитровым.

№ 54

Из дневника В.А.Зорина. Из записи беседы
с премьер-министром Чехословакии З.Фирлингером
и заместителем министра иностранных дел В.Клементисом
о возможном трипартитном соглашении между СССР,
Чехословакией и Польшей, поведении солдат Красной
Армии в Западной Словакии и др.

г. Прага

25 мая 1945 г.
СЕКРЕТНО

Сегодня в 16.30 я посетил Фирлингера по его просьбе. Фирлингер представил мне Клементиса и сообщил, что последний приступил к исполнению своих обязанностей.

Коснувшись последних новостей, Фирлингер затронул вопрос о подписании советско-польского договора о дружбе, взаимопомощи и послевоенном сотрудничестве. Фирлингер спросил меня, не следует ли в связи с этим договором подумать о трипартитном соглашении между СССР, Чехословакией и Польшей. Я сказал, что, очевидно, этот вопрос встанет перед нами, но обещал по этому поводу подумать.

Затем Фирлингер вновь коснулся вопроса об инцидентах, которые имели место в Братиславе и в других городах Западной Словакии в связи с недисциплинированностью отдельных групп наших бойцов. Фирлингер сообщил, что Президенту был доставлен специальный доклад о положении в Западной Словакии, в котором значительное место занимают эти инциденты, причем Бенеш, ознакомившись с этим материалом, был обескуражен им, даже взволнован. Его особенно беспокоило то, что на этой почве может быть развернута враждебная пропаганда и что настроение населения может быть не всюду здоровым по отношению к Красной Армии.

Я заметил, что, как помнит Фирлингер, во время приема у товарища Сталина перед отъездом Президента товарищ Сталин останавливался на этом вопросе и предупреждал чехословацких деятелей о том, что бойцы Красной Армии, прошедшие в тяжелейших условиях путь от Сталинграда до Будапешта и Берлина, могут иногда допустить отдельные вольности в своем поведении и что их надо извинить1.

Фирлингер от себя добавил, что он тоже понимает военную обстановку и помнит хорошие слова товарища Сталина по этому по-

191

 


воду. Но он считает, что хорошо бы было предупредить некоторые факты, которые вызывают раздражение населения и могут быть использованы и уже используются враждебными элементами. Лучше было бы, если бы этих фактов не было.

Вслед за этим Фирлингер спросил меня, не получил ли я ответа по поводу возможности отъезда членов правительства в чешские районы и по поводу посылки министра Носека в эти же районы для налаживания административного аппарата. Я сказал, что пока не имею ответа. Тогда Фирлингер спросил, не явилось ли бы возможным отправиться ему и еще кому-либо из членов правительства к Маршалу Малиновскому для того, чтобы с ним переговорить по некоторым вопросам, связанным с организацией власти на освобожденных войсками фронта территориях Чехословакии. Я сказал, что по этому поводу необходимо запросить Малиновского и что, как мне кажется, это будет, вероятно, возможно.

На вопрос Фирлингера, не решены ли вопросы о связи правительства с Москвой и о транспорте, я ответил, что первый вопрос как будто бы разрешен, и в ближайшее время будет установлена прямая телеграфная связь Кошице с Москвой, а второй вопрос — о транспорте, возможно, будет решен в ближайшее время. Кроме того, я сообщил Фирлингеру, что бензин для автотранспорта правительства будет доставлен сегодня или завтра утром.

Фирлингер поблагодарил за эти сообщения...2

АВП РФ. Ф. 0138. Оп. 26. П. 132. Д. 8. Л. 77-78. Копия.

___________________
1 В.Зорин напомнил З.Фирлингеру об ужине в честь делегации Чехословакии 28 марта 1945 г. в Кремле. Сталин, в частности, говорил: «Красная Армия в своем победном наступлении допускает иногда излишние перегибы. Прошу Вас простить и не держать зла. Я прошу Вас извинить за то, что на Вашей территории дело может дойти до некоторых непристойностей. Психология воина Красной Армии объясняет это. Этот воин прошел от Сталинграда до Германии и сейчас ощущает себя на вершине своей победной славы. Каждый из них считает себя героем и полагает, что ему, как герою, все позволено и все будет прощено» (Státní Ustredni Archiv Ceske Republiky (SUA). F. 100/24. Sv. 172. A.j. 1534).

Вопрос о поведении бойцов Красной Армии И.В.Сталин поднимал и в беседе с главой делегации НКОЮ А.Хебрангом 9 января 1945 г. «Нельзя характеризовать армию на основании отдельных случаев, из-за одного урода нельзя оскорблять всю Красную Армию, — говорил Сталин. — Надо понять душу бойца, который прошел с боями 3 тыс. км от Сталинграда до Будапешта. Боец думает: он герой, ему все можно, сегодня он жив, завтра убит, ему все простят. Бойцы устали, поизмотались в длительной и тяжелой войне. Неправильно становиться на точку зрения "приличного интеллигента"... Есть отдельные случаи, позорящие наших бойцов. Мы за это расстреливаем. Но надо помнить, что люди измотались, изнервничались, думают, что они герои, которым все разрешено, все позволено» (АВП РФ. Ф. 06. Оп. 7. П. 53. Д. 872. Л. 10).
2 Опущен материал о переданных Британской радиовещательной компанией сведениях о ситуации в Чехословакии и др.

192

 


 

 

№ 55

Из дневника советника посольства СССР в Чехословакии
Н.Я.Демьянова. Запись беседы с представителями
Министерства промышленности В.Эрбаном и М.Радой
об оказании советскими экономистами помощи
Чехословакии в восстановлении и управлении
промышленностью1

г. Прага

25 мая 1945 г.
СЕКРЕТНО

Сегодня ко мне пришли из Министерства промышленности д-р Эрбан и инженер Рада, которые в беседе со мной высказали просьбы министра промышленности Лаушмана относительно оказания Чехословакии всесторонней помощи советских экономических органов планирования в деле организации восстановления и управления чехословацкой промышленности, подлежащей национализации. В частности, они затронули следующие вопросы:

Министерство промышленности намерено войти с ходатайством через правительство Чехословацкой Республики перед правительством СССР о посылке в СССР специальной комиссии ЧСР, которая бы ознакомилась в СССР с планированием и управлением отдельных отраслей народного хозяйства с тем, чтобы по возвращении в Чехословакию перенести этот опыт в национализированную государственную промышленность ЧСР.

Они высказали мнение о возможности организации постоянного института советников СССР при Экономическом совете чехословацкого правительства.

Затем инженер Рада поинтересовался возможностью закупки в СССР некоторого количества железной руды для доменных печей Тешинской области, которая является основным промышленным горнорудным районом Чехословацкой Республики, и просил меня оказать возможное содействие в получении необходимой литературы о планировании советской экономики, ее финансировании и др. литературы.

Выслушав своих собеседников, я ответил им, что просьбу правительства Чехословацкой Республики о посылке в СССР отдельной комиссии для ознакомления с основами планирования советской промышленности и о посылке экономических советников в Чехословакию посольство не преминет довести до сведения соответствующих компетентных советских властей незамедлительно.

Относительно экономической литературы я обещал снестись с «Международной книгой».

Затем д-р Эрбан, давая общую характеристику чехословацкой промышленности, указал, что она в довоенное время являлась весьма развитой промышленностью в техническом отношении и ее было бы нетрудно взять в государственные руки и наладить дальнейшее развитие в плановом порядке при использовании уже имеющегося опыта в СССР. В частности, касаясь заводов Шкода, Эрбан заметил, что технологический процесс этих заводов ничем

193

 


не отличался, а даже в отдельных деталях превосходил технологические процессы главнейших заводов Европы. Эти заводы Шкода являлись как бы основой наших промышленных предприятий, которые мы предполагаем национализировать, но, к нашему сожалению, два дня тому назад американская авиация разбомбила шкодовские заводы, что вызвало глубокое огорчение среди чехословацких влиятельных кругов и чехословацкого народа, тем более, что авиация подвергла бомбардировке эти заводы в период кануна краха гитлеровской Германии, а не в момент, когда заводы Шкода выполняли военные заказы Гитлера против Советского Союза. Даже те чехословацкие деятели, которые прибыли из Лондона и находились там до некоторой степени под влиянием англо-американских кругов, также были глубоко разочарованы действиями американской авиации, направленными на подрыв экономической мощи новой Чехословацкой Республики.

Выслушав Рад[у] и Эрбана, я обещал подробно доложить их просьбу послу.

На этом беседа закончилась.

Советник Посольства СССР
в Чехословакии
Демьянов

АВП РФ. Ф. 0138. Оп. 26. П. 132. Д. 8. Л. 62-64. Подлинник.

___________________
1 Разослана А.Вышинскому, в 4 ЕО, в дело.
2 Договоренность о встрече советника посольства СССР в Чехословакии Н.Демьянова, курировавшего экономические вопросы, с представителями Министерства промышленности Чехословакии была достигнута 11 апреля 1945 г. в ходе беседы В.А.Зорина с министром промышленности Б.Лаушманом. Именно Лаушман поставил перед Зориным вопрос о возможности отправки в Чехословакию советских советников в связи с предполагаемой национализацией промышленности. Однако при этом Лаушман заметил, что вопрос о советниках еще не обсуждался и не решен правительством, но «он предполагает поставить этот вопрос» (Восточная Европа в документах российских архивов. 1944—1953 гг. Т. 1. 1944—1948 гг. Москва — Новосибирск, 1997. Док. № 63).

 

 

№ 56

Докладная записка Л.П.Берии И.В.Сталину и
В.М.Молотову о закрытии границы между Польшей
и Чехословакией и пресечении попыток поляков
возвратиться на территорию Польши из Чехословакии1

г. Москва

29 мая 1945 г.
СОВ. СЕКРЕТНО
ОСОБАЯ ПАПКА

ГОКО - товарищу СТАЛИНУ И.В.
НКВД СССР - товарищу МОЛОТОВУ В.М.

Наш советник при Министерстве общественной безопасности Польши тов. СЕЛИВАНОВСКИЙ сообщил начальнику погранич-

194

 


ных войск Юго-Западного округа, что, по мнению Польского правительства, границу Польши с Чехословакией необходимо закрыть и поляков, которые эвакуировались с немцами или находились в период немецкой оккупации в других странах, через границу на территорию Польши не допускать.

В связи с этим, начальник пограничных войск Юго-Западного округа дал пограничным отрядам указание, — эту категорию лиц при попытке их перехода на территорию Польши возвращать обратно в Чехословакию, а лиц, нарушающих границу преднамеренно, задерживать и передавать в органы Министерства общественной безопасности.

НАРОДНЫЙ КОМИССАР
ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР -
Л. БЕРИЯ

ГА РФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 96. Л. 183. Заверенная копия.

___________________
1 Разослана в Секретариат НКВД СССР. На документе имеется следующая помета: «Основание: сообщение т. Стаханова за № 18/3/1087 от 29.V.45 г.».

 

 

№ 57

Из стенограммы выступления М.Ракоши в ОМИ ЦК
ВКП (б) о положении в Венгрии и деятельности
венгерской компартии

г. Москва

23 июня 1945 г.
СЕКРЕТНО

Тов. ДИМИТРОВ.

Тов. Ракоши находится несколько дней в Москве, и мы попросили его сделать информацию о положении в Венгрии и деятельности компартии Венгрии. Тов. Ракоши охотно согласился. Предоставляю ему слово.

Тов. РАКОШИ.

Товарищи, я буду говорить о положении нашей компартии, буду говорить о других рабочих организациях, потом о других партиях, об общем положении нашей партии и задачах, которые перед нею стоят.

Четыре-пять месяцев тому назад мы имели до известной степени монополию, потому что все другие партии были расшатаны, но теперь это положение коренным образом изменилось. Теперь другие партии работают, иногда и против нас, организуется капиталист, который был довольно расшатан. Находятся американцы и англичане, которые работают и помогают силам, которые

 

195

 


не всегда демократически настроены. Так что теперь положение для нас труднее.

Что касается численности нашей партии, мы теперь уже имеем почти 200 тысяч членов. Месяц тому назад, точнее 20 мая, партия имела немного меньше — 150 тысяч. Так что в течение одного месяца мы получили 50 тысяч новых членов. Это отчасти результат нашей работы. Мы выдвинули лозунг восстановления разрушенной страны и начали на основе выработанного плана кампанию. Эта кампания очень понравилась рабочим, и они опять пошли к нам. Если эта кампания продолжится, то можно предвидеть, что через два месяца партия будет иметь 300 тысяч членов. Мы думаем, что это будет очень много, и уже ищем возможности тормозить этот наплыв. Вопрос не такой простой, потому что новые члены — это в большинстве хорошие простые рабочие и крестьяне, и, если мы их не возьмем, тогда их возьмут другие партии. Кроме того, у этих людей будет неприятное чувство, они уйдут от компартии оскорбленными. Поэтому мы решили попробовать такой тормоз, что идет обмен временных партбилетов на постоянные, и дали указание не выдавать постоянных партбилетов тем, которые допустили ошибки. Помимо этого, партбилет может выдать только райком, а не местная организация. Таким образом, мы попробуем удалить такие элементы, которые случайно попали в партию.

Это очень серьезный вопрос, так как в партии около 2 тысяч старых подпольщиков и около 20 тысяч таких людей, которые раньше были или в социал-демократической партии, или в профсоюзах, и остальные новые люди, которые все почти никогда не были ни в профсоюзах, ни в политических партиях...

Огромный недостаток у нас в кадрах. Я скажу, товарищи, что это везде так, даже иногда и в Советском Союзе. Когда я приехал туда, наша партия имела 15 тыс. членов, и они говорили, что дальше мы ничего сделать не можем, у нас нет кадров. Потом в течение 5 месяцев мы передали в распоряжение государства, армии и полиции и т.д. не меньше 20 тыс. членов партии. Партия здоровая, растет, но в то же время растет спрос на коммунистов, причем в очень ответственные места, так что в этом отношении мы иногда очень рискованно экспериментируем: пошлем людей на ответственную работу и не знаем, как они работают. Иногда имеются довольно сильные промахи. Например, таким промахом является наш министр торговли, которого мы потом заменили1.

Теперь, что касается нашей работы в профсоюзах. Профсоюзы растут очень бурно. Членство в профсоюзах, наверное, уже более полмиллиона, и я думаю, что кроме Италии и Франции нигде на континенте такой массы в профсоюзах нет. Конечно, страна еще не централизована в том смысле, что движение поездов везде очень неопределенно, и поэтому есть большие провинциальные профсоюзные организации, которые очень рыхло связались с центром, но все-таки там тоже растет огромное профсоюзное дви-

196

 


жение. Положение там такое, что эти профсоюзы все без исключения в руках социал-демократии были, а теперь после освобождения страны Красной Армией коммунисты взяли все эти профсоюзы, кроме профсоюза печатников. Все профсоюзы имеют коммунистических секретарей или коммунистическое большинство. Генеральный секретарь, ну, скажем, нашего ВЦСПС, как здесь говорят, тоже коммунист.

Сейчас положение начинает становиться немножко труднее, потому что вернулись старые профсоюзные деятели социал-демократы, которых немцы арестовали в прошлом году. Они вернулись и видят совершенно новое положение, конечно, они начнут бороться за старое положение, а мы крепко защищаемся.

Имеется несколько мест, где наше положение довольно тяжелое, например, у металлистов, где значительный слой рабочей аристократии. Там социал-демократы очень крепко работают, и нам придется не менее крепко защищаться. Мы теперь подбрасываем туда новых профсоюзных рабочих.

Новой организацией у нас являются заводские комитеты. Эти комитеты играют огромную роль как завоевание нового положения. Имеется закон, который регулирует действия этих новых заводских комитетов. Эти комитеты имеют очень широкие полномочия и контролируют до известной степени заводы. Это получилось потому, что значительная часть капиталистов бежала с немцами и теперь боится вернуться на заводы. Рабочие очень энергично их вернули с заводов, они заявили: мы сами восстанавливали завод, без капиталистов, теперь можем жить без капиталистов. Эти рабочие комитеты очень левацкие и очень норовят если не в социализацию, то в национализацию. У нас иногда очень тяжелое положение с ними, они не хотят верить, что Москва согласна с тем, чтобы не наступать немедленно на социализацию. Мы очень много занимались этими комитетами, потому что действительно, если положение будет такое, что мы будем идти одним шагом дальше, тогда эти комитеты нам дадут огромную помощь...

Национальные комитеты, которые в первые недели играли огромную роль, пока государственной или городской администрации не было, теперь менее активны, потому что значительная часть их роли перешла к государственной или городской администрации.

Мы хотели создать недавно центр, вроде ЦК этих национальных комитетов, но потом у нас явилось сомнение, потому что в правительстве нет ни одного настоящего вождя политической партии, а в этом генеральном комитете, как мы его назвали по-венгерски, были бы все руководители крупных партий, так что эта организация имела бы больший политический вес, чем правительство.

ДИМИТРОВ. Разве это плохо?

РАКОШИ. Товарищи из Союзной Контрольной Комиссии боялись, что есть опасность двоевластия. Так что мы воздержались от этого.

ДИМИТРОВ. Какие функции?

197

 


РАКОШИ. Приблизительно как в Болгарии. В свое время в Болгарии возник этот вопрос. Там 6 пунктов было. Мы эти 6 пунктов и списали. Тут мы совершили плагиат, так как это было подходяще и для нас, мы протеста из Болгарии не боимся.

Что касается других партий, то надо сказать, что мы идем рука об руку с социал-демократами. Имеются комитеты связи не только у ЦК партии, в Будапеште, но даже в отдельных районных городах и во всех больших городах.

Работа в центре идет сравнительно хорошо. До сих пор не было значительных конфликтов, но в провинции положение довольно трудное, и можно предвидеть, что будет еще труднее. Это потому, что из социал-демократической партии значительная часть рабочих, особенно молодых, перешла в коммунистическую партию. На их место пришли мелкобуржуазные элементы, мелкие чиновники, отношение которых к коммунистической партии совершенно другое, чем старых рабочих. Это одно.

Во-вторых, вернулись из Германии старые вожди и, между прочим, Пейер, старый вождь социал-демократии. Они не проживали эти 14 месяцев в Венгрии, они не видели перелома внутри пролетариата в пользу коммунистов, и они до известной степени в ужасе, что ушли при таком положении, когда социал-демократическая партия имела монополию в рабочем движении, когда коммунистов видно не было, а вернулись и видят, что все профсоюзы в руках коммунистов, что социальное страхование и другие организации или в руках коммунистов, или коммунисты играют в них решающую роль. Конечно, они не рады этому, и чувствуется, что будут трудности. Мы требовали от социал-демократического левого крыла, чтобы они поставили вопрос принципиально.

Главный вопрос внутри социал-демократической партии — это вопрос о сотрудничестве с коммунистами. Левое крыло сотрудничает, а правое крыло против, конечно, они открыто об этом не говорят, но в каждом вопросе это чувствуется.

Мы предлагали социал-демократическому левому крылу, чтобы они принципиально поставили вопрос — хотят они работать с компартией или нет. У них такое положение, что старый ЦК выбирался в 1941 году, и там большинство имеет правое крыло. Они хотят выйти из положения тем, что назначают разных членов этого правого крыла на государственные посты. При каждом вопросе у них внутренний спор, и от этого общая работа страдает...

Приблизительно такое же положение внутри других партий. Партия мелких землевладельцев — это, по существу, партия кулаков. Там также правое крыло, которое против национального объединения демократических сил, а в левое крыло входит теперешний вождь партии Тильди, у которого жена симпатизирует с коммунистами, у нее отца убили после революции в Венгрии. Там идет огромная борьба внутри партии мелких землевладельцев. Положение этого Тильди очень тяжелое, и у нас тяжелое положение. Если Тильди согласен с нами по тому или другому вопросу, тогда начинают нападать правые на него, что он, по существу, исполня-

198

 


ет приказы коммунистов. А если не нападем, это тоже очень трудно. Так что там положение очень щекотливое, и от этого там тоже развитие страдает, потому что в партии всегда трения...

У нас имеется новая молодая партия батраков. Это Национальная крестьянская партия. Это приблизительно как румынская партия Гроза. Партия молодая, но в нее входят самые известные писатели крестьянского происхождения. Они очень известны, имеют большое влияние внутри бедных крестьян и внутри венгерской интеллигенции, но зато у них нет никакого политического опыта, никогда они партией не руководили. Это совершенно новые люди. Они очень близки к нам...

Положение у нас такое, что самое маленькое членство имеет коммунистическая партия, потому что у нас строгий контроль. Затем идет эта партия, она крепка в нескольких комитатах, но влияние этой партии растет. У социал-демократов и у мелких земледельцев членство большее, потому что они берут каждого. Так что у нас можно предполагать [, что] 600 — 700 тыс. имеют в кармане партийные билеты, а есть такие, которые имеют 3 — 4 партийных билета, потому что они не знают, какая партия самая настоящая. Но факт, что это очень серьезный вопрос, потому что ежедневное явление, что человек вступит в социал-демократическую партию с тем, что он завтра будет представителем этой партии, бургомистром или каким-нибудь государственным чиновником, и раз у них партийный билет, все-таки они связаны с этой партией. Мы очень страдаем в этом отношении, и товарищи штурмуют нас.

Возьмите вопрос с фашистами. В Венгрии были сотни тысяч фашистов, огромное большинство из них рабочие или батраки, потому что фашистская партия до войны была легальной оппозиционной партией. Они были членами фашистской партии или потому, что обманули их, или потому, что фабриканты и работодатели заставляли их быть членами фашистской партии. Мы до сих пор принципиально поставили вопросы и не приняли их. Мы дали им такой совет — идите в профсоюзы, поработайте там месяцев шесть — год, мы посмотрим, как вы работаете, потом приходите к нам. Социал-демократы не так строги, и они немедленно берут их к себе. В городе Мохач, Дунайская гавань, где порт в руках австрийского пароходного общества, то там все рабочие должны были быть членами фашистской партии. Несколько рабочих отказались вступить, их выбросили, остальные согласились, потом теперь вступили в нашу партию. Но так как другие рабочие возражали против того, чтобы мы их держали у себя в партии, нам пришлось их исключить, а социал-демократы немедленно приняли их. В таких вопросах мы до сих пор держали принципиальную линию партии.

(т. Димитров: Надо было до конца держать принципиальную линию.)

— Мы держали, остальные возражали. У нас это очень сложный вопрос.

199

 


У нас имеется еще одна партия, партия городских демократов, очень слабая партия, потому что городских средних слоев немецкого или не-еврейского происхождения мало. Так что эта партия очень слабо развивается.

Всем этим партиям можно дать одну характеристику, что они чувствуют себя все еще оппозиционерами, они не понимают, что отвечают за правительство, за страну, и очень часто сбиваются на старый лад, когда были в оппозиции, и иногда очень демагогично.

Например, когда мы критиковали полицию, где много коммунистов, что они плохо работают, социал-демократы начали хвалить полицию, потому что они заметили, что полиция не любит критику, там было недовольство от коммунистической критики. И вот социал-демократы выступили защитниками полиции. Этим они затруднили улучшение работы полиции, зато эта демагогия дала им возможность получить некоторое влияние внутри полиции.

Или другой пример. Мы сдерживаем рабочих, если они восстают против тяжелого материального положения. Социал-демократы наоборот. Раньше, во время войны они никогда не требовали забастовок, а теперь дают рабочим совет — забастуйте дня на два, вам дадут продовольствия.

Так что из-за этой безответственности у партий очень много трудностей, и нам приходится им напоминать, что они в ответе за правительство. После этого они некоторое время держатся прилично, потом опять начинают.

Каково теперь наше положение внутри государственной власти? У нас три министра, но это не руководящие министры. Руководящими министрами у нас считаются министр-президент, военный министр, министры внутренних и иностранных дел. Это политические министерства, но они не в руках коммунистов. Коммунисты министры — это земледелия, торговли и здравоохранения. Зато там находятся т.т. Гере и Надь, которые, конечно, крепче других во всех отношениях. Тов. Надь хорошо развился, имеет большое влияние и очень хорошо понимает сельское хозяйство. Он, по существу, единственный специалист, который прекрасно понимает вопрос, и наши аграрии иногда с ужасом спрашивали, откуда у вас коммунист, который даже в лошадях понимает. Это для них совершенно непонятно.

Одним словом, заседание министров часто выглядит так, что большинство других партий болтает, потом коммунист возьмет слово, излагает положение. Наступает молчание, потом кто-то говорит: придется принять коммунистическое предложение. Между прочим, так и в других комиссиях, например, в комиссии, где речь идет о банках. Они без инициативы коммунистической партии, конечно, ничего не сделают. Прения начинаются серьезные только после того, как коммунист от имени партии скажет ее мнение...

Что касается полиции, полиция, по существу, в руках коммунистов. Это имеет очень много негативных сторон, потому что у коммунистов нет ни одного профессионального полициста2. Это также профессия, например, нужно уметь хорошо составлять акт

200

 


допроса. Наши товарищи этого не понимают, они не забыли только то, как их били при аресте. Это одно, что они знают. Бывает очень нехорошо, когда арестуют товарища и, пока он достанет свой партбилет, ему успеют уж дать четыре пощечины, потом просят извинения.

У нас ужасная нехватка в хороших полицистах, и мы всеми способами этим занимаемся, потому что реакция сосредоточивает все свое внимание, все свои нападки на коммунистах. Они говорят, что полиция плохая потому, что там коммунисты, мы сейчас туда пошлем лучших людей. Министр-президент также требует выбросить комму